предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Золотая" клетка и голубой птенец

Ребята переминались с ноги на ногу, а старый егерь уверенно повторил:

- Эта птица жить не будет. Дело говорю вам.

Нерешительность и молчание нарушил Сабир.

- Что тут раздумывать? Бери и все. Ведь жила же у меня галка. Кормил я ее хлебом, кашей, мясом, давал и червей. Да она хоть что ест. Долго жила. Чуть говорить не научил. Только вот ее кошка слопала.

Димка не слушал Сабира. Он задумчиво косился на дупло в старом карагаче. Там было гнездо сизоворонки. Эту красивую сине-голубую, с рыжей отметиной на спине птицу ребята еще называют ракша. Она и действительно относится к отряду ракшеобразных.

- Ох и красивая! - восхищенно протянул Димка, поглядывая на мать птенцов.

Взрослая сизоворонка сидела поодаль, держа в клюве жука. Изредка она издавала трескучий звук, но добычу из клюва не выпускала.

- Я бы для нее клетку золотую сделал - у меня есть такая проволока. Переливается, как золото! Эх, если бы только егерь был неправ. А вдруг он точно знает, что она жить не будет? - тараторил Димка, глядя в глаза своему школьному товарищу.

- Да что он, ученый? - шмыгнув носом, презрительно бросил Сабир. - Говорят тебе - лезь и бери.

Димка подошел к дереву, ухватился за сук, подтянулся, словно рак клешнями, зажал ногами ствол и медленно полез к дуплу. Рука слегка дрожала, но Димка сунул ее в темный паз, нащупал крупного птенца и потащил на свет. Старая сизоворонка, бросив жука, летала вокруг дерева и надрывно кричала. Прилетел и самец. Он тоже метался, выкрикивал на птичьем языке свои ругательства. Мальчишка поскорее сунул за пазуху птенца и соскользнул с дерева.

Дома он посадил маленькую сизоворонку в ящик из-под макарон, поставил туда блюдце с водой, насыпал пшеницы, проса и зеленого гороху. Сам тем временем взялся мастерить "золотую" клетку.

Первые минуты голубой птенец прыгал на стенки ящика в надежде выбраться из него. Но, устав, забился в угол и притих.

Вечером Димка еще раз заглянул в ящик. Птенчик сидел без движения, сжавшись в комочек. "Наверное, спать хочет", - подумал мальчик, и сам тоже ушел спать.

Утром он взял притихшую сизоворонку, насильно сунул ей в клюв комочек черного хлеба, смоченный слюной. Она трепетала, вертела головой и упорно выбрасывала шарики хлеба из клюва. "Ей нужен свет, - подумал мальчик. - Вот закончу клетку, и все будет хорошо".

К вечеру второго дня все было готово. Димка поставил домик на завалинку. В лучах заходящего солнца он горел, как золотой.

- Здорово! - восхитился мальчик, пересаживая птенца из ящика в клетку. Здесь он казался еще красивее. Голубые крылышки отражались в начищенных Димкой медных прутиках клетки. Но птица с тоской смотрела на зеленые деревья сада.

- Ешь, ну, ешь же! Что тебе еще нужно? - говорил Димка. - Здесь ведь лучше, чем в старом дупле. Вот и конопляные семечки, и зерно, - все собрал, что растет вокруг нашего села.

Сизоворонка же то вяло просунет голову между "золотыми" прутьями, то вдруг яростно уцепится клюзом в них, пытаясь свернуть. Затем снова притихнет.

- Ничего, привыкнет, - глубокомысленно обронил Сабир приунывшему Димке.

Но птенец привыкал плохо. Он совершенно не ел. Иногда жалобно пищал, а то все молча поглядывал на высокое голубое небо.

Утром третьего дня, когда солнце играло лучами на капельках росы, Димка проснулся и тут же выскочил во двор, чтобы посмотреть, как живет его питомец. Может, он все зерно поклевал?

Голубой красавец лежал на спине. Его крылышки, словно бессильные руки, упали в стороны, клюв был раскрыт, а черные бусинки глаз затянуты веками. Мальчик опустил голову и заплакал.

Его можно понять: очень уж хотелось иметь дома клетку с сизоворонкой. Но постигла неудача, и он не знал, почему это произошло, поэтому было особенно обидно.

Кто-то вдруг прикоснулся к плечу.

- Что, джигит, не послушался моего совета? - Это старый егерь, дедушка Герасим, по-соседски на минутку зашел во двор и увидел расстроенного Димку.

- Я и клетку сделал золотую, и пищи вдоволь дал...

- Да что тут говорить - клетка и впрямь хороша, как у настоящего мастера. Но вот скажи, - обняв мальчика за плечи, говорил егерь, - если тебя кормить сухим сеном, ты долго проживешь, а? Птенцу мать живых насекомых приносит да еще постучит клювом - жесткие крылья и ножки у жуков обобьет - тогда только малышам предлагает их есть. И не только это. Она кормит птенцов, да о чем-то говорит с ними на своем птичьем языке. Подлетит к гнезду, подаст сигнал, а они клювики к ней протягивают.

К неволе сизоворонка привыкает плохо. В лучших зоопарках, где к ней, так сказать, научно подходят, и то она недолго живет. Ей на завтрак нужны стрекозы, сверчки, жуки, бабочки. И притом свежие, не сухие. Птица эта теплолюбивая. От нас она уже в половине августа улетает.

- Но ведь Сабир говорил, что галка… - всхлипывал Димка.

- Что галка? Галка, как и ворона, ест все и в неволе хорошо живет. Не все птицы одинаковы. Да ты не унывай. Лучше сначала прочитай о жизни птиц в наших краях. Тогда и решишь, кого можно сажать в клетку. У меня есть такие книги. Приходи...

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© ORNITHOLOGY.SU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://ornithology.su/ 'Орнитология'
Рейтинг@Mail.ru