предыдущая главасодержаниеследующая глава

Тайна кара-кумбеза

- Видите, вон там, за третьим поворотом после речного знака, на самом берегу стоит кара-кумбез. Там живет огромная змея, ни один житель не рискует подходить к этой могиле, - рассказывал чабан, следовавший с нами на пароходе.

- Говорите, змея? А кто ее видел? - спросили мы.

- Ой-бой, чего захотел. Пойдешь к могиле - беду накличешь. Никто не осмеливается этого делать. Но слышали, как вечером она выбирается из могилы.

- Да-а-а, - задумчиво протянул мой коллега, разглядывая проплывавший мимо кумбез. - Интересно бы выяснить, так ли все это...

"Экватор" - небольшой пароходик - медленно наползал на мутное, напористое тело реки Или.

- За что же такое недоброе название - "черная могила"? - спросил собеседник у старика, показывая на кумбез.

- А, - отмахнулся он, - давно это было.

- А все-таки, интересно же, - настаивал собеседник.

- Три, может, пять поколений назад, когда река текла не по этому руслу, а полсотню километров южнее, у ее берегов на джайляу жил бедный чабан. Все его богатство - красивая дочь. Однажды к юрте бедняка подъехал джигит и, не слезая с коня, попросил хозяина отдать ему в жены девушку. Оскорбленный старик не ответил сразу, обещал подумать. Джигит уехал.

На другой день дочь вышла из юрты и увидела диковинного цвета бабочку, что порхала над зеленой степью. Погнавшись за ней, она споткнулась и упала. Случайно ли, но попала на большую змею. Тварь укусила красавицу, спасти ее не удалось. С тех пор и стоит на том месте кара-кумбез, в нем и поселился большой змей. Говорят, не без него случилась эта смерть...

О змеях есть много легенд, рисующих их безжалостными, злыми и хитрыми. Сотни поверий и примет рассказывают о последствиях встреч со змеями.

Когда "Экватор" возвращался к Балхашу, на одной из остановок мы обследовали селение у подножия Заилийского Алатау. Случай подвел нас к разгадке о том, как могла родиться легенда о девушке, джигите и "черной могиле".

...Тысячелетиями религия твердила, что все зло от змей. Слово "гадина" ассоциируется с чем-то омерзительным, неприятным, а живая змея у девяти из десяти вызывает страх.

В Древней Греции, когда народная медицина была в особом почете, жир змей использовали в косметике, а яд шел на приготовление различных мазей. Тем не менее этих животных знали мало. На широко известной статуе родосцев "Лаокоон и его сыновья" змеи, посланные богами удушить Лаокоона и его сыновей за попытку помешать втащить в город Троянского коня, опутав ноги и руки отца, кусают его. Родосцы не обратили внимания на то, что пресмыкающиеся или только душат жертву, или наносят удар зубами, убивают ядом. Видимо, эта биологическая особенность ядовитых и неядовитых змей не была еще известна.

Из всех обитающих в нашем крае видов только кобра, гюрза, эфа, щитомордник и гадюка кусают жертву и через ядопроводящие каналы в зубе или на поверхности его моментально вводят яд в ранку. Уж, полоз, а также удавчик добывают пищу, ударяя животное пастью, с целью не столько удержать, сколько отвлечь внимание, придержать на мгновение жертву, чтобы в доли секунды обвить грызуна или птицу кольцами тела и применить мускульную силу. Чем больше трепещет добыча, тем сильнее сжимаются кольца змеи. Жертва затихает - кольца расслабляются. Победитель начинает со всех сторон медленно ощупывать добычу языком. Выбирает удобное место, чаще всего голову, и начинает заглатывать.

Замечено, что щитомордники - родственники американских гремучих змей - заглатывают крупных тушканчиков так, что сагитальная линия грызуна проходит точно вдоль оси туловища заглатывающей грызуна змеи. Благодаря этому сердце ее не сдавливается, иначе она погибла бы, так как заглатывание зверька иногда длится больше часа, особенно если он в три-четыре раза толще змеи. Благодаря подвижному соединению костей черепа, верхней челюсти и половинок нижней челюсти она может заглатывать крупных животных.

Кобра любит питаться жабами, заглатывать змей. Змея-стрела предпочитает ящериц. Гюрза ловит птиц. Степная гадюка охотится в основном за насекомыми, а щитомордник разнообразит свое меню более чем пятьюдесятью видами различных животных, которых способен проглотить. Это мыши, птенцы, ящерицы, змеи, фаланги, скорпионы, пауки, собратья щитомордника, богомол и многие другие.

...Кара-кумбез был обнесен невысоким дувалом. Часть стены уже рухнула в реку. Волны плескались рядом. Могила высилась на самом краю берега.

Перед заходом солнца осторожно подхожу к дувалу. Послышался легкий шорох, и... из дыры подземелья поднялась пыль. Кто-то исчез. Вооружившись рогатиной с длинным древком, начал ждать. Прошел час. Слышен шорох. Немножко тревожно. На ум приходят ранее услышанные небылицы. Где-то удав проглотил девушку, за кем-то гнался два часа, кого-то примотал кольцами к дереву... Шорох повторился, затем из могилы показалась голова. Ну, кто - кого! Змея сильнее просунула голову из провала. Теперь главное не двигаться - и победа будет обеспечена. Решаюсь сделать первый вызов. Осторожно протянув рогатину, делаю резкое движение. Вот досада... охоту я проиграл. Упругое тело вывернулось из-под небольшой рогатины.

Купол могилы терялся в ночном бархате темного неба, а горизонт исчез в упавшем на землю мраке, мне пришлось возвратиться, чтобы на рассвете снова придти сюда.

В то утро потревоженный хозяин кара-кумбеза вышел не сразу. Уже высохла ночная роса, уже нагрелись стены дувала, а луч света дырявил черный проем могилы, но змея не торопилась.

Спешить не нужно. Главное, сидеть без движения. Пусть она полностью вылезет на карниз и хорошенько пригреется. И я дождался. В двух метрах от моего сапога легли упругие кольца. Темная спина поблескивала на свету.

Когда пресмыкающееся расслабло от тепла, тело сильнее прижалось к почве, отдаваясь отдыху, удалось молниеносным толчком прижать рогатиной к земле того, о ком сложены легенды, кто наводил ужас на местных жителей.

С предосторожностями взял бившуюся хвостом змею у основания головы. Животное оказалось с подбитым глазом. Так вот откуда такая осторожность! Значит, змея уже попадала в трудную ситуацию.

Позже выяснилось, что никакой опасности и не было. Змея оказалась безобидным водяным ужом. Но возраст его был настолько почтенный, что "старик" смахивал на грозную, непонятного вида змею. Как подсказали специалисты, а они отлично умеют определять возраст пресмыкающихся, жителю черной могилы было ни мало ни много - 72 года. Пусть теперь свой век доживает он в почетных условиях. Ужа мы забрали в домашний зоопарк. А удивительно красивую голову "змея из легенды" я сфотографировал для вас, читатели.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© ORNITHOLOGY.SU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://ornithology.su/ 'Орнитология'
Рейтинг@Mail.ru