предыдущая главасодержаниеследующая глава

Домовый сыч - Athene noctua

Домовый сыч - Athene noctua. Из всех сычей этот вид распространен наиболее широко. Он населяет западную часть Европы, Северную Африку и почти всю Южную Азию. На территории нашей страны домового сыча можно встретить в ее южной половине от западных границ до Забайкалья. Он гнездится на равнине и в горах на высоте до трех тысяч метров. Птицы, живущие на севере ареала, явно тяготеют к культурному ландшафту, на юге - к открытым пространствам степей, полупустынь и пустынь. Численность вида в целом высокая, а местами он просто обилен.

Есть ряд признаков, которые выделяют домового сыча из других наших некрупных сов. Так, от совок он отличается частично оперенными пальцами и отсутствием "ушек", от мохноногого сыча-продольными пестринами на голове и более плотным оперением, от воробьиного сычика - значительно превосходящими размерами. Нижняя часть лицевого диска у домового сыча плавно переходит в оперение шеи. Общий тон окраски сыча буроватый с оливковым оттенком. Птицы, обитающие в пустынях, нередко бывают рыжевато-песочного цвета. Кстати, у этих сычей лапа часто оказывается оперенной более сильно, хотя две трети длины пальцев и у них остаются голыми. Когти во всех случаях темно-бурые. Клюв светлый, слегка желтоватый. Радужина желтая, причем наиболее яркая у старых птиц. Есть что-то особенное во взгляде домового сыча: смотрит он будто бы исподлобья. Похожий взгляд у дневных хищных птиц, чьи глаза спрятаны как бы под надбровными дугами.

Половой диморфизм в размерах особей домового сыча выражен очень слабо - все они весят около 180 - 200 граммов.

Там, где сычей не преследуют, они спокойно подпускают человека на десять-пятнадцать метров. Днем эту сову можно увидеть либо отдыхающей в укрытии, либо сидящей на камнях, телеграфных столбах, проводах, постройках и очень редко на деревьях. При приближении людей сыч начинает забавно кланяться и раскачиваться из стороны в сторону. Будучи вспугнутым, он стремительно срывается и летит низко над землей до следующей удобной присады. При встрече с противником, не столь большим и серьезным, как человек, домовый сыч поступает иначе: сперва он таращит глаза, затем резко кланяется и не менее быстро выпрямляется. Так он пугает врага.

67. В центральных и южных областях Евразии, на север до Латвии, Московской и Оренбургской областей, Южного Казахстана, Алтая и Забайкалья, рядом с человеком часто живет домовый сыч (Athene noctua). Размером он с телеграфный ролик. Туркменская ССР, май 1972 г. Фото Э. Н. Головановой
67. В центральных и южных областях Евразии, на север до Латвии, Московской и Оренбургской областей, Южного Казахстана, Алтая и Забайкалья, рядом с человеком часто живет домовый сыч (Athene noctua). Размером он с телеграфный ролик. Туркменская ССР, май 1972 г. Фото Э. Н. Головановой

Обращает на себя внимание домовый сыч и голосом, которым природа оделила его достаточно щедро. От сыча можно услышать и приятный низкий свист, и, иногда, странный лай, который днем удивляет человека, а ночью заставляет насторожиться. Самцы часто выкрикивают что-то вроде "ку-вить, ку-вить" с ударением на последнем слоге. Этот же сигнал воспроизводится при опасности. Обеспокоенная самка издает серию резких звуков: "чек-чек-чек...", напоминающих тревожный крик перепелятника. Кроме того, особенно в брачную пору, на участке, где обитает сыч, слышится низкое, протяжное, несколько гнусавое гуканье. Этим звуком сова извещает о своем пробуждении. С ним же она вылетает на охоту. Гуканье сыча выражает также малую степень его беспокойства. Повторение же звука со скоростью четырнадцати криков в минуту есть не что иное, как брачная песня. Во всех случаях голос домового сыча не столь глубокий и низкий, как у других сов, и как бы более печальный. Не зря киргизы называют эту сову "байкуш", что означает "бедный" или "нищий".

68. Домовому сычу, особенно молодой птице, совсем не свойственно затаивание, столь характерное для сов. Вот и сейчас сыч внимательно оценивает обстановку, и если ему покажется что-нибудь подозрительным, он, словно мышь, юркнет под дом. То же. Фото Э. Н. Головановой
68. Домовому сычу, особенно молодой птице, совсем не свойственно затаивание, столь характерное для сов. Вот и сейчас сыч внимательно оценивает обстановку, и если ему покажется что-нибудь подозрительным, он, словно мышь, юркнет под дом. То же. Фото Э. Н. Головановой

Домовый сыч ведет оседлый образ жизни. Лишь особи, обитающие в высокогорье, возможно, совершают сезонные вертикальные перемещения, хотя не совсем ясно, участвуют ли в них птицы, ранее размножавшиеся, то есть уже выбравшие себе участки. Молодежь объединяется в пары в декабре-январе после непродолжительных осенних кочевок. Пары, по-видимому, постоянные.

69. Домовый сыч нередко поселяется в старых постройках. На этом снимке видно, как из щели под крышей выглядывают его птенцы. То же. Фото Э. Н. Головановой
69. Домовый сыч нередко поселяется в старых постройках. На этом снимке видно, как из щели под крышей выглядывают его птенцы. То же. Фото Э. Н. Головановой

Гнезда сычи устраивают в различных укромных местах: на обрывах, в щелях скал, нишах или нагромождениях камней. Одним из излюбленных мест гнездования являются норы больших песчанок и тонкопалых сусликов. Возможно, что иногда сыч выкапывает убежище или модернизирует найденное, так как нора ему нужна весьма глубокая, длиной один-два метра при диаметре примерно в пятнадцать сантиметров. Кладка размещается в гнездовой камере, которая в поперечнике имеет чаще всего около тридцати сантиметров. Занятую сычами нору, например на обрыве, нетрудно опознать по белой от помета стене. Вполне вероятно, что одна пара занимает несколько нор, которые использует для вывода птенцов поочередно. Если в местности встречаются одинокие дуплистые деревья, то гнезда сычей удается обнаружить и в дуплах. Так, на юго-востоке Казахстана В. Н. Шнитников находил, кладки и птенцов домового сыча в дуплах туранги.

70. Сохраняя тело относительно неподвижным, совята могут вращать головами в самых разных направлениях. Полагают, что подобные движения связаны с лоцированием звуков. То же. Фото Э. Н. Головановой
70. Сохраняя тело относительно неподвижным, совята могут вращать головами в самых разных направлениях. Полагают, что подобные движения связаны с лоцированием звуков. То же. Фото Э. Н. Головановой

В антропогенном ландшафте также немало удобных для гнездования мест. Сычи поселяются в кучах хвороста, которым на юге накрывают могилы, в стенках арыков, колодцев, под крышами зданий, в недействующих дымоходах и т. д. При этом поражает, насколько тесен может быть контакт совы с человеком. Так, в 1953 - 1956 годах домовый сыч неоднократно выводил птенцов на здании химического факультета Московского университета на Ленинских горах. Масса примеров тесного сожительства сычей с людьми известна и на юге страны. Например, в Мургабском районе Туркмении Э. Н. Голованова находила их гнезда на чердаке склада сельскохозяйственной техники, где днем постоянно работали люди, под крышей летней эстрады, с которой по вечерам регулярно демонстрировались кинофильмы, и, наконец, на чердаке гостиницы, куда птицам приходилось летать через веранду, почти всегда заполненную людьми. Но, конечно же, сычи наиболее охотно занимают постройки, расположенные не на столь бойких местах, а именно возле полевых станов, хуторов и ферм. В таких случаях поселение сычей, помимо удобства гнездования, можно объяснить и изобилием пищи - навозных жуков скарабеев, которыми нередко кормятся самки, не отлетающие в период насиживания далеко от гнезд.

71. Домовый сыч - смелый и ловкий хищник. Порой его жертвами становятся даже крупные тушканчики. Не в силах подняться в воздух с такой добычей, он волоком тащит ее к гнезду. То же. Фото Э. Н. Головановой
71. Домовый сыч - смелый и ловкий хищник. Порой его жертвами становятся даже крупные тушканчики. Не в силах подняться в воздух с такой добычей, он волоком тащит ее к гнезду. То же. Фото Э. Н. Головановой

Домовый сыч охотно занимает и искусственные гнездовья. Так, в Молдавии неоднократно обнаруживали гнезда этих сов в дуплянках для куниц. В специальной выстилке сычи не нуждались, а откладывали яйца, как правило, на замусоренный дощатый пол. Правда, в отдельных случаях птицы все же проявляют примитивные гнездостроительные способности. В их жилищах иногда находят подстилку из сухих стеблей полыни или материалов другого рода. Однако привлекать сычей в любой местности все же целесообразнее не развешиванием дуплянок, а созданием наземных убежищ, например, как рекомендует Т. М. Соснихина, сцементированных куч камней.

72. Нередко домовый сыч охотится и на насекомых, оказывая предпочтение крупным жукам - чернотелкам и навозникам. То же. Фото Э. Н. Головановой
72. Нередко домовый сыч охотится и на насекомых, оказывая предпочтение крупным жукам - чернотелкам и навозникам. То же. Фото Э. Н. Головановой

К гнездованию домовый сыч приступает, как и многие совы, с самого начала весны. Брачный крик самцов в большинстве районов страны к концу марта достигает апогея. В апреле происходит откладка яиц, хотя свежие яйца можно встретить порой и в июне. Вероятно, это повторные кладки, отложенные после гибели первых. Полная кладка включает 4 - 5, реже 6 яиц. На юге ареала она несколько больше - 5 - 6 и даже 8 яиц. Рекордная по величине кладка - 9 яиц - была найдена на юге Казахстана в пустыне Кызылкум Е. П. Спангенбергом. Скорлупа яиц белая, мелкозернистая. Размер их 33 - 35 X 28 - 30 миллиметров, вес около 16 граммов. У птиц, обитающих в жаркой и засушливой местности, яйца в среднем чуть мельче.

В отличие от большинства сов домовый сыч, по-видимому, начинает регулярный обогрев яиц, лишь закончив или почти закончив кладку. По крайней мере на двадцать восьмую ночь после ее завершения практически в течение суток вылупляются чуть ли не все птенцы. Это же характерно и для птиц, размножающихся в неволе. Кстати, здесь они приступают к размножению не ранее как в трех-четырехлетнем возрасте. В неволе насиживают лишь самки.

Однодневный птенец весит немногим более 10 граммов. Он весь покрыт белым пухом и похож не на птицу, а на два пушистых шарика, соединенных тонкой перемычкой-шейкой. Птенцы вылупляются с закрытыми глазами и, по свидетельству Оскара Хайнрота, с несколько приоткрытыми ушными отверстиями. На вторую ночь жизни они уже пытаются чиститься. За первую неделю совята набирают еще 30 граммов, в двухнедельном возрасте они весят 120, а к концу месяца - 170 - 180 граммов, то есть почти столько, сколько взрослые особи.

Интересно, что прозревают птенцы очень нескоро - лишь на десятую ночь. Связано это, возможно, с тем обстоятельством, что совята в своих гнездах-норах сидят почти в полной темноте, и зрение им в это время практически ненужно, тем более что о приближении родителей они узнают на слух.

В возрасте около месяца птенцы начинают высовываться из гнезда, но при первой же опасности или в ответ на тревожный крик взрослой птицы они исчезают в норе. Сычатам почти несвойственно затаивание, к которому прибегают птенцы других сов. По-видимому, в большей степени они рассчитывают на неприступность своего гнезда, нежели на возможность остаться незамеченными.

В ожидании родителей проголодавшиеся птенцы издают тихий, несколько хриплый звук "зипи". Слетки, требуя корм, мелодично свистят. У самки эта голосовая реакция сохраняется пожизненно. Ею она призывает самца, когда хочет получить от него корм.

Промежуточный наряд молодых домовых сычей мало отличается от окончательного, разве что он чуть пушистее и серее. На пятой неделе это одеяние интенсивно заменяется пером. В таком возрасте молодые весьма похожи на взрослых птиц. Очень скоро они начинают летать и покидают гнездо навсегда. Однако вплоть до августа выводки не распадаются.

Домовый сыч - исключительно ловкий и смелый хищник. Е. П. Спангенберг в своих "Записках натуралиста" описал, как два сыча, действуя слаженно, за несколько секунд умертвили крупную серую крысу, наглядно продемонстрировав таким образом свое охотничье искусство. Эта небольшая, но бесстрашная птица обращает в бегство даже кошек. Кстати, в отличие от многих сов домовый сыч поражает компактностью и плотностью сложения. Мышцы ног, как подметил Б. К. Штегман, у сыча несоразмерно сильны. Особой мощи достигают мышцы-сгибатели пальцев. Это позволяет сычу не только успешно охотиться на больших песчанок (вес этого грызуна достигает двухсот-трехсот граммов), но и перетаскивать их в свое убежище. Можно прямо сказать, что среди дневных и ночных хищных птиц одинаковых с сычом размеров он не имеет себе равных по силе и способности справляться со сравнительно крупными животными.

Особенно активен домовый сыч в сумерках, с вечера до полуночи, и утром. Но нередко его можно встретить на промысле и днем. По манере добывания корма это весьма пластичный вид. Иногда сыч подолгу подкарауливает жертву, причем кидается на нее, как правило, лишь тогда, когда та останавливается. А бывает и так, что он настигает добычу на бреющем полете. Охотится он и на лету, как это делают совки, или разгуливая по земле. Характерные его следы - три пальца вперед, один назад - порой можно увидеть утром на пыли дорог. Бродя по земле, сычи собирают дождевых червей, которых, как указывают натуралисты, эти птицы не так уж и редко употребляют в пищу. Здесь же заметим, что, как и совки, сыч способен поднести схваченную добычу к клюву и съесть ее, не нагибая головы.

С необычайной ловкостью домовый сыч проникает в любые узкие щели и ходы. Эту его особенность долгое время связывали лишь с гнездовым инстинктом. Однако Б. К. Штегману в Южном Прибалхашье удалось доказать, что сычи часто и охотятся в норах. Выяснилось это, когда несколько сычей попалось в капканы, поставленные на большую песчанку у нор. В желудках пойманных сычей было обнаружено мясо песчанок. Так как птицы попадали в капканы ночью, когда зверьки спали, то можно было заключить, что ночью, пробираясь в норы, сычи умерщвляли и поедали грызунов. Возможно, что и сильный износ перьев у особей восточного подвида домового сыча связан с таким именно способом охоты. Натуралистов всегда поражал вид этих сычей - истрепанные перья их, лишившись опахал, словно иглы торчат на голове, шее и плечах. Это особенно хорошо видно, если взять птицу в руки.

Как манера охоты, разнообразна и добыча домового сыча. Об этом можно судить по составу погадок, которых немало скапливается в укромных местах, где отдыхают сычи. Правда, погадки (их диаметр около 1,5 сантиметра при длине 4 - 6 сантиметров) отрыгиваются в основном взрослыми особями, птенцы же до трехнедельного возраста усваивают пищу почти целиком. Поэтому анализ погадок раскрывает нам пищевые связи прежде всего взрослых сычей. К этому можно добавить, что в погадках сохраняются остатки далеко не всякого корма. Например, практически бесследно исчезают в утробе домового сыча дождевые черви. И все же, разбирая погадки, можно узнать многое. Приведем несколько примеров.

Исследовав около трехсот погадок домового сыча, собранных в августе - сентябре в Западном Казахстане, Т. Н. Дунаева и В. В. Кучерук установили, что примерно четыре пятых из них содержали остатки насекомых, в основном жужелиц, навозников, чернотелок. Неперевариваемые части млекопитающих, преимущественно полуденной песчанки и домовой мыши, реже землероек, были найдены в семидесяти процентах погадок, а остатки рептилий - в шестнадцати. Другие животные попадались изредка. Примечательно, что обычных в этих местах тушканчиков сычи ловили нечасто, тогда как редких бурозубок добывали более или менее регулярно.

Почти шесть тысяч погадок в 1954 - 1963 годах разобрали в Заун-гузских и Центральных Каракумах, в Копетдаге и Бадхызе А. Н. Сухинин, Г. С. Вельская и И. В. Жернов. Ими млекопитающие, преимущественно грызуны, были обнаружены почти в семидесяти процентах случаев. Чаще всего сычи употребляли в пищу афганскую полевку, затем серого хомячка, домовую мышь и полуденную песчанку. Из млекопитающих, кроме того, обнаружены ушастый еж, землеройки, летучие мыши и иные животные. Птицы были найдены только в шести процентах погадок. Это - розовый скворец, жаворонки, домовый воробей и наиболее крупная добыча из птиц - сизоворонка. Частота встречаемости остатков насекомых, в основном жуков, близка к половине случаев, а паукообразных - к четырнадцати процентам. Установлено, что доля млекопитающих в рационе сыча возрастает от весны к августу - декабрю. Птиц сычи ловят преимущественно в июне - июле, насекомых - в мае - июле.

В северо-западном Прикаспии, по материалам А. Н. Павлова, основу корма домового сыча составляют также млекопитающие, в частности грызуны. Но здесь интересно другое: если вдали от моря на птиц в рационе сычей приходилось только шесть процентов случаев, то осенью в погадках с побережья этот показатель поднялся до восьми-десяти процентов. Дело в том, что в это время на взморье появляется масса пролетных воробьиных птиц, на которых сычи и охотятся.

В Туркмении, возле Репетека, в Восточных Каракумах, по наблюдению О. С. Сопыева, домовые сычи явно специализируются на добыче большой песчанки. Из беспозвоночных, помимо жуков и других насекомых, они часто ловят скорпионов и фаланг. В Узбекистане, по данным Г. И. Ишунина, пища сыча состоит, как правило, из мышевидных грызунов, остатки которых встречаются почти в каждой погадке (98 процентов), и беспозвоночных (80 процентов), среди которых также были обнаружены скорпионы и фаланги.

Таким образом, несмотря на большое разнообразие жертв домового сыча, можно сказать, что главным его кормом повсеместно являются грызуны и насекомые. И нет сомнений в том, что домовый сыч - очень полезная птица.

Летом и осенью сычи иногда запасают пищу впрок. Однако таких крупных складов провизии, как у воробьиного сычика, у этой совы не бывает. Запасы домового сыча - всего лишь навсего остатки очередной трапезы, то есть недоеденные тушки песчанок или тушканчиков, которые насытившийся хищник заталкивает поглубже в разные ниши и щели и возвращается к ним в случае неудачной охоты.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© ORNITHOLOGY.SU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://ornithology.su/ 'Орнитология'
Рейтинг@Mail.ru