предыдущая главасодержаниеследующая глава

Рябинник

Рябинник - один из наиболее многочисленных и заметных дроздов нашей страны. Его ареал имеет удивительную историю и структуру. Он целиком занимает лишь Скандинавский полуостров и восточную часть Европы. Не гнездится рябинник в Южной Европе, нет его в Испании, на большей части территории Франции. В отличие от белобровика нет этого дрозда ни в Исландии, ни в Ирландии, ни в Англии. С другой стороны, на территории европейской части СССР, как и белобровик, рябинник гнездится даже в кустарниковых зарослях тундры. Все эти особенности характеризуют его как северную холодоустойчивую птицу. Об этом свидетельствует и ареал восточносибирского подвида, широко заселяющего северные леса Якутии, до самых притундровых районов. На большей части своего ареала рябинник тесно связан с белобровиком, который очень часто гнездится вместе с ним в одних и тех же колониях.

Свои колонии рябинники нередко устраивают по заболоченным высокоствольным лесам, особенно по границам болотистых низкотравных лугов, полей и речным долинам. Фото Г. Н. Симкина
Свои колонии рябинники нередко устраивают по заболоченным высокоствольным лесам, особенно по границам болотистых низкотравных лугов, полей и речным долинам. Фото Г. Н. Симкина

Однако в Сибири ареалы этих птиц резко не совпадают. Если белобровик наиболее интенсивно расселяется по северным лесам и лесотундре и гнездится уже на Колыме, обходя стороной южные районы Сибири, то рябинник в Сибири, наоборот, тщательно осваивает именно ее южную часть. Резкое несовпадение северных и южных границ ареалов двух этих экологически близких видов в Сибири позволяет считать белобровика более северным и холодоустойчивым видом, а рябинника - более южным.

Такой вывод заставляет уделить особое внимание третьему, так называемому западному подвиду рябинника, ареал которого как бы подстилает с юга ареалы двух северных подвидов. Наличие этого подвида противоречит истории ареалов европейских птиц в ледниковый период. В это время большинство птиц было вытеснено ледниками с большей части территории Европы в ее западные и южные районы, изолировано там на многие тысячелетия, и, как правило, сохраняется там до наших дней. С рябинником, как и с белобровиком, этого не случилось. Некоторые исследователи, пытаясь объяснить этот факт, предполагают, что рябинник как вид сформировался в полосе притундровых заболоченных редколесий, что и позволило ему в дальнейшем заселить север Европы и Сибирь.

Бурый верх, серая голова, ярко-желтый клюв и не менее заметное серое надхвостье отличают рябинника от других наших дроздов. Фото М. В. Штейнбаха
Бурый верх, серая голова, ярко-желтый клюв и не менее заметное серое надхвостье отличают рябинника от других наших дроздов. Фото М. В. Штейнбаха

"Притундровой" облик рябинника отчетливо проявляется и в наши дни. В тундре и лесотундре он гнездится небольшими группами - колониями по поросшим ивняками заболоченным участкам. Нередко строит свои крупные гнезда на земле, на кустах и в нишах береговых обрывов, тщательно выкладывая средний слой гнезда чашевидной прослойкой из мокрой земли или из глины. У таких гнезд обычно бывает утолщенное дно. На Урале, в европейской и западносибирской тайге, а также в сибирской лесостепи, мелколиственные березово-осиновые колки которой очень близки по экологическим условиям к приледниковой лесотундре, колонии рябинников наиболее часто встречаются именно в кочкарных заболоченных сосновых, березовых, осиновых или смешанных участках леса, расположенных рядом с открытыми пространствами: лугами, поймами рек, болотами, вырубками.

Небольшой островной участок высокоствольного леса, заболоченный кочкарник рядом с открытым пространством сырого низкотравного луга - классическое место расположения наиболее крупных гнездовых колоний этого вида. В южной полосе лесов рябинник также чаще всего располагает свои гнездовые колонии в поймах рек, на опушках высокоствольных лесов по границам с заболоченным лугом или хорошо увлажненным полем. Близость сырого луга или травяного болота и здесь является важным условием гнездования этого вида. Близость воды или влажного грунта необходима рябиннику не только для сбора мокрой земли при постройке гнезда, она определяется особенностью его питания - дождевыми червями и наземными моллюсками.

Во многих районах своего ареала, особенно в полосе хвойно-широколиственных и широколиственных лесов Европы, рябинник гнездится и в относительно сухих, близких к большим полянам участках леса. Но в этих случаях он выбирает для своих колоний леса с изреженным и низкотравным напочвенным покровом и плодородными почвами, богатыми перегноем, а следовательно, дождевыми червями и наземными моллюсками. Особенно отличает рябинник влажные березовые и сосновые рощи, хотя и гнездится даже в ельниках с примесью лиственных пород. Часто устраивает колонии в припойменных лесах (уремах), располагая гнезда в густых и относительно высоких зарослях черемухи и других кустарников.

Это гнездо рябинник построил на крыше скворечника, даже не обратив внимания на то, что домик уже был занят мухоловкой-пеструшкой. Фото М. В. Штейнбаха
Это гнездо рябинник построил на крыше скворечника, даже не обратив внимания на то, что домик уже был занят мухоловкой-пеструшкой. Фото М. В. Штейнбаха

При высоких урожаях рябины эти дрозды остаются на зимовку и в относительно северных районах - в Вологодской, Псковской, Новгородской и даже Архангельской областях. Хотя с истощением запасов рябины к середине зимы все же откочевывают к югу. В последние годы часто зимуют даже на проспектах больших городов, кормясь плодами рябины над сплошными потоками людей и машин.

На местах гнездовий появляются рано. В средней полосе России - в первой декаде апреля. Зимуют и возвращаются на гнездовья нередко большими (по 60-100 и более птиц) стаями. Зимой в городах можно увидеть стаи до 200-300 и более птиц. В прилетевших первыми стаях в основном старые самцы, хотя встречаются и старые самки.

Первые дни рябинники держатся стаями по опушкам лесов, поймам рек, в наиболее кормных и освободившихся от снега местах. Со сходом снега приступают к выбору места колонии. Часто при этом гнездятся и отдельными парами, неподалеку от больших колоний. Иногда район гнездования охватывает довольно обширные территории, в пределах которых разбросанные отдельными парами и небольшими группами птицы поддерживают постоянную связь с центральной или даже несколькими колониями, образующими как бы ядро или ядра огромного поселения. Эта связь выражается в сборе птиц для защиты гнезд от хищников и других врагов.

Ядро крупных колоний образуют прилетевшие в первых группах старые самки и самцы, которые выделяются размерами, яркой окраской и поведением. Они приступают к постройке гнезд раньше более молодых особей. В дни массового появления самок и молодых птиц заметно увеличиваются активность птиц и токование. Причем места колонии часто не совпадают с трассами основного пролета, и тогда ток развертывается вне колонии, где-нибудь в пойме реки, на опушке леса, но не далее 1 км от самой колонии.

Самки появляются утром. Еще на рассвете токующие самцы, ждущие самок, занимают вершины высоких деревьев, стоящих на заметных местах по пути пролета. Возбужденные самцы с верещанием, квохтаньем и треском вступают в напряженную борьбу за лучшие наблюдательные пункты. Токующие самцы рябинников горбятся, распускают крылья и хвост, вертятся на своих вершинах и ветках, кланяются, мелко трепещут крыльями, если есть возможность, перелают трепещущим токовым полетом с дерева на дерево и встречают самок необычной токовой песней - бесконечным крикливым и скрипучим верещанием.

Интересно, что при развитии колониального образа жизни рябинники утратили так характерную для множества других птиц и, в частности, дроздов-белобровиков громкую призывную песню. В качестве токовой песни они используют подпесню, развитую у всех певчих птиц. Подпесня - это набор очень древних, почти всегда скрипучих и скрежещущих, иногда щебечущих звуков, в которую у большинства птиц вплетаются в неизменном или искаженном виде их собственные позывы. Физические особенности звуков подпесни обеспечивают ее действие лишь на коротких дистанциях. Подпесня как бы маркирует для самок токовое состояние самцов, уровень возбуждения, силу и опыт самца. По этим признакам - сложности, разнообразию и силе звуков подпесни, четкости и выразительности токовых поз - самки и определяют лучших самцов, их возраст, силу, иерархический ранг.

Выпадение громкой песни из вокального репертуара колониальной птицы свидетельствует о том, что громкая песня выполняет важные призывные (маячные) функции при образовании брачной пары (песня работает как ориентирующий самок маяк), а также важные территориальные функции, охраняющие пару и ее гнездовой участок от вторжения других гнездовых особей своего, а иногда и других видов. Исчезновение громкой песни у рябинников было связано именно с необходимостью ослабления антагонистических территориальных взаимоотношений у колониального вида, характерных для птиц с парным гнездованием. Этот фактор, по-видимому, был важнейшим условием развития настоящей высокой колониальности, так как исчезновение песни явно ослабило призывные ориентирующие функции звуковой сигнализации и привело к необходимости развития более сложных и энергетически невыгодных форм демонстративного токового поведения. Токование рябинников сопровождается не только исключительно высоким возбуждением и враждебными действиями самцов, но и большим расходом энергии. Резко выраженное токовое поведение на наиболее заметных и открытых местах делает токующих рябинников значительно более легкой добычей пернатых хищников, активно нападающих не только на токующих, ослабивших свое внимание птиц, но часто и на птиц, гнездящихся неподалеку от колоний рябинников.

При появлении самки и посадке ее на дерево токующий самец спускается ниже и развертывает перед ней довольно сложный ритуал демонстраций. Он вертится на сучке, горбится, трепещет крыльями, поднимает и опускает широко развернутый хвост. Часто пары составляются очень быстро (в течение 2-3 мин). Если самка принимает ухаживание самца и склоняется к формированию пары, самец переходит ко второй фазе брачного поведения. Особым планирующим полетом, широко раскрывая крылья, он перелетает на небольшие расстояния, часто присаживаясь на деревья, и уводит самку к месту колонии.

Большие колонии (30-50 и более пар) формируются в течение нескольких дней (иногда более недели) и имеют сложную этологическую структуру. Ядро колонии образуют опытные старые птицы - основатели колонии, приступающие к постройке гнезд на несколько дней раньше, чем прилетающие позже более молодые птицы. Они не только выбирают лучшие деревья, но и строго оценивают защитные, кормовые, ориентационные особенности ядра колонии и всего поселения. В результате позже прилетающие молодые формируют периферийные участки колонии. Однако и между ними нередко идет напряженная борьба, и птицы более высоких рангов, даже прилетевшие позже, могут проникнуть в центр колонии, оттесняя на ее периферию самых молодых, робких и слабых особей.

В опубликованных работах встречаются указания на исключительно высокую плотность расположения гнезд в колониях рябинников (до 4-5 гнезд на одном дереве). Однако такие случаи наблюдаются редко. Наши наблюдения показывают, что колониальность рябинников весьма относительна. При формировании колонии, поведении в стае, на местах кормежки и сбора строительного материала для гнезд рябинники часто демонстрируют высокую агрессивность по отношению друг к другу. Самцы активно изгоняют других самцов со своего гнездового дерева. Более того, отдельные пары птиц стараются не встречаться рядом на местах сбора гнездового материала или кормежки во время постройки гнезда. Если такие встречи и происходят, более взрослые и опытные самцы нападают на более слабую пару и прогоняют ее. Однако и в таких условиях работа по освоению колонии и строительству гнезд не ослабевает. Птицы быстро усваивают относительно строгий ритм деятельности, исключающий одновременный контакт разных пар. Интересно, что при коллективном вылете для кормежки на поля, в поймы рек или на луга рябинники в группах ведут себя более мирно, хотя и здесь птицы более высокого ранга нередко проявляют агрессивность, пытаясь обеспечить себе более комфортабельные условия кормежки или сбора корма.

Гнездо у рябинников строит самка. Самец при этом сопровождает, охраняет ее и место гнездования или гнездовое дерево. Гнездовой материал (сухие травинки, веточки, корешки и мокрую землю) самка, по возможности, собирает поблизости от гнезда. В теплую и сухую погоду строительство гнезд идет очень быстро. Однако в тех случаях, когда дрозды сооружают особо толстую глиняную прокладку, что чаще случается в более ветреных, холодных и дождливых районах или в годы с подобными условиями, строительство затягивается на 7-10 дней и после завершения гнезда птицы просушивают его еще несколько дней. В северных районах рябинники строят самые тяжелые гнезда с особенно толстой прослойкой глины. В теплые и относительно сухие годы (или в таких же районах) количество глины может значительно сокращаться и тогда гнездо возводится очень быстро - в течение 2-4, а иногда даже и 1 дня. Особенно быстрое завершение гнездостроения нам удавалось наблюдать в тех случаях, когда мы специально выкладывали у колонии хорошее сухое сено.

Кладку из 4-7 зеленоватых с бурыми пятнами яиц в мае - июне насиживает одна самка в течение 13-15 суток. Самец в это время охраняет ее, принимает активное участие в защите колонии. Во время насиживания он не кормит самку и ей самой приходится добывать себе корм. Выкармливают птенцов оба родителя 12-13 дней.

Рябинники - очень смелые, активные и даже воинственные птицы. В колонии они дружно нападают на хищников и почти всегда изгоняют их. Смело могут они нападать и на наземных животных, в том числе и на человека, пролетая над самой его головой и нередко обрызгивая пометом (поведение, характерное для оборонительной реакции рябинника и некоторых других дроздов). У рябинников очень много врагов. Основным врагом в большинстве случаев становится ворона, часто устраивающая гнездо по соседству с колониями дроздов. Однако, заметив ворону, появившуюся в колонии, даже одиночные самцы смело нападают на нее и неизменно обращают в бегство.

Эта активная защита района колонии рябинниками привлекает к ним большое количество мелких воробьиных птиц. В колониях этих дроздов или на их окраинах нередко в массе гнездятся зяблики, пеночки, зеленушки и многие другие птицы. Во многих колониях в качестве непременного участника поселяется парочка зеленых пересмешек. Связь пересмешек с колониями рябинников, скорее всего, исторически и экологически вполне обоснованна. Присутствие в колонии этого прославленного имитатора, включающего в свой звуковой репертуар сигналы птиц, гнездящихся вместе с ним в поселении рябинников, придает колонии особую целостность и организационное единство своеобразного мирка.

Однако активная защита гнезд все же не спасает колонии. Кладки и птенцов рябинников и их компаньонов по поселению губят и растаскивают, помимо ворон, дятлы, сойки, белки, иногда сони и ночные хищники. Поэтому даже в колониях гнездовой период рябинников растягивается на 1-1,5 месяца. При этом высокая плодовитость (по-видимому, высшая среди всех наших дроздов) определяется их высокой активностью при повторных кладках. Весенние и летние холода и дожди, а также хищники могут погубить колонию целиком.

В местах, где птиц не тревожит человек и хищник, они могут гнездиться рассеянными парами, мелкими группами на небольшой высоте. Их гнезда нередко находят на земле, на поваленных стволах и невысоких пнях, на обломанных ветровалом деревьях на высоте 0,5-2 м. В местах, интенсивно посещаемых человеком или скотом, а также наземными хищниками, рябинники гнездятся высоко в кронах (на высоте 10-17 м). При гибели колонии, а также при второй кладке, отмечаемой лишь у отдельных птиц, рябинники переходят к парно-территориальному образу жизни. Гнездящиеся отдельными парами птицы с большей осторожностью выбирают места для гнезда (гнездовую микростацию), лучше маскируют гнездо и к тому же ведут себя более осторожно и тихо. Сохранение кладок и выводков в этих случаях оказывается более надежным. Все это позволяет сделать вывод, что колониальность рябинников скорее характеризует их как молодой, активно накапливающий свою численность, расселяющийся и активно осваивающий ареал вид.

В этих условиях стайность и высокая пространственная подвижность рябинников обеспечивают им активное освоение новых географических районов. Мобильная стая-колония служит своеобразной "боевой" единицей, способной не только совершать далекие броски в неизведанные районы, но и активно разыскивать и осваивать наиболее благоприятные в каждом гнездовом сезоне участки. При освоении новых районов для активно расселяющихся и только формирующих свой ареал видов стая выступает как особый механизм охраны специфического для данной группы генотипа (набора наследственных свойств, определяющих комплекс приспособлений группы к особому типу природных условий). Такая стратегия освоения больших географических пространств экологически и генетически разнородными и одновременно специализированными группами на фоне высокой подвижности этих групп - широко распространенный у птиц прием расширения ареалов. Эти наблюдения подтверждаются так характерными для рябинников колебаниями их численности в различных районах и в отдельные годы. Этой чертой рябинники очень напоминают клестов, чижей, чечеток и многих других птиц молодых энергично развивающихся видов.

Очень интересна и сложна звуковая сигнализация рябинников. Их звуковой репертуар включает очень большое число сигналов. Однако исключительно высокая активность и эмоциональность этих птиц очень затрудняют изучение их "языка". При высокой эмоциональности многие сигналы даже в относительно спокойных условиях рябинники издают целым каскадом, а при высоком возбуждении в стае смешивают с невероятной скоростью и неуемной энергией. И тем не менее можно наметить несколько приемов, позволяющих разобраться в значении отдельных звуков и в принципах функционирования такого "эмоционального языка".

Один из важнейших приемов - наблюдение за отдельными парами гнездящихся птиц, которые ведут себя очень осторожно и стараются не издавать ни одного лишнего звука. Эти птицы каждый тип сигнала издают в строго определенных ситуациях, последовательно и "вдумчиво" соизмеряя тип сигнала с типом обстановки и характером ее изменений. При внимательном наблюдении основные особенности звуковой сигнализации рябинников можно представить себе, изучая потоки сигналов и в возбужденной стае, так как невероятная смесь звуков на самом деле имеет те же довольно строгие законы смены и следования сигналов, которые мы наблюдаем и у одиночно гнездящихся птиц. В потоках сигналов летящей или нападающей на хищника стаи рябинников присутствуют и появляются лишь те звуки, которые по своему значению соответствуют пусть мгновенно, но закономерно меняющимся микроситуациям и эмоциональным состояниям птиц.

Для понимания этого стохастического сигнального потока мы должны лишь научиться столь же дробно, мгновенно и всесторонне уметь оценивать эти состояния и их стремительные изменения. Как и в случаях с другими эмоциональными видами птиц, мы должны лишь отчетливо представлять себе три основных плана или класса ситуаций, которые отражаются одними и теми же или очень близкими по значению звуками: 1) изменения собственного эмоционального состояния; 2) изменения в сфере взаимоотношений между птицами в стае (в полете, например, расстояний между летящими птицами) и 3) изменения состояний самой внешней среды (отображаемые в звуковом потоке каждой летящей или нападающей птицы).

Первая ступень возбуждения взлетающего с земли дрозда отображается звуком "и" или более торопливо - "и-и-и". В полете аналогичные звуки маркируют первые отклонения ситуации от оптимальной нормы. При более резком взлете или беспокойстве этот звук сменяется или замещается сигналами "ик-ик", или "ип-ип". В более острых ситуациях тревоги или возбуждения рябинник мгновенно переходит или даже начинает взлет с сигналов торопливого квохтания, сменяющегося кудахтаньем, скрипом, верещанием, визгом. Все это комплекс сигналов испуга и стремительного нарастания тревоги.

Однако настоящий испуг при появлении опасности на значительном расстоянии от птицы чаще передается громкими сигналами "чек-чек". В спокойной обстановке и при медленном развитии ситуации тревоги рябинники подают сигнал "квок-квок" или "кок-кок" - это первое предупреждение о появлении опасности. Иногда квохтанию предшествуют также довольно спокойные сигналы "у...у...у", "ук... ук...ук", "тук...тук...тук". Дальше возможно расщепление ситуаций в зависимости от тех состояний, которые при подаче сигналов испытывает птица.

Если дрозд решает оповестить об опасности колонию или других птиц, находящихся от него на значительном расстоянии, он использует цепь сигналов "и...и-и...ик...ик-ик...квок...квок-квок - кудахтанье - верещание или щебет и, наконец - треск". Если ситуация развертывается при непосредственном контакте с другими птицами (самка находится рядом или дрозд заметил опасность, находясь неподалеку от гнезда), дрозд может начать сигнализацию с контактных звуков - тихого "ци...ци-ци", негромкого "пит...пит" или "чип... чип". Возможны и другие контактные звуки: "чри-чри", "чрит-чрит" и, наконец, более торопливое "чи-чи-чи".

В осенних стаях обычными становятся сигналы "и-и" (иканье), квохтание, кудахтанье, щебет, верещание и треск. Эти сигналы могут меняться и появляться в самых разнообразных последовательностях, в зависимости от скорости смены настроений, состояний птицы и ситуации во внешней среде. Эта кажущаяся свобода, нелогичность или беспорядочность изменений определяется тем, что ситуация, особенно в полете, стремительно и непрерывно меняется то в худшую, то в лучшую сторону. И дрозд, начиная слабым возбуждением, иногда вынужден мгновенно переходить к высшему состоянию взволнованности или тревоги, пропуская фрагменты последовательных цепей сигналов.

В спокойных осенних стаях часто слышится контактный, иногда предостерегающий сигнал "пив...пив". Сидящий на маковке дерева одинокий рябинник может встречать налетающую стаю сигналом "чряв-чряв", в ответ на который летящие дрозды или сама сидящая птица издают сигнал "чав-чав", (возможно, сигнал посадки). В таких случаях стая нередко поворачивает или опускается на дерево к сидящей птице.

Основным сигналом тревоги или высшей опасности является треск или его непрерывные волны. Треск бывает двух видов: крупный и мелкий. Крупный треск (из более длительных элементов) характеризует возбуждение у его высшего предела. Максимальная тревога (нападение хищника на гнездо, опасность птенцам, появление вороны или ястреба у гнезда) отображается мелким взволнованным треском.

Как и у многих других воробьиных птиц, у рябинника есть особый сигнал "на ястреба" - высокий и тонкий продолжительный свист. Однако, будучи смелой и очень активной птицей, рябинник даже на хищника предпочитает нападать. Поэтому сигналы так называемой "замаскированной тревоги" (при помощи тонких и высоких свистов) у этих птиц слышатся редко.

При гнездовании в высокоствольном лесу, высоко в кронах деревьев рябинники встречают опасность "иканьем" и неторопливым квохтаньем и ведут себя, очень напоминая кур. В удаленных от постоянной тревоги местах они даже при появлении хищника, коровы или человека неторопливо взлетают с негромким ускоряющимся квохтаньем "ут...ут...квок...квок-квок...ко-ко-ко", по-видимому, точно оценивая свою безопасность. При гнездовании в невысоких припойменных зарослях черемухи и ольхи они всегда более возбуждены и раздражительны и сразу начинают тревогу с пронзительного "иканья", кудахтанья, щебета, верещания и треска. А. С. Мальчевский знал о "говорящем" рябиннике, научившемся произносить несколько человеческих слов. Для других дроздов подобные случаи неизвестны.

Корм рябинники собирают в гнездовой период на земле, на участках с разреженным и чахлым или низким напочвенным покровом, предпочитая низкотравные заболоченные луга или увлажненные поля, а в лесах и парках затененные кронами участки, покрытые гниющей листвой. По земле дрозды передвигаются рывками, постоянно покручивая головой и рассматривая почву, ловкими движениями клюва разбрасывая или даже переворачивая листья и напочвенную подстилку. Основным кормом большинства лесных дроздов являются дождевые черви и наземные моллюски. Во многих случаях почти одними дождевыми червями питаются не только сами взрослые птицы, но и выкармливают ими своих птенцов. Это пристрастие дроздов к дождевым червям иногда обходится им очень дорогой ценой - они в массе гибнут от поражающих червей, а потом и самих дроздов паразитических нематод, при массовом размножении буквально забивающих дыхательные пути и пищеварительный тракт птенцов и взрослых птиц.

Помимо этих специфических кормов, рябинники охотно поедают разнообразных жуков, их личинок, гусениц, куколок и самих бабочек, многоножек, мокриц и других беспозвоночных, обитающих в лесной подстилке, на лугах и полях. При выкармливании птенцов рябинники нередко коллективно вылетают для сбора корма на луга и поля, расположенные в 200-500 м и более от места гнездования, и тогда их постоянно можно видеть летающими на поля или с полей с дождевыми червями в клювах.

Роль самца и самки на разных стадиях выкармливания птенцов различна. Первые 5-6 дней независимо от состояния погоды самка почти все время обогревает птенцов, особенно в дождливые дни. Корм в это время приносит в основном самец. Во вторую половину выкармливания обе птицы работают почти одинаково. Но в конце, как и в начале этого периода, самец чаще кормит птенцов более интенсивно.

Птенцы вылетают из гнезда обычно на 13-14-е сутки после рождения, еще не умея летать. Потревоженные, они иногда выскакивают из гнезд раньше и, как правило, оказываются на земле. Подняться с нее в первые дни они еще не могут, и поэтому часто становятся добычей хищных зверей и птиц. Нередко в холодную и дождливую погоду такие птенцы гибнут от холода. Разлетевшихся птенцов могут кормить не только родители, но и другие дрозды. Поэтому, увидав маленьких дроздят на земле, их не следует "спасать" и уносить из леса.

Массовый вылет птенцов из гнезд в средней полосе России обычно наблюдается с 20-х чисел мая по 10 июня. Нормально выбравшиеся из гнезд птенцы первые дни отсиживаются на деревьях или в кроне кустарников, где их докармливают родители. Вполне самостоятельными, способными перепархивать и взлетать на деревья они становятся примерно через неделю после вылета из гнезд. Большинство дроздов после вылета первых выводков вместе с молодыми начинают кочевать по опушкам лесов, парков, вырубок в поисках кормных мест и ягодников. Лишь немногие птицы приступают ко второму циклу вывода птенцов. Поздние выводки в Подмосковье встречаются в июле и первых числах августа.

С созреванием ягод начинаются массовые кочевки рябинников, собирающихся в летние стаи. Первые кочевки приурочены к созреванию земляники в лесах. Затем в сельскохозяйственных районах стаи рябинников могут нападать на плантации садовой земляники (клубники). Потом птицы могут исчезнуть на неделю или на несколько дней. Это означает, что в лесу созрела черника. Ближе к осени рябинники снова могут появляться в садах, охотно поедая плоды ирги, вишни, смородины, малины.

Осенью они могут нападать на яблони с мягкими и сладкими плодами, расклевывая самые крупные и сладкие яблоки почти до сердцевины. В лесах они, кроме того, охотно кормятся плодами костяники, брусники, крушины, калины, красной бузины, болотной клюквы. Осенью основным кормом становятся плоды рябины и можжевельника.

Однако основным кормом дроздов в осеннее и зимнее время все же является рябина. Ее урожаи определяют места концентраций и условия зимовки этих птиц в северных и центральных районах их ареала. От этих урожаев зависят не только размеры кочующих и зимующих стай, но и районы концентраций этих птиц на зимовках в отдельные годы, а также общая их численность. В годы обильных урожаев рябины многие дрозды в сильные морозы относительно легко переносят зиму даже на севере. На следующий год можно ожидать не только массового успешного размножения, но и резкого роста численности этих птиц. В годы плохих урожаев дрозды откочевывают на юг и там, часто не найдя обильного ягодного корма, питаясь с трудом добываемыми насекомыми, переживают зиму с большим трудом и весной возвращаются на места северных гнездовий ослабленными и истощенными. Много птиц, остающихся зимовать на севере, в неурожайные для рябины годы, гибнет от холода, хищников и недостатка кормов.

Зимой рябинники в основном существуют только за счет плодов рябины. Во многих северных районах они задерживаются до тех пор, пока не осыплют на землю и не уничтожат весь ее урожай. Но следует помнить, что подобное 'уничтожение' на самом деле - великое благо для этого дерева. У рябины хорошо прорастают лишь те семена, которые оказываются обработанными желудочным соком дроздов. Фото Г. Н. Симкина
Зимой рябинники в основном существуют только за счет плодов рябины. Во многих северных районах они задерживаются до тех пор, пока не осыплют на землю и не уничтожат весь ее урожай. Но следует помнить, что подобное 'уничтожение' на самом деле - великое благо для этого дерева. У рябины хорошо прорастают лишь те семена, которые оказываются обработанными желудочным соком дроздов. Фото Г. Н. Симкина

Наблюдательных людей часто поражает "неряшливость" дроздов во время кормежки их на рябинах. Вся земля или снег под деревьями оказываются усыпанными спелыми ягодами. Во время кормежки ягоды сыплются на землю настоящим дождем. Однако "виноваты" в этом отнюдь не дрозды. Это явление - удивительное приспособление самой рябины. При созревании плодов у рябины между плодом и веточкой образуется тончайший пробковый слой, который и обеспечивает обильное осыпание. Дрозды очень нужны и самой рябине, так как прорастание ее семян невозможно без обработки их желудочным соком птиц, который резко повышает всхожесть семян, не переваривая большую их часть. В этом убеждаются многие садоводы, пытающиеся получить из ягод проростки особенно ценных сортов и клонов рябины. Многие из них для этого специально заводили дроздов в клетке и предварительно скармливали им плоды, предназначенные для последующего посева.

А. Н. Формозов, специально занимавшийся изучением клонов рябин, выделял до 15-20 разновидностей этой породы, которые отличались содержанием сахара, витаминов, кислот и других компонентов, придающих плодам особую сладость, горьковатый привкус и т. п.

Процедура стратификации семян рябины с помощью дроздов во многих случаях необходима и при семенном возобновлении различных сортов и клонов садовой рябины, число которых сейчас очень велико не только в нашей стране, но и за рубежом. В наши дни многие любители птиц специально запасают рябину и другие ягодные "дары леса", и зимой с их помощью привлекают и задерживают дроздов у кормушек. На ягодную подкормку охотно откликаются не только дрозды, но и многие другие птицы: снегири, свиристели, щуры. В заснеженном саду или в парке появление всех этих великолепных птиц может стать волнующим и радостным событием нашей долгой и суровой зимы.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ornithology.su/ 'Библиотека по орнитологии'
Рейтинг@Mail.ru