предыдущая главасодержаниеследующая глава

Певчий дрозд

Певчий дрозд не случайно получил свое имя. Его песня привлекала человека с давних времен. Многие любители птиц ставят эту песню рядом с песнями соловья и славки-черноголовки.

Ареал певчего дрозда характеризует его как птицу европейских лесов. Более того, из трех его подвидов - два населяют Ирландию и Англию, а все остальное пространство ареала в Европе, Малой Азии и Сибири занимает один восточноевропейский подвид. История этого дрозда очень напоминает истории белобровика и рябинника. Два ирландско-английских подвида характеризуют его как "северную" птицу. Об этом же говорит и заселение певчим дроздом северных областей Скандинавии, проникновение в европейскую тундру и расселение из Европы в Сибирь. Эта птица не встречается на юге Испании. Нет ее на юге Италии, Греции и Малой Азии. Не живет она и на островах Средиземного моря, которые обычно заселяются всеми древними третичными видами, часто образующими здесь особые подвиды. Все это, казалось бы, говорит об относительной молодости певчего дрозда и северо- или, точнее, северо-западноевропейском его происхождении. Эту гипотезу подтверждает и тесная связь певчего дрозда на гнездовании с елью, точнее с невысоким еловым подростом, а также с можжевельником. О молодости вида свидетельствует и то, что он еще не распространился до южных районов многих средиземноморских стран, где для него есть самые благоприятные условия. Нет этой птицы и на атлантических островах (Азорских, Канарских, Мадейре и Зеленого Мыса), что также свидетельствует о ее североевропейском происхождении и относительной молодости европейских популяций этого вида. Следует напомнить, что в послеледниковое время певчего дрозда больше привлекли таежные леса Европы и Сибири, чем роскошные леса Сардинии, Корсики и Кипра.

На севере гнезда певчего дрозда можно обнаружить даже на одиночных редко стоящих елях. Фото Г. Н. Симкина
На севере гнезда певчего дрозда можно обнаружить даже на одиночных редко стоящих елях. Фото Г. Н. Симкина

Как и многие другие дрозды, певчий любит гнездиться в лесах по краю небольших полянок-болотин или по окраинам лесных болот. Однако здесь его гнезда нередко занимает кулик-черныш, иногда даже изгоняя самих дроздов и выбрасывая из гнезда их яйца. Фото Г. Н. Симкина
Как и многие другие дрозды, певчий любит гнездиться в лесах по краю небольших полянок-болотин или по окраинам лесных болот. Однако здесь его гнезда нередко занимает кулик-черныш, иногда даже изгоняя самих дроздов и выбрасывая из гнезда их яйца. Фото Г. Н. Симкина

В приведенной выше гипотезе есть лишь одно уязвимое место. Это кавказско-малоазийская часть ареала, по современным представлениям заселенная европейским (восточным) подвидом. Ведь Северный Иран и Кавказ для многих дроздов и других видов птиц часто являются убежищами древнейших доледниковых популяций. Уже неоднократно недооценка исторической роли этих областей в эволюции птиц Европы становилась причиной невольных ошибок. Но для решения всех этих проблем необходимы новые тщательные исследования.

На большей части ареала - перелетная птица, в Западной и Южной Европе - зимующая (может быть и оседлой). Большинство исследователей отмечают разнообразие мест гнездования певчего дрозда, считая его обитателем смешанного европейского леса. Однако некоторые ученые прямо указывают на то, что этот дрозд предпочитает еловые леса. В связи с этим отсутствие певчего дрозда в еловых лесах Тянь-Шаня - еще одно подтверждение молодости вида. Тяготение певчего дрозда к еловым лесам особенно бросается в глаза на севере. В полосе хвойно-широколиственных и широколиственных лесов он гнездится в дубравах, кленовых лесах, березняках, борах, в ольхово-березовых лесах с еловым подростом.

Еще недавно певчий дрозд явно предпочитал слабо освоенные человеком участки, хотя и тяготел к опушкам и окраинам крупных лесных массивов. В последние годы он стал гнездиться в садах и парках, особенно если в них есть хотя бы одиночные ели. В Европе отмечено появление певчего дрозда на гнездовании в городах и лесных поселках. Многие исследователи предполагают, что певчий дрозд, подобно черному, в ближайшие десятилетия может стать парковой и городской птицей. На севере он гнездится на равнинах и в горах, поднимаясь на Кольском полуострове в зону березового криволесья, на Урале - до субальпийских березняков с примесью ели и пихты. На Кавказе, по мнению многих исследователей, не гнездится на равнинах, а живет как настоящая горная птица. Однако эти данные требуют тщательной проверки.

На Кавказе певчие дрозды часто гнездятся в горных буковых и дубовых лесах с зарослями рододендрона. Фото Г. Н. Симкина
На Кавказе певчие дрозды часто гнездятся в горных буковых и дубовых лесах с зарослями рододендрона. Фото Г. Н. Симкина

В Подмосковье певчие дрозды появляются в конце первой декады апреля. Птицы летят ночью и их пролет можно определить по отчетливому и резкому "циканью". Летят они поодиночке или небольшими рассеянными группами. Петь самцы чаще начинают через 1-2 дня после появления на месте гнездовий. Однако многие птицы поют и на пролете, ненадолго останавливаясь в разных местах. Так ведут себя многие самцы в течение всего гнездового периода. Случаи, когда певчий дрозд, пропев несколько дней на одном участке, вдруг исчезает, бывают довольно часто.

Гнездится певчий дрозд отдельными парами и никогда не образует колоний, хотя в наиболее благоприятных местах селится довольно густо и становится многочисленным. В большинстве случаев минимальное расстояние, на котором поют гнездовые самцы, колеблется от 150 до 200-300 м. Среди настоящих дроздов певчий - самая "нелюдимая" птица. Особенно нетерпимы к близкому соседству бывают лучшие певцы (по-видимому, старые самцы). Прилетая обычно первыми, они занимают довольно глухие участки леса, хотя и избегают глубины сомкнутых массивов. Недовольство при появлении рядом других поющих самцов своего вида отчетливо проявляется в песне. Она становится скрипучей и торопливой. Встречаясь на одном дереве или сидя на соседних, самцы начинают петь так скрипуче и так захлебываются от ярости, что эту скрипучую песню с полным основанием можно назвать особой песней угрозы.

Старые любители птиц считали, что лучшие певцы ("самые вдумчивые, нарядные и сильные самцы") садятся поодиночке в глухих лесах. Под глухими лесами любители понимали участки, удаленные от человеческого жилья, но обязательно расчлененные мелколесьем, болотами, вырубками или гарями, где по опушкам певчие дрозды иногда гнездятся в "несметном" числе. Выбрав такой уголок где-нибудь в стороне от поселения, одинокий старый дрозд "может задавать ритм" всему огромному поющему лесу. В лучших местах по окраинам высокоствольных лесов, среди травяных болот, поросших кустарником, нам удавалось слышать в утреннюю экскурсию до 100 птиц. Даже при гнездовании на расстоянии 150-200 м друг от друга певчие дрозды так плотно "упаковывают" свои поселения, насчитывающие по 100 и более птиц в "пятне", что в организованной иерархически построенной структуре таких поселений не может быть никаких сомнений. Но так, по-видимому, предпочитают жить в основном молодые птицы или особые расы певчих дроздов.

Песня певчего дрозда относится к классу бесконечных. У нее нет ни определенного конца, ни определенного начала. Начинается она разными, каждый раз новыми звуками, хотя и встречаются птицы, у которых складываются любимые "почины". Певчий дрозд может петь непрерывно и очень долго. Иногда, несколько увеличивая время на "отмолчку" в каждый "прием", он не дает слушателю понять, что поет он равномерными "словами" или "выкриками", строя песню из отдельных четких колен, разделяемых точной отмолчкой. Даже с использованием самой современной аппаратуры в песне певчего дрозда не удается найти более сложных, жестко скрепленных звуковых структур, подобных типам песен и звуковым фигурам других птиц. Не удается пока и нащупать излюбленные последовательности звуков. Создается впечатление, что все колена и звуки репертуара каждой птицы в обычном "рабочем" или "неадресованном" варианте подчиняются закону случайного или свободного перебора. Лишь изредка удается слышать сеансы согласованного пения певчих дроздов, живущих в пределах слышимости песни друг друга. Иногда при появлении рядом с поющим дроздом птицы, звуковые сигналы которой включены в его репертуар, в ответ на крики и песни этой птицы певчий дрозд, подобно другим имитаторам, учащает воспроизведение тех же или близких к ним звуков. Число различных звуков и отчетливо различимых колен в репертуаре каждого дрозда очень велико. У лучших певцов (как правило, старых и опытных самцов) оно достигает нескольких сотен. При прослушивании очень больших фрагментов записей песен многих птиц нам ни разу не удалось сосчитать до конца количество разных звуков, колен и фраз. Таким образом, наиболее характерными особенностями песни этого вида следует признать три основные ее черты: бесконечность, пение четко выраженными коленами и словами и, наконец, обычное повторение наиболее характерных звуков (2-3 раза, а иногда и более). Последний признак позволяет легко отличить певчего дрозда от сходно поющих видов (черного и дерябы).

Невероятно велика индивидуальная изменчивость песни у певчего дрозда. Многолетние записи песен птиц из разных районов, в том числе и птиц, гнездящихся по соседству, пока не позволяют сделать вывод о том, что отдельные колена и типы звуковых структур у этого вида передаются по наследству. Эта ситуация может показаться парадоксальной: по исследованиям некоторых авторов (например, И. Р. Бёме), в отличие от многих других птиц (и дроздов в том числе) выкормыши певчих дроздов, даже взятые из гнезд в первый день жизни и выращенные в изоляции от звуков и песен других птиц, все-таки могут запеть самостоятельно. Хотя песни таких самцов значительно примитивнее и беднее, чем у молодых самцов, выросших на воле, но все же они довольно близки к обычным песням этого вида. Следовательно, многие элементы песни имеют наследственную, генетическую природу. Но если у других видов птиц этот наследственный элемент довольно легко выделяется при массовом обследовании особей, гнездящихся в одном географическом районе или рядом друг с другом, то у певчего дрозда, даже при хорошем знании законов построения его песни и множества характерных для нее звуков, пока не удается с достаточной уверенностью говорить о таких элементах (звуках, коленах и фразах) - так велика изменчивость песен разных особей и так велик вокальный репертуар каждой птицы.

Певчие дрозды - великолепные имитаторы. Трудно перечислить все виды птиц, сигналы и фрагменты песен которых встречаются в песнях этих дроздов. Наиболее часто они имитируют звуки поползней, дятлов, дневных хищных птиц, славок, соловья, пеночек, зяблика, синиц, куликов, т. е. птиц, имеющих в репертуаре чистые тональные (свистовые) сигналы. Однако множество заимствуемых звуков эти дрозды, видимо, транспонируют и трансформируют (изменяют) на свой лад. Узнать многие из таких звуков очень трудно, даже с помощью специальных методов "обратного транспонирования" (восстановления исходного звука).

Один из лучших дроздов, которых нам пришлось слышать, "кричал" чибисом, травником, улитом, чернышом, фифи, перевозчиком, коростелем, многими тресками и посвистами других дроздов, множеством покриков поползня, большим пестрым дятлом, желной, зарянкой, кукушкиным перелетом и многими другими коленами из песен соловья, галкой, коньком, большой синицей и множеством звуков других лесных, луговых и болотных птиц. Издалека ему откликался другой, более молодой, менее опытный, но по нашим подмосковным местам тоже незаурядный певец. Несколько дней мы слушали этих птиц, и ни разу этот удивительный дрозд не повторил ни одного характерного колена далекой птицы, хотя в организованных групповых поселениях такие явления наблюдаются часто.

И все же при огромной индивидуальной изменчивости песни среди певчих дроздов нередко встречаются птицы, в репертуарах которых можно услышать одинаковые приемы, колена и отдельные звуки. Часть таких звуков нельзя определить как имитоны, заимствованные у других видов птиц. Такие звуки представляют особый интерес, так как они могут оказаться наследственными, характерными для родственных форм. Но законы рассеивания подобных звуков у птиц разных групп и популяций пока выяснить не удается.

Вторая категория тождественных звуков в песнях разных особей - это звуки, заимствуемые у других видов. Чаще и, по-видимому, охотнее всего певчие дрозды перенимают крики травника и черныша. Повальное "увлечение" дроздов этими имитонами нам неоднократно удавалось наблюдать в их плотных поселениях в высокоствольных смешанных лесах, рассеченных лесными мокрыми луговинами и травяными болотами. Поскольку заученный звук дрозд часто сохраняет в репертуаре в течение всей своей жизни, такие звуки могут отмечать птиц, родившихся и гнездящихся по окраинам болот. По этим звукам "болотные" певчие дрозды могут в последующие годы находить друг друга и совместно гнездиться в заболоченных лесах, даже при отсутствии на них травников и чернышей. Подобные случаи мы отмечали неоднократно. Следовательно, даже заученные звуки могут маркировать (отмечать) биологическую специфичность отдельных птиц и собирать их в экологически сходные группы, а возможно, и морфы. Склонность к гнездованию во влажных участках у певчих, а также черных дроздов подтверждают и характерные для них "кузницы" - скопления пустых раковин моллюсков, которые они разбивают в определенных местах. Подобно тому, как по крикам травников, чибисов и чернышей "болотные" певчие дрозды разыскивают друг друга на местах гнездовий, одиночных певчих дроздов в лесу можно назвать видами - организаторами лесных поселений певчих птиц. Огромное количество в песнях этих дроздов звуков, заимствованных у других видов, может быть надежным сигналом их хозяевам о том, что участок леса, где поселились певчие дрозды, благоприятен и для их гнездования. Иными словами, заимствованные звуки в песне певчего дрозда создают представление о хоре птиц - обитателей этого леса. Этот хор успокаивает птиц, создавая у них впечатление наполненного жизнью леса. Поскольку заимствованные сигналы певчий дрозд выкрикивает в спокойной манере и тише, чем звучат настоящие тревожные позывы хозяев этих звуков, в песне певчего дрозда даже тревожные позывы других видов не производят на этих птиц устрашающего впечатления. Нам не приходилось слышать, чтобы певчие дрозды намеренно громко и устрашающе кричали в ответ на тревожные крики птиц, сигналы которых дрозд запечатлел в своем репертуаре. Поэтому птиц-имитаторов, обычно не применяющих приемов устрашения, мы называем видами - организаторами лесных сообществ. Из песни певчего дрозда "руководимые" им птицы могут извлечь много полезной для них информации. Могут узнать, какие виды птиц составляют население этого леса, какие биологические состояния наиболее характерны для этого места, наконец, по особенностям пения дрозда в каждый конкретный момент узнать об обстановке в лесу в данный момент.

О "нелюдимости" певчих дроздов свидетельствуют и особенности их звукового "языка". Обычный звуковой словарь этих птиц очень беден. Он значительно беднее словарей многих других (и в первую очередь колониальных) дроздов - рябинника и белобровика. В его словаре нет того множества тревожных сигналов, которые характеризуют системы позывов общественных дроздов. Поражает и общая молчаливость певчих дроздов. Даже при большой опасности певчий дрозд исчезает в лесу с негромким высоким свистом "ции", близкими к сигналу "на ястреба" многих других птиц. Таким сигналом в лесу можно предупредить только самку или птенцов, причем только на небольшом расстоянии. Этот сигнал относится к группе сигналов "замаскированной тревоги".

Самки появляются на участках поющих самцов обычно через 8-10 дней после прилета первых птиц. При встрече с ними самцы взъерошивают перья, опускают крылья, скачут вокруг них по ветвям. Пара составляется лишь в том случае, если самка включается в ритуал и отвечает самцу аналогичным танцем. После образования пары брачные игры продолжаются и повторяются много раз. При этом самец как бы преследует самку на дереве или на земле, комично прыгая то вправо, то влево. Ритуал заканчивается в том случае, если самка принимает приглашающую позу, вслед за которой происходит спаривание.

Постройка гнезда в Подмосковье чаще начинается через 15-20 дней после появления первых самцов. Место для гнезда (чаще около опушки или осветленного пространства) выбирает самка. В средней полосе России большинство гнезд располагается на елочках (более 70%), на можжевельнике, сосенках, лиственных деревьях, изредка в кучах хвороста, на пнях, а иногда и на земле. Особенно часто гнезда строятся на небольших елочках в годы с холодной весной, когда надолго задерживается распускание листвы. Наоборот, в дружные теплые весны, когда лес зеленеет и закрывается уже в начале мая, дрозды значительно чаще строят гнезда на лиственных деревьях. Обычно гнезда располагаются на высоте от 1 до 3 м, иногда и очень высоко на деревьях (до 20 м). На разных породах кустарников и деревьев этот дрозд строит разные гнезда, причем часто очень внимательно подбирает довольно редкий материал (например, зеленый мох в лиственном лесу).

Гнездо певчего дрозда легко узнать по 'оштукатуренному' лотку. Фото Б. А. Нечаева
Гнездо певчего дрозда легко узнать по 'оштукатуренному' лотку. Фото Б. А. Нечаева

Очень часто для сооружения гнезда служат тонкие еловые прутики, сухие стебли трав, корешки, зеленые мхи, лишайники, земля, глина и древесная труха. По наблюдениям В. М. Модестова, самка сначала накладывает гнездовой материал рыхлой неряшливой кучкой, а затем уминает его, вращаясь в гнезде то в одну, то в другую сторону. После того, как намечается форма гнезда, в его достройке принимает участие и самец. Закончив сооружение стенок гнезда, птицы вымазывают лоток мокрой землей или глиной. Глину собирают у ближайшего болотца, лужи или родничка. Главный внутренний слой делается из древесной трухи с примесью глины. При этом гнездо и земля обильно смачиваются водой, приносимой птицами во рту. Прочный, в дальнейшем сухой, гладкий и непроницаемый для ветра лоточек часто напоминает идеальную половинку шара из папье-маше. Это удивительная и совершенная "картонная" полусфера в гнездах певчего дрозда резко отличает их от гнезд других птиц. Многие исследователи считают, что лоточек лепится с помощью слюны. Однако замечено, что свежая "штукатурка" бывает настолько мокрой и влажной, что совершенно не соответствует развитию слюнных желез у этих птиц. Обычно дрозды сооружают гнездо за 3-5 дней. Поздние гнезда иногда возводятся за 2-3 дня. "Штукатурка" гнезда занимает 1-2 дня.

Певчий дрозд у гнезда. От белобровика он отличается не только отсутствием резко очерченной белой брови, но и более бледным, желто-оранжевым, а не красноватым оперением под крыльями. Фото М. В. Штейнбаха
Певчий дрозд у гнезда. От белобровика он отличается не только отсутствием резко очерченной белой брови, но и более бледным, желто-оранжевым, а не красноватым оперением под крыльями. Фото М. В. Штейнбаха

Кладку из 4-6 (чаще 5) голубых с черными пятнышками яиц в апреле - июне насиживает только самка. Насиживание продолжается 13-14 суток. В теплые годы насиживание начинается с последнего яйца, в холодные - иногда даже с первого. Вначале самка часто оставляет кладку. В дальнейшем она почти ежечасно слетает с гнезда на 2-7 мин, а по возвращении переворачивает яйца. Самец в это время не кормит ее и не подменяет на гнезде, но всегда находится неподалеку, охраняет гнездо и самку, поет от зари до зари. Однако песня его в это время становится менее разнообразной и менее звучной.

Выкармливают птенцов оба родителя в течение 14 дней. С кормом певчие дрозды прилетают значительно реже других птиц, но одновременно приносят значительно больше птиц. При выкармливании птенцов дождевыми червями самка приносит 1-2 червя, самец 5-6 за 1 раз. В день к концу гнездовой жизни птенцы получают 460-600 дождевых червей. Максимальное число приносов корма в день 140-150 (от 1 до 7 приносов в час). Самец обычно кладет червей на край гнезда и по одному глубоко заталкивает их в глотку каждому птенцу. В плохую погоду обогревает птенцов преимущественно самка. Самец лишь изредка присаживается на них на 1-2 мин. Часто во время дождя либо самец, либо самка садятся на птенцов и, раскрывая крылья, защищают их от дождя. В первые дни жизни птенцов самка много обогревает их и тогда самец подкармливает и ее. Массовый вылет птенцов в средней полосе наблюдается с конца мая до середины июня. Птенцы выбираются из гнезд, еще не умея летать, и первые дни держатся на гнездовом дереве. Взрослые птицы докармливают их в течение 7-8 дней. Если взрослые птицы не приступают ко второй кладке, то после подъема птенцов на крыло, они вместе с выводками постепенно перебираются на ягодники и лесные опушки, граничащие с лугами, полянами или полями. Здесь они держатся до отлета.

Певчий дрозд - очень осторожная птица. При первой опасности, застигнутый на земле или в нижних ярусах леса, дрозд пытается незаметно убежать или тихо спланировать в чащу. Иногда издает при этом предупреждающий сигнал "ко", похожий на аналогичный сигнал дрозда-белобровика. Нередко искусно затаивается на деревьях и сидит неподвижно. У него нет ни сигналов демонстративной тревоги, характерных для многих других дроздов, ни бросающегося в глаза демонстративного поведения во время тревоги. Лишь очень редко удается видеть нападение певчих дроздов на животных и человека при защите птенцов. При этом дрозды иногда угрожающе щелкают клювом и издают особый сигнал "тись-тись-тись...". Нет у этого дрозда и многих сигналов оповещения об опасности и сигналов контакта, так характерных для стайных дроздов. Гнезд своих этот дрозд обычно не защищает, предпочитая хорошо маскировать их и незаметно покидать при появлении опасности. Очень часто потревоженные птицы бросают свои гнезда даже с сильно насиженными яйцами. В результате ежегодно гибнет около 70% их кладок и гнездовых птенцов. Поэтому во многих местах по мере освоения их человеком эта замечательная робкая и осторожная птица становится все более редкой и требует надежной охраны.

Корм певчий дрозд чаще всего собирает на земле. В лесу, как и другие дрозды, охотно ворошит листья и раскапывает верхний рыхлый слой подстилки. В связи с этим основную долю корма составляют дождевые черви, слизни и другие моллюски, пауки, многоножки. Добывает много жуков: щелкунов, жужелиц, хрущей, стафилин, навозников, долгоносиков и листоедов. Охотно собирает комаров-долгоножек, гусениц и самих бабочек. Активно переключается на питание ягодами по мере их созревания. Ягоды часто приносит и птенцам. Охотно ест землянику, чернику, малину, черемуху, иргу, костянику, черную смородину, лесную жимолость, красную бузину, рябину. В питании значительную долю могут составлять семена (ели, березы, осок и других растений), а также листья марьянника, вороники, на севере - карликовой березы и др. И все же основной корм у этого вида, как и у большинства других дроздов, составляют дождевые черви и моллюски, которых певчий дрозд собирает особенно тщательно, нередко вылетая за ними на травяные луга, поляны, вырубки и берега водоемов.

Осенние миграции начинаются с середины августа и продолжаются до середины октября. В северных районах одиночных певчих дроздов удается видеть на зимовках крайне редко. На перелете они часто летят в стаях белобровиков. Нередко летят по ночам, выдавая свое присутствие цикающим сигналом. Зимуют в Англии, Ирландии, Франции, Южной Европе и Северной Африке.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ornithology.su/ 'Библиотека по орнитологии'
Рейтинг@Mail.ru