предыдущая главасодержаниеследующая глава

Первобытный мир на вулкане

Одна из первых поездок была на остров Фернандина (Нарборо) - пустынный голый гигантский конус вулкана, поднимающийся из сине-зеленого океана. Там не живут люди, там нет пресной воды. Фернандина - словно осколок Луны на Земле. Нас туда привлекали прежде всего морские игуаны, потомки ящериц, кормившихся листвой на деревьях тропических лесов Эквадора. Едва мы благополучно высадились в бухте Пунта-Эспиноса, как оказались под пристальными взорами ящериц. Фантастическая, неправдоподобная, просто жуткая картина - словно мы перенеслись через миллионы лет в эпоху динозавров. Сотни, тысячи, десятки тысяч похожих на драконов ящериц лежали вплотную на скалистом берегу. И правда, морские игуаны выглядят такими, какими представляются нам драконы из древних сказаний. Им не хватает лишь гигантских размеров. Самые крупные экземпляры едва достигали метра в длину.

Все игуаны неподвижно лежали на горячих камнях. Казалось, они созданы рукой художника. Дарвиновы вьюрки бодро сновали по ним в поисках клещей - никакого движения. Когда же начался отлив и залитые водой скалы обнажились, среди рептилий началось шевеление. Они поднимались и ползли по обломкам лавы к мокрым камням, которые только что вынырнули из пены прибоя. По пути мини-драконы ощупывали препятствия своими широкими языками. Это помогает им ориентироваться. Пепельно-серые камни застывшего шлака, бывшие до сих пор под водой, были покрыты водорослями и другой морской растительностью. Там и паслись теперь ящерицы, ощипывая зелень мощными челюстями и набивая ею желудки. Побывав во влажных тропических лесах Эквадора - владениях предков морских игуан - и повидав, в каком изобилии лакомой растительной пищи купаются там ящерицы, можно только посочувствовать их потомкам на Фернандине. Чтобы прожить здесь, измученные долгим путешествием эмигранты должны были привыкнуть к соленым водорослям*. Их далекие потомки теперь не знают ничего лучшего и, кажется, чувствуют себя при этом совсем неплохо. Природа помогла им переносить пересоленную пищу. Благодаря железам в глазнице и носовой железе они избавляются от избытка солей в организме. Направляемая средой эволюция пошла еще дальше. Когда размножившимся ящерицам стало недостаточно побережья, обнажающегося во время отлива, прежде сухопутные животные научились нырять в бурном море среди волн и кипящего прибоя. Так они добираются до обросших водорослями скал за границей отлива и даже кормятся под водой. Не правда ли, удивительная перемена привычек? Без изменения определенных органов это было бы невозможно.

* (Избыток солей морские животные получают не столько с пищей, сколько с морской водой. Хотя иногда морские водоросли и содержат достаточно много натрия и калия, солеными в житейском понимании этого слова их не назовешь.)

Взгляд назад, в давно прошедшие исторические эпохи Земли, - многочисленное сборище похожих на драконов морских игуан на берегу острова Фернандина.

Сборище игуан похожие на морских драконов
Сборище игуан похожие на морских драконов

Хотелось бы знать, какой промежуток времени занял этот постепенный процесс приспособления. Природа не торопится, тысячелетия для нее проходят словно один день, а поколениям нет числа.

Нам посчастливилось наблюдать за игуанами в период спаривания. Каждый сильный самец, которого легко узнать по высокому гребню на затылке и спине, имеет собственный гарем и строго ограниченную территорию. Как только кто-нибудь из молодых самцов попытается вторгнуться в нее, хозяин гарема сразу же ставит его на место: угрожающе разевает пасть и энергично размахивает головой. Если этого устрашающего поведения недостаточно, чтобы изгнать нарушителя, то драка неизбежна. Соперники набрасываются друг на друга и изо всех сил сталкиваются головами, увенчанными роговыми наростами.

Удар следует за ударом, пока один из драчунов не признает свое поражение и не покинет места схватки, приняв позу подчинения. Здесь бой, действительно, не более чем турнир. Ни один из противников не пускает в ход мощные челюсти и вообще не старается серьезно ранить соперника. Покорного жеста достаточно, чтобы победитель тут же прекратил драку. Он никогда не преследует побежденного. Природе необходимо лишь, чтобы именно сильнейший оставил после себя потомство. Однако и более молодые претенденты не лишены возможности завладеть самкой. Потерявший силу владелец гарема проигрывает турнир и изгоняется соперником из своих бывших владений.

Более жестоко, часто до тяжелых ранений дерутся самки за место для откладывания яиц. Ямку, куда надо закопать яйца, лучше всего устроить в рыхлом песке. Но такие места на побережье из застывшей лавы встречаются редко. Вот и случается, что самки игуан ожесточенно оспаривают их друг у друга. На острове Эспаньола (Худ) мы наблюдали дуэли пестрых с ярко-зелеными гребнями самок морских игуан, которые проходили совсем по другим правилам, нежели рыцарские турниры самцов.

Уже само осторожное поведение самки, нашедшей удобный песчаный уголок, доказывает его ценность для нее. Усердно копаясь в песке, она постоянно осматривается, не приближается ли другая ящерица, чтобы завладеть ее находкой. Ведь для коварного нападения удобнее всего момент, когда игуана возится с ямкой. Ее голова и когти погружены в песок. При внезапном нападении она быстро выскакивает из норы и принимает оборонительную позу. Разъяренные соперницы вцепляются друг в друга мощными челюстями. Затевается настоящая свалка. Соперницы катаются по земле, пока наконец одна из них, потерпев полное поражение, не бежит с поля боя.

Турнир драконов. Обычно морские игуаны ведут себя в местах скоплений на берегу дружелюбно. Но в сезон размножения среди взрослых самцов происходят жаркие территориальные столкновения. Во время таких стычек они изо всех сил бьют друг друга головами, покрытыми роговым панцирем. Однако сражаясь за территорию, самцы не стремятся серьезно ранить соперника.

Турнир драконов
Турнир драконов

Как хорошо умеют некоторые животные извлекать выгоду из чужих споров, нам неоднократно показывали земляные дрозды-пересмешники. Пока ящерицы прилежно копали землю, птицы сидели в сторонке и зорко высматривали место, где уже отложены яйца. Если при этом одна самка нападала на другую, дрозд проворно подлетал к месту разгоревшейся драки.

Вцепившись друг в друга, ящерицы откатывались от ямки. Теперь уже ее хозяйка не видела, что происходило с драгоценными яйцами. Пересмешник, пробив оболочку яйца, запускал туда клюв и выпивал питательное содержимое. К первой птице вскоре присоединялись другие, и вся компания мирно пировала у ямки с яйцами, утоляя свой голод. Это открытие сообразительных птиц предусмотрено той же природой. Ограбленная самка возвращается на пустое место и разочарованно уползает прочь. То, что пошло на пользу птицам, наносит ущерб ящерицам. Но потери не так уж страшны, ведь более чем достаточно яиц избегает печальной участи.

За место для откладки яиц между самками игуан разгораются ожесточенные  драки
За место для откладки яиц между самками игуан разгораются ожесточенные драки

Галапагосская морская игуана - единственный представитель семейства игуан, который добывает пищу из моря. Навьюченные кислородными баллонами и камерами для подводной съемки, мы с Эйбль-Эйбес-фельдтом преследовали удивительных ящериц до пятиметровой глубины. Там мы наблюдали кормежку игуан среди стаек тропических рыб и огромных морских черепах. Из-за волнения на море нас бросало из стороны в сторону и было очень трудно удерживать кинокамеру. Ящерицы же спокойно оставались на месте, уцепившись за скалы мощными когтями. Их не оторвало бы и более сильное движение воды.

В феврале и марте у морских игуан время откладки яиц. На берегу острова Эспаньола, покрытом по большей части обломками лавы, самки отыскивают песчаные участки, чтобы закопать яйца. Мест таких мало, и из-за них среди самок часто разгораются ожесточенные драки, приводящие к тяжелым последствиям.

Отваеванное место для откладки яиц
Отваеванное место для откладки яиц

Яйца игуан любимое лакомство дроздов - пересмешников
Яйца игуан любимое лакомство дроздов - пересмешников

Когда две или три самки затевают драку, тут как тут оказываются дрозды-пересмешники. Яйца игуан - любимый деликатес этих птиц, поэтому они всегда поблизости. Если самка вернется к своей кладке и обнаружит опустошение, она не набрасывается на разбойника, а уходит прочь, словно бы ей и нечего было терять.

При опусташенной кладке игуана уходит прочь
При опусташенной кладке игуана уходит прочь

Под водой игуаны могут оставаться четверть часа, а затем вынуждены всплывать, чтобы глотнуть свежего воздуха. Поиски пищи в водной стихии полны опасностей, так как акулы тут же хватают любую ящерицу, которую им удастся подстеречь. Мы видели разных акул: голубую, белоперую и рыбу-молот, редкую в тех местах. Они появляются из сумрака, проплывают мимо и исчезают. Патруль смерти всегда готов молниеносно схватить жертву. Это единственные враги ящериц в море, но их серые тени отовсюду грозят гибелью. Хищные рыбы не рискуют соваться только в узкие щели и трещины, боясь пораниться об острые рифы. Это знают морские игуаны и, наученные опытом многих поколений, находят безопасные места. Они предпочитают держаться в полутемных расселинах, подводных пещерах и на густо обросших скалах вблизи обрывистого берега. Там они пасутся среди морской травы, с силой выдирая водоросли. Все же целый день оставаться в прохладной воде эти наземные животные не могут. Им нужен солнечный свет и главное тепло. Но и путь назад, на каменистый пляж, как и дорога вниз, в укромные уголки, где можно спокойно поесть, - рискованное предприятие. Медленные удары хвоста, неподвижно вытянуты назад ноги с мощными когтями - ящерица всплывает. Захватывающее зрелище! Нельзя и предположить, что этим восхитительным созданиям угрожает смертельная опасность. Ни поспешности, ни страха вы не заметите. Существовало мнение, что своим спокойствием ящерицы хотят обмануть бдительность врагов.

Когда я впервые испытал на себе силу бушующего прибоя и убедился, как трудно из-за пенящихся волн нырять в море возле скал, то решил, что многие ящерицы погибают, выходя на.....

(В книге-источнике отсутствуют страницы: 39, 40)

..... игуаны, конолофы, достигающие почти двух метров в длину. Живут они, однако, только в районах с относительно богатой растительностью. Их пища - листья кустарников, колючие опунции и канделябровые кактусы цереусы. Врагов на суше нет и у них, если не считать человека и одичавших домашних животных.

Путь на каменистый пляж - рискованное предприятие
Путь на каменистый пляж - рискованное предприятие

Молодых игуан преследует единственная хищная птица на архипелаге - галапагосский сарыч, или каракара. Справиться со взрослой игуаной ему не под силу, да и молодую поймать случается лишь, если та окажется на открытом месте. То, что при этом порой происходит, просто поразительно. Мне повезло запечатлеть все на пленке.

Игуана сразу замечает опасность и поднимается на задние ноги, стараясь стать как можно больше. Угрожающая поза приводит хищную птицу в замешательство: она отступает в сторону и с безопасного расстояния разглядывает внезапно выросшую ящерицу, не решаясь напасть.

На островах живет всего одна плотоядная ящерица - лавовая ящерица килехвост (Tropi-durus), достигающая 25 сантиметров в длину. Она питается преимущественно насекомыми, но хватает порой и молодь собственного вида. Каждый самец имеет охотничий участок, правда, не очень обширный. Если в его пределы проникнет другой самец того же вида, начинается турнир маленьких рыцарей. Однако сражаются они иначе, чем морские игуаны. Самцы становятся боком на расстоянии примерно десяти сантиметров и используют в качестве оружия свои чешуйчатые хвосты. Стремительные удары следуют до тех пор, пока слабейший не сдастся и не покинет поле боя.

Лавовая ящерица килехвост
Лавовая ящерица килехвост

И здесь природа не ставит иной задачи, чем отбор сильнейшего. Пока ему удается сохранять силу, он может и должен владеть своей территорией, но после исчезает с арены, где борются за продолжение рода. Еще Дарвин назвал эту отбирающую систему выживанием наиболее приспособленных, или естественным отбором.

Существование островных рас долгое время оспаривалось, так как считали, что ящерицы с различных островов общаются и скрещиваются между собой. Однако встреча таких пространственно разобщенных разновидностей вряд ли возможна. Ведь у берегов архипелага патрулирует особенно много акул, и ящерицы, отважившиеся заплыть далеко в море, становятся их легкой добычей.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© ORNITHOLOGY.SU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://ornithology.su/ 'Орнитология'
Рейтинг@Mail.ru