предыдущая главасодержаниеследующая глава

Прилет в районы гнездования

Прилет. Хотя природа после зимы начинает пробуждаться задолго до прилета ласточек, в народе говорят: "Ласточка весну начинает...". В район гнездования городские ласточки прибывают в течение нескольких недель. Сначала показывается небольшое количество особей, а затем, по прошествии некоторого времени, иногда значительного, прилетают птицы уже в большем числе. Например, в деревне Жеребут на юге Ленинградской области в 1962 году первые воронки были встречены А. Г. Федоровым 27 апреля, а их массовый прилет начался 15 мая. В Баргузинском заповеднике (Бурятская АССР), по данным К. П. Филонова, в среднем первые воронки появляются 20 мая, массовый прилет их начинается 30 мая, оканчивается прилет 5 июня. По наблюдениям К. фон Гунтена, в швейцарскую деревню Мерлиген в первой половине апреля прилетают отдельные особи, в конце апреля - обычно еще несколько воронков, прилет же их основной массы происходит в середине мая. Как сообщает Д. С. Люлеева, в поселке Рыбачий на Куршской косе в Калининградской области в последней трети апреля появляется около пяти воронков, в мае прибывают еще три, все более возрастающие по числу птиц партии (прилет одной партии может продолжаться несколько дней подряд), и численность воронков увеличивается: в первых числах мая - до нескольких десятков птиц, после 13 мая - до 200 особей, в 20-х числах - до 800-1200 птиц. Во многие местности воронки прилетают только небольшими группами и даже в одиночку.

В некоторых западных районах Украины и местами в Средней Азии первые воронки появляются иногда уже в первой половине марта, а на севере Сибири - в июне. На юге европейской части РСФСР они обычно наблюдаются уже в начале апреля, в средней полосе - с начала мая, на севере - в конце мая. Так же отличаются даты прилета ласточек в местности, расположенные на различной высоте над уровнем моря: сначала ласточки показываются в низменностях, позднее - в высокогорье. Как установлено в Чехословакии, с увеличением высоты местности на сто метров прилет городских и деревенских ласточек запаздывает на 1,1 дня. В один и тот же географический пункт воронки в разные годы прилетают в различные сроки. Например, по данным Д. Н. Кайгородова, в окрестностях Петербурга-Петрограда в 1879-1919 годах их первые особи отмечались с 25 апреля (в 1913 году) по 24 мая (в 1918 году), то есть в последнем случае воронки прилетали на месяц позже, чем за пять лет до этого. На юге Ленинградской области (в деревне Жеребут) они появились в 1962 году в большом числе 15 мая, в 1963 году - 4 мая, в 1964 году - только 22 мая.

Однако в различные местности гнездовой области в разные годы ласточки прилетают хотя и в разные календарные сроки, но обычно, как подметил еще М. Н. Богданов, в совершенно определенное время весны - когда зазеленеют деревья. Это как раз тот момент пробуждения природы, когда

 ...в торжестве неизъяснимом
 Сквозной деревьев хоровод
 Зеленоватым пышет дымом.

(А. А. Фет).

Распускание листьев на деревьях и прилет ласточек - не просто совпадение двух весенних явлений; эти события - как бы две ступеньки одной лестницы; в ходе весны второе из них становится следствием первого. Несмотря на то, что весной первые насекомые появляются рано - только снег начинает сходить (например, под Ленинградом - в последней декаде марта), значительно их численность возрастает лишь после прогревания воздуха, почвы и водоемов и пробуждения растений, а в воздухе насекомых становится сравнительно много только после того, как деревья начнут покрываться листьями (под Ленинградом - в мае). Прилет ласточек прежде всего свидетельствует о том, что в воздухе они находят достаточное количество пищи.

В России для крестьян прилет ласточек издавна служил верной приметой, что пора пахать и сеять хлеб ("вестимо, тому и беда грозит, кто примет не чтит"). На это же им указывали и другие приметные явления (теперь их называют индикаторами), которые из года в год наблюдались одновременно или почти в одно время с прилетом ласточек: появление листьев на березе, первый гром, кукование кукушки, пение соловья. Все эти события, как и прилет ласточек, - более или менее отдаленные следствия атмосферных, почвенных и других процессов, которые трудны для оценки без специальных приборов.

Первыми весной обычно возвращаются наиболее сильные особи воронков - самцы, которым уже больше года, следом за ними самки того же возраста, то есть птицы, уже обладающие жизненным опытом и поэтому способные разыскивать и добывать летающих насекомых, когда их еще сравнительно мало. Первогодки прилетают позже (об этом К. Ф. Рулье писал еще в середине прошлого века), когда насекомых в воздухе становится больше; например, в поселок Рыбачий (Калининградская область) последняя, основная партия воронков прилетает во время массового вылета комаров-дергунов.

2. Воронки - птицы колониальные и нередко возводят гнезда одно около другого. Но иногда они сооружают гнезда в местах, неожиданных для человека, например на патроне электрической лампочки, расположенной под потолком крыльца жилого дома
2. Воронки - птицы колониальные и нередко возводят гнезда одно около другого. Но иногда они сооружают гнезда в местах, неожиданных для человека, например на патроне электрической лампочки, расположенной под потолком крыльца жилого дома

Первое время после прилета в район гнездования воронки почти целые дни заняты охотой: обычно не оттого, что они изнурены дальней дорогой и восстанавливают силы, а потому, что еще трудно добывать пищу. Большей частью в это время воронки охотятся над водоемами и вблизи них, например в Ленинграде над пустырями по берегу Финского залива, причем часто вдали от своих колоний; в Баргузинском заповеднике - над полянами и болотами в долинах горных рек в 12-15 километрах от поселка, где они гнездятся.

3. Воронки - птицы колониальные и нередко возводят гнезда одно около другого. Но иногда они сооружают гнезда в местах, неожиданных для человека, например на патроне электрической лампочки, расположенной под потолком крыльца жилого дома
3. Воронки - птицы колониальные и нередко возводят гнезда одно около другого. Но иногда они сооружают гнезда в местах, неожиданных для человека, например на патроне электрической лампочки, расположенной под потолком крыльца жилого дома

Все же иногда бывают дни, когда прилетевшие первыми воронки находят много пищи невдалеке от гнездовья. Тогда ласточки прилетают к скалам или зданиям: они ищут и выбирают места для гнезд.

Гнезда и места их расположения. Воронки лепят гнезда из мокрой земли. По-видимому, птицы предпочитают сооружать их из глины или почвы, содержащей ее в большом количестве, но если в местности, где поселяются воронки, глины нет, они берут для постройки гнезда любую грязь, даже если в ней велика доля песка. Слюне воронков приписывают особую клейкость: смешиваясь в ротовой полости птицы с частицами земли, она будто бы скрепляет их друг с другом. Вероятно, это мнение ошибочно, так как гнезда воронков, слепленные из грязи, в которой мало глины и много песка, разрушаются довольно легко. Представление о клейкости слюны ласточек, по-видимому, пришло к нам из XVIII-XIX веков, когда зоологи объединяли ласточек и стрижей в один род (между прочим, в то время в русской орнитологической литературе стрижей нередко даже называли ласточками и касатками), и при этом свойства одних ее представителей - стрижей, которые, действительно, используют собственную слюну в качестве гнездостроительного материала, - перенесли на других - на ласточек; даже в исследовании, опубликованном уже в 1900 году, "филогения" гнезд стрижей и ласточек рассматривается вместе, как будто речь идет о близко родственных птицах. В стенках гнезд воронков могут встречаться- обычно в небольшом количестве - былинки, тонкие корешки, конский волос, камешки. Если мокрой земли нет, городские ласточки могут лепить гнезда из навоза, сырого цемента, мокрых полуистлевших опилок, бумажного месива; из одних материалов гнезда получаются прочные (например, из цемента), из других быстро разрушаются (из навоза, опилок).

4. В естественных условиях городские ласточки обычно гнездятся на скалах - в горах или по берегам водоемов: Памир, колония ласточек (фото P. Л. Потапова). В малолюдных равнинных районах воронки иногда выводят потомство в норах береговых ласточек: Сев. Казахстан (фото Э. Н. Головановой)
4. В естественных условиях городские ласточки обычно гнездятся на скалах - в горах или по берегам водоемов: Памир, колония ласточек (фото P. Л. Потапова). В малолюдных равнинных районах воронки иногда выводят потомство в норах береговых ласточек: Сев. Казахстан (фото Э. Н. Головановой)

Воронки строят гнезда в основном на зданиях и скалах из твердых горных пород, но также в других местах: на обрывах из более или менее рыхлых пород (глина, лёсс), мостах, плотинах, в штольнях рудников, на штабелях камней, руинах, под колпаками уличных светильников, на работающих паромах, самолетах на аэродромах и даже на деревьях. Поселяясь в столь различных местах, воронки почти всегда устраивают гнезда таким образом, чтобы они находились под каким-нибудь достаточно широким навесом, который прикрывал бы их от осадков и давал тень: на скалах - под выступами, в нишах и трещинах, иногда в пещерах, снаружи зданий - под карнизами, балконами, эркерами, наличниками, в оконных проемах, а также на потолках лоджий, портиков, галерей и крылец. Значительно реже воронки поселяются внутри помещений, в которые можно попасть через широкие не закрывающиеся летом ворота, например в скотных дворах, гаражах, хотя в некоторых местностях, где их гнездование снаружи зданий невозможно, они гнездятся только так.

5. В естественных условиях городские ласточки обычно гнездятся на скалах - в горах или по берегам водоемов: Памир, колония ласточек (фото P. Л. Потапова). В малолюдных равнинных районах воронки иногда выводят потомство в норах береговых ласточек: Сев. Казахстан (фото Э. Н. Головановой)
5. В естественных условиях городские ласточки обычно гнездятся на скалах - в горах или по берегам водоемов: Памир, колония ласточек (фото P. Л. Потапова). В малолюдных равнинных районах воронки иногда выводят потомство в норах береговых ласточек: Сев. Казахстан (фото Э. Н. Головановой)

Воронки сооружают гнездо таким образом, что после окончания строительства его стенки полностью скрывают то место стены здания или скалы, где оно возведено; птицы попадают в гнездо через небольшое отверстие - леток. Обычно этот вход находится в верхней части гнезда и имеет полукруглую форму, но иногда расположен в другом месте или имеет иную форму: часто в виде щели, иногда довольно длинной, изредка в виде трубки. Нередко указывают, что гнездо городской ласточки по форме напоминает четверть или половину шара. На самом деле форма гнезд у этой ласточки весьма разнообразна. В значительной степени она зависит от архитектоники (пространственных особенностей) места, где воронки слепили свое гнездо, в частности от количества и взаимного расположения плоскостей, к которым птицы его прикрепили. Гнезда воронков, исследованные в Ленинграде и ряде населенных пунктов Ленинградской области, были прикреплены к одной-четырем плоскостям: почти все они были прилеплены сзади и сверху, более половины - снизу, многие - сбоку. Сзади эти гнезда крепились к стене или к проводам и патронам электрических ламп, висящих под потолками крылец и портиков, сверху - к навесам, прикрывающим гнезда, снизу - к капителям колонн, замкам окон, уличным часам, электропроводке, крюкам и другим выступам, сбоку - к кронштейнам, пилястрам, гнездам других пар и т. п. По особенностям прикрепления, а именно по количеству плоскостей и их расположению по отношению к гнезду, среди 1802 гнезд, исследованных в Ленинградской области, можно выделить гнезда 9 типов (табл. 1). В литературе имеются описания гнезд еще по крайней мере двух типов: прикрепленных лишь снизу и сверху или даже только сверху. Следует также отметить, что воронки строят гнезда на стенах зданий, в местах, где навес образует с ними прямой, острый или даже тупой угол, и на различных архитектурных деталях, что еще более увеличивает разнообразие форм гнезд.

Таблица 1. Способы прикрепления гнезд воронков на зданиях в Ленинградской области
Количество плоскостей прикрепления гнезда Расположение плоскостей прикрепления по отношению к гнезду Количество гнезд
1 Сзади 3
2 Сзади и сверху 385
2 Сзади и снизу 10
3 Сзади, сверху и снизу 608
3 Сзади, сверху и с одной боковой стороны 582
3 Сзади, снизу и с одной боковой стороны 13
4 Сзади, сверху, снизу и с одной боковой стороны 180
4 Сверху, снизу и с двух боковых сторон 11
4 Сзади, сверху и с двух боковых сторон 10

В выборе воронками мест для гнезд обнаружены некоторые тенденции. Например, эти птицы явно предпочитают сооружать гнезда, прикрепленные ко многим плоскостям: из упомянутых 1802 гнезд держались на одной плоскости только 3 гнезда, на двух - 395, на трех - 1203; правда, гнезд, прикрепленных к четырем плоскостям, было немного (201), но, вероятно, и мест, где такие гнезда можно построить, тоже мало. Интересно, что гнезда с креплением сверху и сзади, которые часто описываются в качестве наиболее обычных для воронков, не составили в этом материале даже четверти всех гнезд. Как правило, на гнезда, прикрепленные к трем-четырем плоскостям, идет меньше материала, чем, например, на гнезда с двумя плоскостями прикрепления, то есть на строительство первых воронки тратят меньше времени и сил, чем на возведение вторых. У воронков выявлена также еще одна тенденция: если есть возможность, строить гнезда, опирающиеся нижней частью на какой-либо выступ. Гнезда на опорах служат дольше, чем гнезда без них; например, в одной деревне было прослежено состояние 116 гнезд со времени их постройки до весны следующего года: из 67 гнезд без опоры уцелели 4, а из 49 гнезд с опорами - 24. Следует заметить, что многие гнезда без опор падают во время гнездования воронков, особенно когда масса их птенцов заметно увеличивается. Все же, пожалуй, самые излюбленные места поселений у городских ласточек - небольшие ниши, где для устройства гнезда им нужно возвести только переднюю стенку. Такие места встречаются редко. Иногда это углубления в стенах запущенных зданий, например в местах выпадения кирпичей, или небольшие ниши в скалах из осадочных пород. И. А. Долгушин так описывал скальные колонии воронков на полуострове Мангышлак в Казахстане: "При гнездовании в обрывах, сложенных мелом и ракушечником, ласточки занимают характерные выдувы в виде пчелиных сот. В этих ячейках они устраивают гнезда обычного типа, так что вход в ячейки оказывается закрытым глиной и остается лишь небольшое летное отверстие". В некоторых, обычно безлюдных, местностях воронки гнездятся в колониях береговых ласточек, занимая их норы. Подобные поселения сейчас известны в Северном Казахстане и низовьях Лены, раньше существовали в районе Оренбурга и, возможно, в Центральной Европе. Используя нору для устройства гнезда, воронки также возводят лишь переднюю стенку. Еще реже воронкам удается обнаружить в скалах и стенках зданий полости подходящих размеров, в которые можно попасть через небольшие отверстия. Заняв такое место, пара воронков вообще не строит стенок.

Гнезда воронков, прикрепленные сверху и сзади, обычно имеют следующие размеры: ширина 14-17 сантиметров, высота 9-12, глубина 10-13 сантиметров (под шириной понимается наибольшее расстояние между наружными краями противоположных боковых стенок гнезда, под глубиной - наибольшее расстояние между наружным краем передней стенки гнезда и задней плоскостью его прикрепления). Толщина стенок гнезда около 0,5-2 сантиметров, "дно" толще. Некоторые пары, сооружая гнезда такого типа, сначала лепят на стене высокий "фундамент" и уже на нем возводят стенки гнезда; получается так, будто воронки сами делают опоры для своих жилищ. Гнезда на "фундаментах" бывают более высокими; например, высота одного такого гнезда составила 16 сантиметров. В значительной мере величина гнезд обусловлена особенностями мест их расположения. Так, обычно гнезда, прикрепленные только сзади, производят впечатление, как заметил шведский орнитолог Р. Сёдерберг, "приплюснутых" к стене, они очень высоки и часто их высота равна ширине. Гнездо такого типа, описанное Р. Сёдербергом, было высотой 25 сантиметров; похожее гнездо, обнаруженное под Ленинградом, имело в высоту 17 сантиметров, ширину 16 и глубину 10 сантиметров. Высота гнезд на опорах прежде всего зависит от расстояния между опорой и навесом; описаны гнезда, прикрепленные к навесу, стене и опоре, высотой от 5 до 22 сантиметров. Встречаются также очень широкие гнезда: так, одно гнездо на опоре, расположенной очень близко к навесу, было шириной 30 сантиметров (при высоте пять сантиметров). Широкие гнезда воронки сооружают также на опорах, которые находятся на большом расстоянии от навесов, и без опор; они могут прикрепляться боковой стороной к какому-нибудь выступу, но могут не иметь такого прикрепления. У многих широких гнезд бывают большие как бы незавершенные летки, и от основания построек отходят валики и даже стеночки из грязи, постепенно сходящие на нет. Такие постройки городских ласточек, по описанию Э. А. Линда, иногда занимают почти все 70-сантиметровое пространство между двумя соседними балками.

Иногда воронки возводят совершенно необычные и даже "уродливые" постройки. Так, бывает, что пара этих птиц строит два соприкасающихся друг с другом гнезда на одной опоре или даже несколько гнезд на одной стене здания в сходных местах; например, с одной стороны нескольких одинаковых кронштейнов; из этих гнезд завершается только одно. Нередко воронки продолжительное время лепят ниже навеса, несколько отступя от него, длинный ряд комочков (один такой ряд был длиной четыре метра) и затем либо, так и не начав сооружения настоящего гнезда, бросают эту постройку, либо на одном из участков ряда все же устраивают гнездо. Изредка воронки воздвигают по краю длинных опор стенки до 70 сантиметров длиной, которые не закругляются к стене здания (то есть боковые стенки у этих сооружений, которые и гнездами-то трудно назвать, не возводятся) и редко доходят до навеса.

Такие странные постройки воронков привлекают внимание зоопсихологов и этологов, пытающихся разгадать тайны психической деятельности и поведения птиц. Некоторые ученые объясняют появление необычных сооружений воронков и других птиц при их гнездовании на зданиях или иных постройках человека тем, что при этом птицы-строители находятся в отличающихся от естественных, необычных условиях. По их мнению, птиц сбивают с толку, мешая ориентироваться, большие однообразные плоскости, например стены зданий, расчлененные на равные части одинаковыми деталями - кронштейнами или окнами. Однако у некоторых видов пернатых одновременное возведение одной парой птиц нескольких гнезд наблюдали также и в природных условиях, в частности на деревьях.

В. А. Вагнер предполагал, что к гнездованию на опорах воронки перешли недавно. Возведение этими птицами очень широких гнезд и уродливых стенок на опорах, по его мнению, связано с тем, что при строительстве гнезд в таких местах воронки применяют унаследованные от предков приемы ориентации, которые пригодны только для постройки обычных для них гнезд, прикрепляемых сзади и сверху. По наблюдениям Э. А. Линда, у городских ласточек, гнездящихся обособленно или в обществе немногих пар, гнезда обычно имеют "очень правильную форму", но если вблизи друг от друга гнездится много воронков, часто встречаются постройки "неправильной" формы: гнезда с трубкообразными летками, очень широкие гнезда, длинные стенки, отходящие в стороны от оснований гнезд валики. Э. А. Линд считает, что такие сооружения облегчают воронкам защиту гнезд от других птиц того же вида, пытающихся проникнуть в них, и дают возможность занимать большее пространство, например весь участок на стене между двумя балками. Следует, однако, заметить, что строительство широких гнезд или длинных стенок вызывает у воронков большие затраты сил и времени; что же касается валиков из грязи, тянущихся в стороны от оснований некоторых гнезд, то как раз они привлекают особей городских ласточек, ищущих место для гнезда, и часто используются ими для закладки своих построек.

По наблюдениям, проведенным в Ленинградской области, длинные ряды комочков грязи, очень широкие гнезда и уродливые стенки воронки сооружают либо в таких местах, где раньше они гнезд не строили, либо там, где когда-то строили, но с тех пор в этом месте произошли изменения (например, под карнизом на стенке здания несколько ниже подковообразного пятна засохшей грязи, оставшейся от упавшего гнезда, хозяева дома прибили полку, которую воронки могут использовать при гнездостроении в качестве опоры), либо в таких уголках, где уже раньше ласточки лепили необычные постройки (например, ряды комочков грязи). Строительство парой городских ласточек одновременно двух гнезд с одной общей стенкой наблюдалось как в местах, где прежде гнезд не было, так и там, где сохранились остатки от двух соседних гнезд. Вероятно, в решении вопроса о причинах возникновения "уродливых" построек у воронков смогут помочь эксперименты с устройством различных опор для привлечения этих птиц на гнездование и различным их размещением относительно навесов и остатков гнезд и тщательные наблюдения за ходом возведения пернатыми строителями "неправильных построек", а также за "исправлениями", которые они вносят в эти сооружения: постройка основания гнезда на длинном ряде комочков, устройство боковых стенок гнезда после продолжительной лепки очень широкой передней стенки, прекращение строительства "лишних" гнезд. Часто воронки совершают "ошибки" там, где они строят на "голом" месте. В таких местах обычно устраивают гнезда птицы-первогодки, поэтому интересно было бы знать возраст птиц, возводящих необычные постройки.

При гнездовании в естественных условиях воронки, как уже было сказано, сооружают гнезда на скалах, образованных различными твердыми породами, но иногда селятся также и на глинистых и лёссовых обрывах. Они предпочитают возводить гнезда на каменных, кирпичных, оштукатуренных и бетонных строениях, но заселяют также и деревянные постройки, как правило, добротные. Отношение воронков к цвету зданий и скал почти не исследовано. Судя по сообщениям орнитологов, в Западном Берлине эти ласточки охотнее поселяются на домах, окрашенных в светлые тона, а в Литве не гнездятся на стенах зданий, окрашенных в яркие цвета: красный, синий, желтый.

Гнезда воронков находили на высоте от 2 до 80 метров от поверхности земли на зданиях и до 120 метров от подножия скал. На зданиях, если есть возможность, они предпочитают поселяться выше первого этажа. По-видимому, выбор остальных этажей определяется главным образом наличием на них мест, наиболее удобных для постройки гнезд. Попытки найти закономерности в расположении гнезд воронков относительно сторон света не принесли успеха. На зданиях эти птицы охотнее заселяют фасады, на которых бывает больше выступов и углублений и которые нередко обращены в сторону площадей и широких улиц, при этом возникает впечатление, что, отдавая предпочтение стенам зданий, которые обладают такими особенностями, воронки не обращают внимания на их экспозицию.

Городские ласточки относятся к птицам, которые не гнездятся скрытно, а, наоборот, обычно строят гнезда в таких местах, где они хорошо заметны, и у гнезд они ведут себя, не таясь. Эстонский поэт М. Кесамаа пишет:

 Таясь от нас в глуши лесной,
 домишки птицы вьют весной -
 не должен видеть человек
 укромного гнезда.
 Но с нами ласточка.
 Она 
 снует у самого окна, 
 над ним гнездо себе слепить 
 доверчиво спешит.

Исследователи по-разному объясняют, почему воронки располагают свои гнезда на виду. Одни считают, что у этих птиц мало врагов, способных разорить их гнезда. Другие предполагают, что такое размещение гнезд воронков связано с особенностями их полета. По мнению третьих, причина - в колониальности гнездования городской ласточки: гнезда, находящиеся на виду, привлекают внимание особей, выбирающих место гнездования, и, следовательно, это способствует образованию и существованию колоний.

Воронки охотно заселяют свои сохранившиеся прошлогодние гнезда и предпочитают строить новые там, где имеются обломки разрушившихся гнезд, пятна и комочки грязи, прилепленные ласточками раньше. Уголки, в которых воронки гнездятся из года в год, чаще всего представляют собой наиболее удобные для них места. Так, в деревне Жеребут, на юге Ленинградской области, в 1962-1964 годах из 103 гнезд, построенных в местах, где имелись те или иные следы гнездостроения, 81 гнездо было прикреплено более чем к двум плоскостям: они были либо построены на опорах, либо прикреплены сверху, сзади и сбоку; из 45 гнезд, возведенных там, где раньше ласточки не гнездились, к этим двум типам гнезд принадлежало только 21 гнездо; остальные гнезда - 22 в "обжитых" и 24 в "необжитых" местах - были прикреплены лишь сверху и сзади. Там, где сохранялись какие-либо остатки обвалившихся гнезд, городские ласточки нередко строили гнезда быстрее, чем в местах, где раньше гнезд не было.

Воронки также стремятся поселиться около гнезд других пар. В этих случаях последние защищают свои гнезда и нередко более или менее обширные участки стены около них. Конфликты завершаются по-разному: либо пришельцам удается стать соседями ранее поселившихся пар, либо приходится устраивать гнезда в отдалении от них. Следовательно, взаимоотношения между городскими ласточками также влияют на выбор ими места для гнезда. Зависит это и от поведения животных других видов; например домовые воробьи, поселившиеся в гнезде воронков или в какой-либо щели в стене здания, не дают другим птицам гнездиться поблизости.

Таким образом, воронки строят гнезда в разнообразных местах, которые должны удовлетворять немногим обязательным условиям: к ним легко прикрепить комочки грязи, они прикрыты более или менее широкими навесами (выступом крыши, уступом скалы, суком дерева) и находятся на (или около) какой-то вертикальной поверхности: отвесной скале или обрыве, стене здания, стволе дерева, - на высоте не ниже двух метров. Остальные свойства мест, избираемых воронками для постройки гнезд, весьма изменчивы, хотя в отношении некоторых из них городские ласточки проявляют определенное предпочтение, но не более, чем в виде тенденций.

Обычно в каждой колонии городские ласточки гнездятся в сходных местах, в основном под карнизами. Даже после уничтожения гнезд во время ремонта здания воронки, снова поселяясь здесь, обычно выбирают для гнезд места того же типа, что и раньше - до ремонта. Традиционной верности птиц одного гнездовья определенным типам гнездовых мест способствуют различные обстоятельства: отсутствие иных удобных мест для постройки гнезд, следы гнездостроигельной деятельности, память о местах расположения гнезд в прошлые годы. Немаловажную роль в сохранении традиций играет также подражание городских ласточек друг другу.

6. Излюбленные места гнездования воронков в населенных пунктах - здания городского типа с большим количеством архитектурных деталей, расположенные на открытых пространствах, особенно у больших водоемов. Зимний дворец в центре Ленинграда отвечает всем этим требованиям; еще сравнительно недавно здесь находилась большая колония воронков. Однако сейчас многие городские ласточки предпочитают сельскую местность. В деревне Жеребут на юге Ленинградской области только деревянные дома, но воронков здесь много
6. Излюбленные места гнездования воронков в населенных пунктах - здания городского типа с большим количеством архитектурных деталей, расположенные на открытых пространствах, особенно у больших водоемов. Зимний дворец в центре Ленинграда отвечает всем этим требованиям; еще сравнительно недавно здесь находилась большая колония воронков. Однако сейчас многие городские ласточки предпочитают сельскую местность. В деревне Жеребут на юге Ленинградской области только деревянные дома, но воронков здесь много

В то же время известны случаи, когда воронки одной колонии в течение многих лет неизменно занимали для гнездования сходные по типу места, и вдруг вслед за одной парой целая группа ласточек начинала гнездиться в совершенно новом для этой колонии типе места. Так, в одном поселке, где издавна селились воронки, до определенного года никогда не отмечали их гнездования на потолках крылец, имевшихся в некоторых домах. Но однажды пара, ласточек слепила гнездо на патроне электрической лампочки, прикрепленном посередине потолка крыльца. Осенью жильцы дома, испытывавшие летом из-за этого определенные неудобства, разрушили гнездо, однако следующей весной на этом патроне были построены уже два гнезда и в сходном месте на другом крыльце - еще два. Через несколько лет в поселке таким образом гнездилось семь пар воронков. Возможно, также путем подражания в Бельгии распространилось гнездование городских ласточек на неоновых лампах, а в некоторых сельских местностях Центральной Европы - внутри хозяйственных построек. Некоторые жители новостроек подвешивают на лето лыжи под потолками лоджий; постройка воронками гнезд с использованием в качестве опоры лыж в Ленинграде пока обнаружена только в одной колонии. Как показывают наблюдения, особи одного вида отличаются поведением друг от друга, в том числе, вероятно, и при поиске гнездовых мест. А. Н. Северцов считал, что отдельные особи птиц и млекопитающих могут быть "изобретателями" новых способов поведения. Воронок, первым выбравший для гнезда какое-то необычное, но удобное место, - на потолке крыльца или на лыжах, - вероятно, тоже был "изобретателем".

7. Излюбленные места гнездования воронков в населенных пунктах - здания городского типа с большим количеством архитектурных деталей, расположенные на открытых пространствах, особенно у больших водоемов. Зимний дворец в центре Ленинграда отвечает всем этим требованиям; еще сравнительно недавно здесь находилась большая колония воронков. Однако сейчас многие городские ласточки предпочитают сельскую местность. В деревне Жеребут на юге Ленинградской области только деревянные дома, но воронков здесь много
7. Излюбленные места гнездования воронков в населенных пунктах - здания городского типа с большим количеством архитектурных деталей, расположенные на открытых пространствах, особенно у больших водоемов. Зимний дворец в центре Ленинграда отвечает всем этим требованиям; еще сравнительно недавно здесь находилась большая колония воронков. Однако сейчас многие городские ласточки предпочитают сельскую местность. В деревне Жеребут на юге Ленинградской области только деревянные дома, но воронков здесь много

Местности гнездования. Городская ласточка гнездится в основном в скалистых районах - в горах и по берегам водоемов - и в населенных пунктах; именно в таких местностях она находит много удобных мест для постройки гнезд. Некоторые орнитологи считают, что сейчас поселения воронков на скалах редки. На самом деле, значительная часть этих птиц до сих пор гнездится именно так. Наскальные гнездовья воронков известны во многих странах Европы - от Великобритании и Бельгии на западе до Финляндии, СССР (в Эстонии и на Ладожском озере) и Болгарии на востоке. Особенно много их в азиатской части СССР, где в некоторых районах воронки гнездятся исключительно на скалах. Возможно, до того как люди начали возводить свои постройки, этот вид ласточек гнездился только на скалах, и, следовательно, тогда его область гнездования была намного меньше современной. Однако если и сегодня воронки проникают в местности, где нет ни скал, ни сооружений человека, и гнездятся там на обрывах и деревьях, то можно думать, что в давние времена их стремление расширить районы своего гнездования было не слабее, чем в наши дни, и вполне вероятно, что тогда гнездование воронков на обрывах и деревьях было распространено шире, чем теперь. Появление построек человека - с навесами, вертикальными плоскостями - стенами, различными выступами и углублениями, расположенными на стенах достаточно высоко над землей, - создало благоприятные условия для расселения воронков; и ныне можно наблюдать, как новые поселки, города, мосты и даже будки на остановках автобусов нередко вскоре после их возведения заселяются воронками.

Некоторые исследователи предполагают, что городские ласточки, гнездящиеся на постройках человека, на скалах и в норах береговых ласточек, живут обособленно, не встречаясь друг с другом, и особи каждой из этих трех групп отличаются не только образом жизни и повадками, но и наследственными свойствами. Однако известно, что воронки, гнездящиеся на скалах и зданиях, посещают колонии друг друга. После разрушения населенного пункта воронки, гнездившиеся на домах, могут поселиться на скалах. Вероятно, городские ласточки переселяются из нор береговых ласточек на здания, с последних - на скалы и т. д. Они, по-видимому, относятся одинаково ко всем местам, пригодным для постройки гнезд, вне зависимости от их происхождения.

И скалистые местности и населенные пункты городские ласточки заселяют неравномерно. Дело не только в том, что их пары большей частью гнездятся колониально; неравномерно распределены и сильно разнятся между собой по количеству гнездящихся в них пар сами колонии этих птиц. О гнездовьях воронка в населенных пунктах англичанин В. Г. Вуд писал в XIX веке: "Птица чрезвычайно капризна в выборе места для гнезда, некоторые дома переполнены этими гнездами, между тем как на других их вовсе нет". В. Н. Шнитников, описывая распределение этой ласточки в Минской губернии на рубеже XIX и XX веков, заключает: "...птичка эта селится как-то неравномерно, спорадически, являясь очень обыкновенной в одной деревне и совершенно отсутствуя на гнездовье в другой". Так же гнезда воронков размещаются и в наши дни; например, в одном из районов ГДР в 1970-е годы орнитологи осмотрели 53 населенных пункта: городские ласточки гнездились в 32 из них, в том числе в течение трех лет подряд - в 23. В больших городах, таких, как Москва или Ленинград, где огромное количество зданий и масса удобных для воронков навесов, уголков и опор, их гнезда встречаются только местами. В целом пространственное размещение воронка в гнездовое время таково, что, кажется, этот вид мог бы служить моделью для исследований по охране природы: в одних местностях он "вымер" или "вымирает", в других, наоборот, процветает. "Непонятный выбор" воронками местностей для гнездования В. Н. Шнитников называл "темным обстоятельством".

Все же нельзя сказать, что в распределении гнездящихся городских ласточек не установлено никаких закономерностей. Например, известно, что эти птицы предпочитают селиться около открытых пространств: полей, лугов, пустырей, широких улиц и площадей. В равнинных районах они любят гнездиться в низменных сырых местах и особенно по берегам водоемов. Так, в Ленинграде воронки охотнее всего заселяют здания, расположенные вблизи крупных водоемов (Финский залив, Нева и ее широкие рукава), а также в окраинных кварталах новостроек; меньше всего их привлекают неширокие и совсем узкие улицы в центральных районах, застроенных до революции (табл. 2). Недавно в Чехословакии установлено, что городская ласточка, как правило, в районах, где воздух сильно загрязнен промышленными отходами, гнездится в меньшем количестве, чем в районах с более чистым воздухом.

Таблица 2. Размеры гнездовий воронка (по материалам частичного обследования Ленинграда в 1951 - 1982 гг.)*
Типы местностей Размеры гнездовий (количество гнезд от и до) Среднее количество гнезд в гнездовье Отношение числа гнездовий из 1-10 гнезд к числу гнездовий большего размера Количество больших колоний (из 50 и более гнезд)
Окраинные новостройки у Финского залива и Невы 1-364 50 5:9 4
Центральная (дореволюционной застройки) часть города в районе Невы и ее крупных протоков 1-150 21 9:10 2
Окраинные новостройки, удаленные от крупных водоемов 1-52 14 8:8 1
Участки центральной старой части города, расположенные вдали от крупных водоемов, но у открытых мест (площадей, широких улиц) 1-50 9 10:3 1
Застроенные в советское время районы, находящиеся вдали от крупных водоемов и окраин 1-40 8 11:3 0
Неширокие и узкие улицы в центральной старой части города, удаленные от Невы и ее крупных рукавов 1-14 4 21:1 0

* (В таблицу включены сведения о наибольшем количестве целых гнезд в каждом гнездовье.)

Известны многочисленные случаи длительного существования колоний городских ласточек: на скалах в Великобритании более 100 лет, в Ленинграде - в Финском переулке более 50 лет, на Кировском проспекте и набережной Робеспьера более 30 лет. Менее известно, что время от времени в пространственном размещении гнездящихся воронков происходят значительные изменения, из которых одни развиваются быстро, другие - медленно.

В XVIII веке Карл Линней называет воронка "городская ласточка". В XIX веке, во всяком случае в России, эта ласточка по-прежнему остается обычной городской птицей. Однако в 1848 году произошло явление, удивившее современников: воронки почти совершенно не гнездились в городах Западной Европы и нескольких губерний средней полосы России, причем в некоторые города они прилетели, но, не начав гнездования, улетели, в других гнездились в незначительном числе. В 1850 году городские ласточки снова почти совсем не гнездились в городах, по крайней мере так было в Москве, Орле, Могилеве; реже обыкновенного встречались они в окрестностях Москвы. Об этом сообщали газеты и журналы. Внимание русских читателей к этому явлению привлек один из крупнейших ученых России К. Ф. Рулье. Его статьи и лекции пользовались большой популярностью у современников. Один из героев Н. С. Лескова, перечисляя книги, возбуждавшие интерес в "тогдашнее время", упоминает статьи К. Ф. Рулье о городской ласточке. Одновременно с исчезновением воронков из городов Н. А. Северцов, ученик К. Ф. Рулье, наблюдал появление большого их количества в сельской местности в Воронежской губернии, где до этого времени эти птицы встречались редко и, по-видимому, не гнездились. В 1848 году они расселились здесь по деревням и гнездились даже на сосне.

В конце XIX века распределение городской ласточки в Западной Европе, во всяком случае в ее центральной части, отличалось от размещения деревенской ласточки уже только тем, что первая чаще гнездилась в городах.

В первой половине XX века в немецкой орнитологической литературе воронок характеризуется как типично сельская птица. В это время он уже не гнездится во многих западноевропейских городах, прежде всего в крупных и промышленных (например, в Берлине, центральных районах Амстердама и Хельсинки). В нашей стране численность воронков в центральных районах больших городов начала уменьшаться позже. По наблюдениям А. Н. Формозова, в центре Москвы этот процесс начался в 1930-е годы, однако в 1940-1960-е годы воронки все еще гнездились здесь в небольшом числе, в основном вблизи рек. Они совсем покинули центр столицы в 1970-е годы; тогда же колонии воронков были обнаружены в ее новостройках.

В годы Великой Отечественной войны в некоторых городах, оказавшихся в районах боевых действий, количество гнездящихся воронков заметно возросло; в блокированном Ленинграде это наблюдал А. Н. Промптов. В послевоенные годы в центральной старой части Ленинграда число гнездовий и размножающихся пар городских ласточек уменьшалось; правда, нельзя сказать, что процесс был непрерывным, так как временами (например, в 1960-е годы) падение численности этих птиц прекращалось, и, возможно, она даже несколько возрастала. Небольшое количество городских ласточек и до сих пор продолжает выводить потомство в центре города; их жилые гнезда можно увидеть, например, на главном здании университета, на домах возле Литейного моста и на Кировском проспекте.

В 1951 году районы новостроек в Ленинграде занимали небольшие территории, главным образом на окраинах: колонии воронков находились на любой из них, особенно много этих птиц гнездилось в южной части Московского проспекта. Впоследствии площади, занятые новостройками, постоянно росли, при этом в полностью застроенных районах численность городских ласточек уменьшалась, а в новых районах на окраинах, которые все дальше отступали от центра города, возникали новые гнездовья. Однако в 1970-е годы находить колонии этих птиц в обширных районах окраинных новостроек стало трудно: обычно они заселяют в них только небольшие участки. Сейчас в Ленинграде известен только один район, где воронки очень многочисленны, - это новостройки на морском побережье Васильевского острова и острова Декабристов.

В Харькове во время войны городские ласточки тоже гнездились в огромном количестве, и хотя теперь их численность снизилась, нельзя сказать, что воронки стали в этом городе редкими птицами. Во многих небольших городах, селах и деревнях в европейской части СССР воронки сейчас обычные гнездящиеся птицы; нередко при возведении в этих населенных пунктах каменных построек их численность увеличивается.

В Европе после второй мировой войны началось возвращение воронков в города. В европейской части СССР это наблюдалось в Выборге. Здесь в 1930-е годы воронки гнездились редко; в основном они размещались в окрестностях города - на хуторах и в деревнях. По данным В. В. Строкова, их количество в городе резко увеличилось в послевоенные годы; в 1960-е годы воронок в численности уступал здесь только домовому воробью. В эти же годы городские ласточки быстро "заселили" окраинные многоэтажные дома Западного Берлина, главным образом в районах новостроек. Они появились также в некоторых городах ГДР; в одном сообщении это явление было охарактеризовано как урбанизация воронка. В Бельгии, Венгрии, Польше, Румынии, ФРГ в 1960-1970-е годы городские ласточки охотно гнездились в районах новостроек населенных пунктов разного размера и характера - в основном на их периферии. В эти же годы увеличилось количество пар этих птиц в центральных старых частях Манчестера и Кракова; они возвратились также в Лондон. В то же время в одних сельских местностях зарубежной Европы их численность уменьшалась, в других - увеличивалась.

В азиатской части области гнездования воронков также отмечались изменения в пространственном размещении их пар. Например, в Средней Азии и Южном Казахстане эти ласточки издавна гнездились только на скалах в горных районах. Высказывалось даже предположение, что населенные пункты в долинах и на равнинах этих районов непригодны для гнездования воронков из-за жаркого и сухого климата. Отмечались лишь единичные случаи их поселения в мечетях Туркмении. Однако в 1959 году воронки поселились на многоэтажных зданиях во Фрунзе, а в 1961 году - в Алма-Ате. Позднее в Алма-Ате они достигли значительной численности и расселились в ее окрестностях. События иного характера произошли на западе Казахстана. На полуострове Мангышлак в 1947 году городские ласточки гнездились громадными колониями в горах, а также селились на некоторых зданиях Форта-Шевченко. Однако в 1950-е годы они исчезли из этого района. В эти же годы воронки начали расселяться в южном направлении по долинам рек Эмба и Иргиз и в Мугоджарах, сравнительно быстро заселив обширный район, в котором раньше не гнездились.

Несомненно, городские ласточки гнездятся подолгу там, где условия окружающей среды благоприятствуют этому; при их ухудшении воронки ищут другие подходящие местности и переселяются туда. "С болота ли на ближайший мельничный пруд, или с Дона на Аравийский залив, - писал Н. А. Северцов, - но птица все одинаково гонится противными ей внешними условиями и летит, пока не встретит удобнейших". Некоторые исследователи уже давно высказывали предположение, что данные о размещении гнездящихся пар воронков могут указывать на определенные изменения в окружающей среде; в России об этом еще в 1850 году писали К. Ф. Рулье, В. Журавлев и другие исследователи, заинтересовавшиеся исчезновением этих птиц из городов.

Для гнездования воронкам необходимы места, где они могут устроить свои гнезда, гнездостроительный материал, прежде всего - мокрая земля, удобные для охоты участки с достаточно высокой и стабильной численностью насекомых и относительно безопасная, как для взрослых птиц, так и для потомства, обстановка в окрестностях гнездовья. До сих пор не доказано, что какой-нибудь один из этих факторов имеет преимущественное влияние на территориальное распределение воронков в пределах их обычных местностей гнездования (скалистые районы, населенные пункты).

Возведение человеком различных сооружений, главным образом зданий, до сих пор способствует расселению городских ласточек. В частности, во Фрунзе и Алма-Ату, по мнению местных орнитологов, воронки вселились только благодаря тому, что в этих городах были построены современные многоэтажные дома; на традиционных местных домах они не могли строить гнезда. В то же время почему-то воронки не заселяют некоторые новые промышленные города.

Уже говорилось, что эти птицы предпочитают сооружать гнезда на опорах под широкими навесами, на стенах из камня и сходных с ним материалов и т. п. Тем не менее во многих населенных пунктах, где такие места имеются, воронков гнездится мало или вообще нет, и вместе с тем нередко они поселяются там, где условий для постройки гнезд нет и где поэтому они гнездятся на обрывах из мягких пород, деревьях, деревянных строениях, зданиях с очень узкими карнизами. В Ленинграде, например, дома, на стенах которых воронкам удобно строить гнезда на опорах, расположены в основном в центральной старой части города; на домах в новых районах, на периферии города, они редко могут найти подобные места, однако в центре города численность воронков снижается, тогда как в некоторых окраинных районах существуют их большие колонии. Создается впечатление, что во многих случаях воронки мирятся с очень большими неудобствами мест, где они могут устроить гнезда, ради каких-то других более важных преимуществ.

Некоторые исследователи предполагают, что городские ласточки предпочитают гнездиться в низменных сырых местностях и по берегам водоемов из-за того, что здесь они всегда находят грязь для строительства гнезда. Как считает польский орнитолог В. Хармата, некоторые колонии птиц этого вида в центре Кракова исчезли в 1930-е годы из-за того, что в период гнездостроения было мало дождей; колонии восстановились в 1960-1970-е годы, когда дождей в тот же период было много. Уменьшение численности воронка и его полное отсутствие в центрах больших городов, а также в деревнях таких стран, как ФРГ и Швейцария, мгогие орнитологи объясняют тем, что появление асфальта и бетона на улицах, дворах и дорогах лишило ласточек гнездостроительного материала. В пользу этого предположения говорят определенные факты. Например, в некоторых западноевропейских деревнях численность воронков удалось восстановить после развешивания искусственных гнезд. Городские ласточки охотно поселяются в районе строек, где всегда есть разрытая земля и, следовательно, грязь. Отмечают также, что в городах собирать гнездостроительные материалы ласточкам мешает оживленное уличное движение.

Однако не все орнитологи считают, что условия сбора грязи играют исключительную роль в пространственном размещении воронков во время гнездования. По мнению наблюдателей, возвращение воронков в Лондон и увеличение их численности в Манчестере не было вызвано улучшением этих условий. Так же в некоторых деревнях в ФРГ численность воронков увеличивалась, несмотря на трудности с добыванием грязи, без каких-либо мероприятий со стороны людей.

В 1950-1980-е годы в центральных районах Ленинграда на давно заасфальтированных улицах и одетых в гранит берегах Невы колонии воронков существовали по многу лет, и время от времени даже возникали новые; здесь птицы собирали грязь на мостовых у поребриков, где скапливается пыль, а местами также на строительных площадках. В центре Брюсселя наблюдали, как ласточки занимались сбором грязи на крышах - в кровельных желобах. Даже в засушливые годы в Ленинградской области воронки ухитрялись находить грязь: в одной деревне в сухую погоду ласточки слетались к колоде, из которой поили лошадей и возле которой всегда была размешенная их копытами грязь, а в Ленинграде воронки собирали материал для сооружения гнезд после поливки улиц. Как известно, наиболее прочны гнезда воронков из глины, однако характер распределения гнездящихся пар этих птиц далеко не всегда можно объяснить наличием в окрестностях их колоний глины или почв, содержащих большую долю глины.

Обычно воронки приносят грязь из луж, расположенных поблизости от места постройки гнезда, но если ее здесь нет, летают за ней на расстояние по крайней мере до одного километра. Известно также, что эти птицы предпочитают собирать грязь на открытом, хорошо просматриваемом участке, но однажды в засушливую весну я наблюдал, как воронки брали ее на закрытом почти со всех сторон месте: на маленьком плоском "пятачке" земли в глубине неширокой, но довольно глубокой ямы с водой, которая имела отвесные стенки и находилась среди травы у изгороди. Таким образом, оказывается, что городские ласточки не всегда требовательны к качеству строительного материала и приспосабливаются к разнообразным условиям его сбора, но так птицы ведут себя, по-видимому, только там, где благоприятны какие-то другие условия, более существенные для них.

Некоторые орнитологи при объяснении территориального распределения воронков во время гнездования пренебрегают условиями их питания, считая, что в хорошую погоду над любой местностью всегда есть воздушный планктон. Однако с пищевыми ресурсами городской ласточки дело вовсе не обстоит столь просто. Условия ее питания в разных местностях могут различаться и изменяться, быть благоприятными и неблагоприятными. Преимущественное гнездование воронков около открытых пространств, вероятно, связано с тем, что такие места наиболее удобны для их охоты. Предпочтительное поселение воронков по берегам водоемов, по-видимому, в значительной степени объясняется тем, что в прохладную погоду они добывают насекомых в теплом слое воздуха над поверхностью воды. В некоторых районах городские ласточки охотно гнездятся около скотных дворов, вблизи которых много насекомых, но у воронка эта связь выражена не столь ярко, как у деревенской ласточки.

К. Ф. Рулье считал, что исчезновение городской ласточки в 1848 и 1850 годах из европейских городов было вызвано каким-то изменением в атмосфере над территорией всей Европы, однако многие читатели, откликнувшиеся на его статьи, искали причину явления в ухудшении условий питания. Так, Н. Орлов обратил внимание, что в 1848 году из-за небольшого половодья и жары комары и мошки появились в Симбирске позже обычного. В 1850 году в Орле А. Тарачков отметил отсутствие или значительное уменьшение численности таких заметных насекомых, как дневные бабочки и кузнечики, которые, по-видимому, погибли зимой во время жестоких морозов. В 1850 году В. Журавлев убежденно писал, что "ласточки уменьшаются или исчезают собственно от недостатка корма", вызванного, по его мнению, разрушительным воздействием неблагоразумной хозяйственной деятельности людей на природу.

Выселение воронков в течение XIX-XX веков из городов Европы и затем, в XX веке, вселение в них, возможно, также связано с изменением условий питания этих птиц. Полтораста-триста лет назад города занимали сравнительно небольшие площади, поэтому их центральные районы еще не были значительно удалены от сельских местностей, и насекомые - сами или при помощи ветра - могли регулярно попадать сюда. В городах держали много лошадей, нередко коров, свиней и других животных. Антисанитарные условия в них были, пожалуй, правилом; в 1830 году рынки Петербурга поражали непроходимой и непросыхающей грязью и зловонием; в это же время в Москве в жаркие дни, по словам очевидца, "из Яузы, Самотеки и других московских источников смердело"; в Лондоне еще в 1915 году на улицах было много экскрементов лошадей и других животных. Это способствовало размножению насекомых в городах. Своеобразные условия городов: восходящие токи теплого воздуха, нередко возникающие над ними, здания, укрывающие летающих насекомых от ветра, - все благоприятствовало охоте воронков. В дальнейшем на численность насекомых в городах могли отрицательно повлиять такие факторы, как значительное расширение занятых городами площадей и в связи с этим удаление городских центров от лесов и полей, вытеснение лошадей автомобилями, перемещение занятия скотоводством на дальние окраины или вообще прекращение его, борьба с вредными насекомыми на помойках, в парках и скверах, загрязнение городов и их окрестностей промышленными, транспортными и другими отходами. Эти изменения, вероятно, стали основной причиной или одной из причин уменьшения количества воронков в городах.

Рост численности этих птиц в некоторых городах во время войны, когда в них замерла хозяйственная жизнь, мог произойти в связи с увеличением здесь числа насекомых. Недавнее возвращение городских ласточек в Лондон, рост их численности в Манчестере и прекращение в 1960-е годы уменьшения их численности в центральных районах Ленинграда также совпали со снижением уровня загрязнения воздушных бассейнов этих городов; может быть, последнее обстоятельство благоприятно подействовало на насекомых, следствием чего и стало увеличение численности воронков. В больших городах воронки охотнее всего поселяются в местах с наиболее чистым воздухом: у водоемов, которые способствуют очищению воздуха от вредных веществ, и на окраинах. В Ленинграде воздух летом наиболее чист на побережье Финского залива в районе Кировских островов, и именно здесь на островах Крестовском, Трудящихся, Васильевском и Декабристов находятся излюбленные места гнездования воронков. Интересна история возникновения поселений городских ласточек в районе новостроек на морском побережье Васильевского острова на улице Кораблестроителей и вблизи нее. Летом 1972 года воронки еще не гнездились здесь, но в большом количестве слетались сюда охотиться на насекомых над пустырями и у стен только что построенных и строившихся домов. В последующие годы здесь возникла большая колония этих птиц. Воронки могут приспособиться строить гнезда в не очень пригодных для этого местах и находить грязь в местностях, где ее мало, но постоянно голодать не могут.

Орнитологи рассматривают и другие возможные причины того или иного размещения гнездящихся городских ласточек: разрушение гнезд этих птиц в результате вибрации зданий, на которых они гнездятся, при сильном движении транспорта вблизи них; вытеснение воронков из их колоний воробьями, гнездящимися в гнездах ласточек; пагубное влияние загрязнений городской среды на организм ласточек; успешная конкуренция из-за пищи со стороны черного стрижа (пока предположение) и так далее.

Весной птицы стремятся вернуться в районы, где они гнездились раньше; в свои колонии возвращаются 20-36 процентов воронков старше одного года. Большая часть остальных старых птиц к этому времени погибает. Некоторые воронки переселяются в другие места (например, в соседнюю деревню); часто так ведут себя птицы, которые гнездились неудачно или которых сильно беспокоили. Самцы больше привязаны к местам своего гнездования, чем самки.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© ORNITHOLOGY.SU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://ornithology.su/ 'Орнитология'
Рейтинг@Mail.ru