предыдущая главасодержаниеследующая глава

Птицы северной и средней полосы России

Весенние экскурсии в северной и средней полосе России

Птицы северной и средней полосы России
Птицы северной и средней полосы России

Выяснение закономерностей распределения птиц по территории - одна из задач любой орнитологической экскурсии. Поэтому в процессе ознакомления с весенним поведением птиц необходимо обращать внимание не только на то, как поет птица, но и где она в это время держится. Регулярное пение птицы в определенном месте служит показателем ее гнездовой стации - важного биологического признака вида, по которому судят о возможных путях его расселения и закономерностях распространения. Необходимо также уделять внимание и степени экологической пластичности разных видов. Она еще недостаточно хорошо выяснена. Одни птицы, например певчий дрозд или зарянка, могут гнездиться как в хвойных, так и в лиственных лесах. Другие живут лишь в ельниках или только в дубравах и т. п. Таких птиц, однако, немного. Большинство имеет широкое распространение и может быть встречено в разных биотопах.

Знакомство с голосами лесных птиц лучше начинать с посещения хвойных лесов, не столь богатых птицами, как лиственные. Поскольку птиц здесь меньше, то и запомнить их голоса легче.

В еловом лесу

В еловых лесах птицы поют обычно дольше, чем в сосняках или даже в дубравах. Их песни можно услышать здесь с начала апреля до середины августа. Это объясняется тем, что среди птиц, обитающих в ельниках, много видов, имеющих двойной цикл размножения. В результате гнездовой период у них оказывается растянутым почти на три месяца. Это характерно, в частности, для зарянки, крапивника и лесной завирушки, пищухи, желтоголового королька, пеночки-теньковки, чижа, вяхиря и некоторых других. Таким образом, орнитологическую экскурсию в еловый лес можно с успехом проводить как ранней весной, так и в середине лета.

"Вепсский лес". Чистые ельники бедны птицами. Они поют здесь на большом расстоянии одна от другой, и их голоса редко сливаются в общий хор. Особенно низка плотность птиц в низинных, заболоченных ельниках, называемых согрой. Этот тип леса характерен, например, для заповедника "Вепсский лес", расположенного на границе Ленинградской и Вологодской областей. С еловым лесом здесь связано около 25 видов птиц. Из них трехпалый дятел, юрок и кукша наиболее типичны. В южной подзоне тайги они встречаются уже значительно реже.

Кукши дают о себе знать еще издали, когда, гоняясь друг за другом, они издают очень громкий лающий крик "кей-кей". Будучи доверчивой, кукша иногда подпускает человека совсем близко. Это довольно большая птица, крупнее дрозда. В окраске оперения бросаются в глаза ярко-рыжий хвост и черновато-бурая шапочка.

Рис. 15. Кукша (рис. А. Комарова)
Рис. 15. Кукша (рис. А. Комарова)

Кукша очень подвижна и по манере держаться чем-то напоминает синиц: постоянно перепрыгивает с ветки на ветку, долбит клювом добычу, зажав ее пальцами ног, сопровождает свои действия разнообразным щебетанием. Она бесшумно перелетает от дерева к дереву, распустив веером свой рыжий хвост. Песня тихая, состоит из замысловатых звуков, частично перенятых у других птиц.

Юрок - вид, близкий зяблику и замещает его в северной части лесной зоны. По многим повадкам оба вида похожи. Однако весенняя демонстративная песня их совершенно различна. Юрок односложно жужжит, зяблик звонко щебечет. По песне юрок скорее сходен с зеленушкой, одно из колен песни которой тоже имеет жужжащий оттенок. Сидя на видном месте, самец юрка время от времени, не спеша подымает голову кверху и издает свое "жжжж". Окрашен он довольно ярко: черные голова и спина, рыжеватые горло и грудь, белое брюхо, на крыльях заметны светлые полоски.

Рис. 16. Самец юрка (рис. А. Комарова)
Рис. 16. Самец юрка (рис. А. Комарова)

Трехпалый дятел относительно молчалив и не так бросается в глаза, как большой пестрый. Однако весной он тоже оживляется: издает сравнительно тихую и короткую барабанную трель и воспроизводит протяжные высокие высвисты. Это некрупный дятел, размером со скворца. Узнать его легко по цвету шапочки: у самцов она золотисто-желтая, у самок - серебристо-серая. Если смотреть со спины, то позади шеи и на спине заметен белый цвет. Общая окраска пестрая.

Рис. 18. Трехпалый дятел (рис. А. Формозова)
Рис. 18. Трехпалый дятел (рис. А. Формозова)

Для "Вепсского леса" характерны также глухарь, рябчик и белая куропатка. На моховых болотах гнездится серый журавль, на Лагозере выводит птенцов чернозобая гагара. Живут здесь канюк, тетеревятник и перепелятник. По вечерам тянет вальдшнеп, на берегах озер токует бекас. Есть черный дятел, встречается и большой пестрый. Из голубей отмечены вяхирь и даже клинтух, который гнездится в дуплах огромных перестойных осин. В них же поселяются и черные стрижи. Кроме юрка и кукши фауна певчих птиц представлена вьюрковыми (зяблик, чиж, снегирь), дроздовыми (певчий дрозд, деряба, горихвостка), мухоловками (малая и серая), пеночками (теньковка и трещотка), а также лесным коньком, желтоголовым корольком, лесной завирушкой, крапивником и вороном. Со всеми этими птицами мы встретимся на других экскурсиях.

Рис. 17. Зяблик (рис. А. Комарова)
Рис. 17. Зяблик (рис. А. Комарова)

Рамень. Экскурсия в ельники, произрастающие на сухих возвышенных местах, которые принято называть раменью, более интересна. Этот тип леса характерен для южной подзоны тайги. Здесь на опушках и вырубках много ольхи, в древостое присутствуют береза и осича, попадаются и заросли папоротников.

Если выйти на экскурсию в еловый лес вечером, то, прежде всего, обратят на себя внимание голоса певчих дроздов. Они явно играют роль первых скрипок в общем хоре птиц. Поют дрозды, всегда сидя па вершине крупных елей. Песня их состоит из постоянно меняющихся строф, повторяемых обычно два раза или более. А. Н. Промптов очень удачно изображает песню этого дрозда фразой: "филипп-филипп-прриди-прриди-чайпить-чайпить... с сахарром, с сахарром". Певчего дрозда по праву считают лучшим певцом наших северных лесов. С ним как бы соревнуется зарянка. Эта небольшая птица обычно держится низко - в кустах или на земле, но вечером, во время пения, она старается занять место повыше и тоже садится па вершину дерева. У зарянки песня очень неопределенная и трудно запоминающаяся. Начинается она с продолжительного тонкого свиста, за которым следует более низкая, прерывающаяся, нежная, постепенно понижающаяся трель.

Рис. 19. Желтоголовый королек (рис. А. Комарова)
Рис. 19. Желтоголовый королек (рис. А. Комарова)

В ельниках почти обязательно можно услышать также пение чижа, желтоголового королька, крапивника и пеночки-теньковки. О чиже уже была речь. Песню желтоголового королька надо слушать при абсолютной тишине, так как голос у него тихий и очень тонкий, а поет он обычно в кроне крупной ели, постоянно перемещаясь с места на место. Тончайшим голоском птица выводит "сюитити-сюитити-сюитити-сию-тити-сигр...", как бы запинаясь на последнем слоге. Королек - самая маленькая птица нашей фауны. Масса у него 5-6 граммов, почти как у колибри.

Рис. 20. Крапивник (рис. А. Комарова)
Рис. 20. Крапивник (рис. А. Комарова)

Песня крапивника, наоборот, всегда поражает своей относительной силой. Небольшая птичка, чуть крупнее королька, а голос ее разносится по всему лесу. Песня состоит из очень звонких, меняющихся по рисунку и переходящих одна в другую трелей. Продолжается она около 5 секунд. После короткого перерыва крапивник запевает снова. Во время пения он иногда забирается довольно высоко на дерево, часто сидит на вершине крупной кучи хвороста. Обычно же он держится у самой земли, почему его и называют в народе подкоренником. Особенно примечательная черта его внешности - короткий, вздернутый вертикально хвост, который как бы приставлен к шарообразному коричневому тельцу.

Песню пеночки-теньковки М. А. Мензбир удачно сравнивает со звоном капель воды, падающих с большой высоты. Начало песни - сухое потрескивание "тр-тр-тр"- слышно только вблизи. Затем в том же ритме птица исполняет свое "тень-тинь-тень-тюнь-тень-тинь-тень-тюнь..." (около 15 раз), меняя тональность почти на каждом слоге. Теньковка - один из самых неутомимых певцов. Она поет и рано утром, и днем, и вечером. Песня ее раздается с конца апреля до конца июля. Повышенная активность теньковки объясняется двойным циклом размножения и тем, что самцы у этого вида редко принимают участие в заботе о потомстве.

По утрам и вечером в ельниках иногда слышится очень грубый, похожий на ворчание зверя голос лесного голубя - вяхиря. Он "выговаривает" совершенно определенную фразу; "рру-ру-руруру-рру-ру-руруру-рру-ру-руруру-ру". Воркуя перед самкой, вяхирь изменяет характер песни и воспроизводит ее тише и в другом ритме.

Рис. 21. Рябчик - самец и самка (рис. А. Комарова)
Рис. 21. Рябчик - самец и самка (рис. А. Комарова)

Наибольший интерес представляет встреча с рябчиком. Его чаще приходится слышать, а не видеть. В конце апреля - начале мая самцы довольно регулярно подают свой голос, особенно по утрам. Массой рябчик около 400 граммов, а свистит почти так же тонко, как синица. Песенка самца несложная: два протяжных свиста, за которыми следует короткая игривая трелька. Свист самки ниже по тону, грубее и без трели на конце. Имея при себе манок, увидеть рябчика нетрудно. Услышав песню самца, надо затаиться и, подождав немного, свистнуть несколько раз самцом или самкой. В некоторых случаях рябчик начинает подлетать почти сразу же. Каждый перелет сопровождается характерным "фырканьем" крыльев. Сделав 2-3 подлета, рябчик вдруг, совершенно неожиданно появляется на одном из соседних деревьев. Не делая резких движений, нужно скорее рассматривать его в бинокль! Он прелестен, несмотря на, в общем, скромный наряд, - весь в темных и белых пестринах, с черным горлом и небольшим хохолком на голове. Трудно себе представить, что такую робкую и красивую птицу все еще стреляют, подманивая весной на манок, хотя правилами охоты это запрещено.

В местах, посещаемых человеком, рябчики осторожны, подлетают на манок неохотно и чаще тихо идут на свист по земле. Заметив человека, они начинают издавать сигнал беспокойства. Это звук "тиктик-тиктиктик...", воспроизводимый очень быстро и шепотом. Затем рябчик неслышно отбегает в сторону и улетает.

Если в еловом лесу встречаются крупные осины, то в их дуплах часто поселяются большие пестрые дятлы, черные стрижи, иногда клинтухи, горихвостки. Очень редко здесь можно обнаружить и самую маленькую нашу сову - воробьиного сыча. Голос его - равномерно повторяющийся тонкий свист - слышен по вечерам в апреле - начале мая. В ельниках на опушечных деревьях гнездится иногда и канюк. Его мы замечаем парящим высоко в небе, откуда по временам доносится характерный крик "кейй". На вырубках обычен осоед. Его призывный крик представляет собой очень тонкий, мелодичный, модулирующий по тону свист. Из всех дневных хищников осоед имеет самый высокий голос. Иногда осоед парит в небе, и тогда его можно узнать по светлой окраске оперения. Бросаются также в глаза поперечные черные полосы на хвосте и крыльях. Чаще, однако, его встречают на лесной опушке неподвижно сидящим невысоко над землей. Птица наблюдает за перемещениями земляных ос, чтобы по направлению их полета обнаружить гнездо этих насекомых, раскопать его и вытащить соты с личинками - основную пищу осоеда и его птенцов.

Для средневозрастных ельников характерны также пищуха, снегирь, малая мухоловка и, конечно, вездесущий зяблик. Малая мухоловка выбирает темные участки леса. Песня ее трудно улавливается. Узнать ее можно по нисходящей гамме коротких, но чистых звуков, слышимых в конце песни. Встречается здесь и лесная завирушка. Она придерживается участков, где есть густые заросли молодых елочек, в которых гнездится. Увидеть птицу нелегко. Она молчалива и скрытна, и лишь во время пения самцы забираются на вершины крупных елей и становятся заметными. Их песня чем-то напоминает трель крапивника, только она значительно тише и короче. Изобразить ее трудно. Приходится определять птицу по внешнему виду в бинокль: аспидно-серая передняя часть тела, светлое брюшко, ржаво-коричневая с пестринами спина. Размером чуть меньше воробья.

Птицы сосновых лесов

Рис. 22. Горлица на гнезде (фото Ю. Пукинского)
Рис. 22. Горлица на гнезде (фото Ю. Пукинского)

Чистые молодые сосняки тоже не богаты птицами. Это объясняется однородностью экологических условий таких лесов, представленных, как правило, одновозрастными насаждениями и не имеющих подроста и подлеска. Здесь можно встретить гнездящимися сороку, перепелятника, горлицу, ушастую сову и сойку. За исключением горлицы, характерное воркование которой "турр-туррр-турррр, турр-туррр" слышится постоянно, перечисленные виды птиц держатся молчаливо и скрытно, так что весной наблюдать их трудно. Чаще других попадается на глаза сойка. Иногда она бесшумно, почти не махая крыльями, планирует от дерева к дереву. В этом случае легко заметить полевые признаки вида: белое надхвостье и голубые пятна на крыльях. Пение певчих птиц можно услышать в основном в разреженных молодняках. Здесь поют славки-завирушки, лесные жаворонки и садовые овсянки. Последний вид распространен широко и встречается повсюду на лесных опушках и даже в лесах более спелого возраста. Поющий самец сидит неподвижно на ветке куста или молодого деревца и меланхолически повторяет короткую песню "тютютю-рю", понижая звук на последнем слоге.

Рис. 23. Сойка на гнезде (фото А. Мальчевского)
Рис. 23. Сойка на гнезде (фото А. Мальчевского)

Спелый, перестойный бор. В сосняках, где возраст деревьев достигает 100-300 лет и где могут быть уже дупла, птиц значительно больше. Видовой состав орнитофауны становится еще богаче, если к основной лесообразующей породе добавляются хотя бы отдельные лиственные деревья и кустарники. Когда перестойный бор граничит с озером, то в дуплах старых сосен может гнездиться гоголь. Из дуплогнездников, живущих в сосняках, укажем еще на большого пестрого и черного дятлов, мохноногого сыча и пустельгу, которая иногда поселяется даже в дощатых искусственных гнездовьях, но только в том случае, если поблизости есть обширные поля и поймы рек, где этот сокол охотится. Значительно чаще, однако, пустельга гнездится открыто, занимая старые гнезда ворон. Около гнезда она держится очень заметно. Самец и самка стремительно летают вокруг, сопровождая свой полет резким частым криком "кли-кли-кли-кли-кли...". Бросаются в глаза узкие и острые крылья, рыжая (сверху) и пятнистая (снизу) окраска оперения, черная полоса на конце хвоста, который у самки рыжий с поперечными полосами, а у самца стального цвета. Во время охоты для пустельги характерна повадка зависать на одном месте в воздухе. Голос мохноногого сыча можно услышать лишь ранней весной. Его песня состоит из громких, 5-7 раз повторяющихся и постепенно повышающихся криков, имеющих характер низкого свиста: "у-у-у-у-у-у".

Из хищных птиц в сосновых лесах часто поселяются канюк и коршун. Если поблизости есть пойма реки, то коршуны иногда гнездятся даже колониями. Это характерно в основном для лесостепных боров и дубрав.

Среди певчих птиц заметнее всего зяблик. Эта птица многим знакома. Она гнездится буквально повсюду, где есть хотя бы небольшая куртина деревьев. Весной и летом песня зяблика раздается даже в центральных районах Москвы и Ленинграда. В сосновом лесу зябликов не так много, как, например, в пригородных парках. Но здесь в связи с общей обедненностью птичьего хора громкая и энергичная песня этой птицы особенно заметна. Быстро, в течение 2-3 секунд, единым духом зяблик издает понижающуюся трель, резко оканчивая ее так называемым росчерком, и иногда добавляет короткий звук "ки", как бы ставя вопросительный знак. Одна песня следует за другой. За один час зяблик успевает пропеть более 400 песен.

Если в сосновом лесу развешены искусственные гнездовья, то там должна встретиться мухоловка-пеструшка, но знакомиться с нею лучше на экскурсии в старые парки, где она многочисленнее. Характерна для сосняков также серая мухоловка, но и она, в общем, более типична для парков.

На опушках сосновых лесов обычными видами являются лесной конек и обыкновенная овсянка, имеющая простую, но очень приятную песню, звенящую наподобие колокольчика: "зиньзиньзнньзиньзиньзинь-сии-зии". Во время пения овсянка доверчива и позволяет себя хорошо рассмотреть. Она почти вся желтая (самец), спина, надхвостье и бока - каштановые. Гнездится в сосновых лесах и иволга, которая, однако, более многочисленна в дубравах и старых парках. Типичен также козодой, но его песню надо слушать ночью на специальной экскурсии.

Для сосняков очень характерен дрозд-деряба. Это самый крупный из наших дроздов. Его иногда удается увидеть сидящим на вершине дерева и распевающим свою несложную свистовую песню. Она громкая и похожа на песню черного дрозда, но более высокая по тону и значительно менее разнообразная. Отличить дерябу можно по округлым темным пятнам на светлой нижней стороне тела, серому верху и специфическому призывному крику "црррр...", напоминающему негромкий сухой треск.

Особенно приятно встретить в сосновом лесу горихвостку-лысушку. Она обитает и в лиственных лесах, а также в парках и садах, но в сосновом лесу она более заметна. Наблюдать за ней здесь легче, чем в других местах. Это одна из самых красивых наших птиц. Размером она чуть меньше воробья, стройна и высока на ногах. У самца белый лоб, черные голова и горло, рыжие грудь и брюхо, красновато-рыжий хвост, который постоянно дрожит, как пламя. Поющая птица обычно неподвижно сидит на вершине дерева и повторяет одну песню за другой. Период наибольшей активности - ранние утренние часы. Песня начинается с высокого свиста, за ним следует низкая трель с неопределенным окончанием.

С горихвостками, живущими в лесостепных борах, тесно связана кукушка, которая подкладывает здесь свои яйца в гнезда почти исключительно горихвосток. Найти гнездо с яйцом или птенцом кукушки - большая удача, и ее следует использовать для рассказа о необыкновенном образе жизни кукушки и о явлении гнездового паразитизма в целом.

О биологии кукушки. Кукушка - вид, чрезвычайно пластичный, встречающийся в самых разнообразных биотопах. Однако сосновые леса она посещает особенно охотно. Здесь она находит богатый корм - гусениц соснового шелкопряда, а также одного из основных видов, воспитателей ее птенцов, - горихвостку. Голос самца кукушки известен каждому, но вряд ли он знаком многим во всех его вариантах. При сильном возбуждении кукование самца часто переходит в какое-то квохтание, уханье и даже лай. Самка отвечает самцу так называемым хохотом, хотя, по правде сказать, ее брачный призывный крик мало похож на хохот. Это скорее трель, состоящая из очень быстро следующих друг за другом слогов "тюкутюкутюкутюкутюку...", воспроизводимых низким свистом и с изменением тональности. Подражая крику самки, иногда удается подманить самца и убедиться в том, что недаром существует выражение "сменять кукушку на ястреба". Длинный хвост, серый верх, поперечнополосатый низ, желтый глаз делают кукушку действительно несколько похожей на ястреба-перепелятника. У самки преобладают рыжие тона, особенно на спине и надхвостье. Среди них попадаются и серые.

Рис. 24. Самка горихвостки-лысушки и выросший в се гнезде кукушонок (фото А. Мальчевского)
Рис. 24. Самка горихвостки-лысушки и выросший в се гнезде кукушонок (фото А. Мальчевского)

В СССР яйца кукушки находили в гнездах свыше 100 видов птиц. Чаще всего она подкладывает яйца к белым трясогузкам, горихвосткам, дроздовидиым камышевкам и зарянкам. При этом цвет скорлупы ее яиц обнаруживает поразительное сходство с окраской скорлупы яиц хозяев гнезда. У горихвосток почти всегда находят голубые яйца кукушки, по цвету очень похожие на яйца самих горихвосток. Отличаются они лишь более крупными размерами. Известны, кроме того, яйца камышевочьего, зябличьего и других типов. Эти замечательные факты позволяют предполагать наличие у кукушки внутривидовых биологических групп, специализированных на подкладывании яиц к разным видам певчих птиц. Таким образом, в сосняках обитает раса кукушек, откладывающих голубые яйца. Ее биологические связи с горихвостками постоянно поддерживаются тем, что молодые самки кукушек, воспитанные в гнездах горихвосток, следующей весной при откладке яиц отыскивают гнезда того вида, у которого они воспитывались, то есть горихвосток.

Откладывая яйцо, всегда одно в каждое гнездо, кукушка забирает одно яйцо хозяина и обычно съедает его. Количество яиц в кладке в результате остается неизменным. Эмбрион кукушки развивается быстро и вылупляется обычно первым. Спустя некоторое время, кукушонок начинает поочередно выкидывать из гнезда находящиеся в нем яйца или уже успевших вылупиться птенцов вида-хозяина и, в конце концов, остается один. Случаи совместного воспитания очень редки. Хотя кукушонок совершенно не похож на птенцов птиц - хозяев гнезда, они выкармливают его с таким же рвением, как и своих.

В лесостепной дубраве

Первая встреча с представителем нового вида всегда запоминается на всю жизнь. Для этой цели хорошо посетить широколиственный лес, например лесостепную дубраву. Здесь обитает несколько видов, которых трудно встретить в других местах. Это прежде всего средний пестрый дятел и мухоловка-белошейка. Вести наблюдение за средним дятлом сложно. Он редок и к тому же крайне непоседлив. Недаром он имеет второе название - вертлявый дятел. Чаще удается услышать его крик "кик-кик-кик...". Он звучит значительно мягче, чем крик большого пестрого дятла. Отличительными признаками среднего дятла, который в целом похож на большого, являются меньшие размеры, красный верх головы (самец) и черные продольные пестрины на боках тела.

Рис. 25. Средний пестрый дятел (рис. А. Комарова)
Рис. 25. Средний пестрый дятел (рис. А. Комарова)

Мухоловка-белошейка чрезвычайно похожа на пеструшку как внешним видом, так и повадками, в том числе и песней, что в общем-то удивительно, поскольку у близких видов певчих птиц песня, как правило, бывает совершенно разной. Белошейка поет лишь немного выше и более слитно. Внешне различимы только самцы. Как и пеструшки, они черные сверху, белые снизу, на лбу - большое белое пятно, на крыле - белое "зеркальце". Однако у белошейки белый цвет распространяется на заднюю часть шеи, образуя ошейник. Надхвостье тоже белое.

Рис. 26. Мухоловка - белошейка (внизу) и пеструшка (рис. А. Комарова)
Рис. 26. Мухоловка - белошейка (внизу) и пеструшка (рис. А. Комарова)

Из характерных птиц дубрав и частично смешанных лесов укажем еще на совку - сплюшку, или зорьку. Местами она встречается также в садах и даже в городских парках. Сплюшка - перелетная птица, размножающаяся сравнительно поздно. Поэтому брачный крик ее можно слышать в течение всего мая и июня. Он представляет собой мелодичный, несколько тоскливый посвист "сплюю, сплюю...", издаваемый через определенные промежутки времени.

Рис. 27. Сплюшка (рис. А. Формозова)
Рис. 27. Сплюшка (рис. А. Формозова)

Два вида хищных птиц: орел-карлик и крупный сокол - балобан, характерные для лесостепной полосы европейской части СССР, - являются в настоящее время большой редкостью. В последние десятилетия их численность резко упала, и сейчас они нуждаются в специальной охране. Тем интереснее встреча с ними, которая еще возможна. Балобан гнездится обычно высоко, в старых гнездах ворона, иногда поселяется в колониях серых цапель. Держится он скрытно, и увидеть его, даже у гнезда, бывает трудно. Чаще всего балобана выдает голос - громкое, несколько гнусавое и растянутое "гьяяк, гьяяк...".

Если в лесном массиве еще сохранился орел-карлик, то он обязательно должен попасться на глаза. Во время брачных игр орлы кувыркаются в воздухе, сопровождая свой полет мелодичными высокими выкриками. Окраска оперения у орла-карлика сильно варьирует индивидуально. У одного гнезда можно встретить светлую и темную формы.

На экскурсиях в лесостепной дубраве постоянно слышатся песни певчего и черного дроздов. Сравнительно недавно появился здесь и белобровик. Многочисленны зарянки и соловьи. О них речь будет впереди, на ночной экскурсии. На некоторых участках леса в большом количестве встречаются поползни, слышатся их взволнованные булькающие голоса и видны сами птицы, прыгающие по стволам во всех направлениях, даже вниз головой. Иногда можно наблюдать редкую картину: единоборство поползня с жуком оленем. Жук, ощетинившись, сидит на стволе снизу, поползень нападает на него сверху.

Очень обычна в дубравах большая синица, встречается лазоревка. Из славок многочисленны черноголовка и садовая. Они же чрезвычайно характерны и для старых парков. Серая славка и славка-завирушка живут на окраинах леса. Чаще, чем в других местах, здесь можно встретить ястребиную славку, названную так за поперечнополосатую окраску нижней стороны тела и желтый глаз, характерный для самцов. Она держится по склонам, заросшим терновником, дикой вишней и другими кустарниками. Ее песня напоминает журчание садовой славки, но содержит трескучие колена. Как и серая славка, эта птица нередко поет на лету. Из пеночек наиболее обычны теньковка и трешотка. Песня последней представляет звучную продолжительную трель, начинающуюся отдельными звонкими позывами. Весь напев звучит как "цип-цип-ципципцип-сирррррь". Трещотка часто поет в воздухе, перелетая от одного дерева к другому невысоко над землей. Помимо песни самец постоянно издает жалобный свист "тю, тю, тю-тю-тютютю". Это его как бы вторая песня.

Специальное внимание следует уделить наблюдениям за пересмешкой, весьма обычной в дубравах. Внешне она похожа на пеночку-трещотку. Зеленовато-желтая окраска оперения делает ее незаметной среди листвы, но громкий голос позволяет определить в конце концов ее местонахождение. Когда птица поет, то видно, как широко раскрывается ее желтый клюв. В пении поражает разнообразие заимствованных звуков. То кажется, что где-то назойливо трещит рябинник, то доносится пение иволги или лесного жаворонка, то опять слышится голос иволги, но уже ее беспокойный крик; вот взволнованно застрекотал дрозд-белобровик, затем раздались быстрое и резкое "кей-кей-кей" пустельги или боевой клич ласточек, отгоняющих хищника, и т. п. Часто, однако, бывает слышно и собственное колено песни пересмешки - захлебывающийся свист "твиу-иу, твиу-иу", по которому обычно и узнаешь ее.

Для дубрав очень характерна иволга. Ее громкий флейтовый высвист "филиу" или "фиулиуфиу" постоянно можно слышать на экскурсиях. Часто свою песню иволга сопровождает столь же громким, напоминающим крик кошки возгласом. Возможно, что этот звук выражает волнение, однако, беспокоясь у гнезда и отгоняя хищника, иволга видоизменяет крик в более продолжительное "ярррррь".

Из дятлов помимо среднего пестрого в дубравах селятся также большой и малый пестрый. Обычна здесь и кукушка, паразитирующая, в частности, на ястребиной славке. На окраинах встречается удод - птица, примечательная своей пестрой окраской, огромным хохлом, который она постоянно опускает и подымает, а также длинным изогнутым клювом. Песня удода звучит как быстро повторяемое несколько раз "у-у-у-у". Это низкий свист, похожий на звук, который возникает, если дуть в пробирку.

Над лесом постоянно проносятся стаи черных стрижей. Если проследить за ними, то можно заметить, что стрижи залетают в дупла высоких дубов. Здесь они выводят птенцов. Другие же особи гнездятся в щелях зданий городов и поселков или под куполами церквей. Имеем ли мы в данном случае дело с двумя изолированными популяциями стрижей, или гнездование в столь различных условиях есть проявление экологической пластичности птиц? Этот вопрос до сих пор остается открытым.

В кронах крупных лиственных деревьев часто можно услышать низкий, неторопливый, повторяющийся несколько раз подряд звук "ууб-ууб-ууб-ууб-ууб". Это воркует дикий голубь - клинтух, гнездящийся в дуплах старых дубов и лип. Внешне он похож на домашнего голубя. Увидеть его сидящим на дереве трудно. Этот голубь осторожен. Чаще его приходится наблюдать во время токового полета. Иногда можно оказаться свидетелем драки двух самцов. Их движения заслуживают быть заснятыми на кинопленку, настолько они интересны. На освещенной солнцем сухой вершине дуба, на горизонтальной ветке, друг против друга в боевой позе фехтовальщиков, полураспустив крылья, стоят два голубя. Они то сближаются, нанося удары кистевым сгибом крыла, то стремительно отскакивают. При этом каждый старается загнать другого на край ветки. Побежден тот, который первым сорвался с сука. Противник быстро нагоняет его, некоторое время драка продолжается в воздухе. Затем птицы разлетаются. Победитель возвращается на свое дерево и продолжает токовать.

В дуплах дубов гнездятся также многочисленные скворцы и галки. Серые цапли селятся в лесостепных дубравах иногда большими колониями, устраивая гнезда на вершинах дубов. Это бывает в том случае, если поблизости есть пойма реки или озеро. С побережьем водоемов связана и жизнь черного коршуна, который тоже поселяется колониями. В некоторых местах коршуны гнездятся на территории цапель, занимая их старые постройки. В результате в колониях цапель царит постоянный шум. Громко голосят подросшие птенцы, раздаются визгливые сигналы взрослых птиц, вынужденных отгонять коршунов, кричат и сами хищники, издавая своеобразную ржащую трель и крик "кий-хихихихи, кий-хихихи".

На одной орнитологической экскурсии невозможно познакомиться со всеми видами птиц, характерными для дубрав. Мы не упоминали о типичных для лесостепных районов кобчике, горлице, серой неясыти, сизоворонке, зеленушке, щегле и дубоносе, полевом воробье, ведущем здесь лесной образ жизни, а также о ряде других птиц. Некоторые из них рассматриваются нами ниже. За дополнительными же сведениями мы отсылаем читателя к статье Г. А. Новикова с соавторами "Птицы "Леса на Ворскле" и его окрестностей".

На лесном моховом болоте

Далеко не каждое моховое болото может дать необходимый материал для орнитологической экскурсии, и не каждое посещение, даже хороших угодий, бывает успешным. Птицы, обитающие на моховом болоте и в окружающем его лесу, держатся скрытно или распространены крайне неравномерно и поэтому выявляются не сразу. Более или менее полное представление о составе птиц данного биотопа может сложиться лишь в результате неоднократных его посещений. Успех экскурсии во многом зависит от правильного выбора места и времени. Во всяком случае, для первого раза нужна консультация опытного человека, знающего расположение глухариных и тетеревиных токов, места, где могут гнездиться средние кроншнепы и золотистые ржанки, где держатся журавли.

Посещение моховых болот связано с некоторыми трудностями. Как правило, они находятся вдали от населенных пунктов. Идти случается по бездорожью, иногда по высокой талой воде. Все это требует соответствующей экипировки. Выезжать по-настоящему надо на несколько дней с расчетом на ночевку в лесу. Очень важно иметь фотоаппарат с телеобъективом и портативный магнитофон. Хороших фотоснимков, а также записей голосов птиц, живущих на моховых болотах, еще мало. Наиболее подходящее время для посещения мохового болота - первая декада мая, когда еще в полную силу токуют глухари и тетерева и уже прилетели средние кроншнепы и золотистые ржанки.

Удачная экскурсия на болото, несмотря на все ее трудности, может оставить неизгладимое впечатление. Весенняя картина природы в ее первозданном виде воспринимается здесь особенно остро. В целом, орнитофауна моховых болот достаточно разнообразна. По наблюдениям Э. В. Кумари в Эстонии на верховых болотах может быть встречено более 80 видов птиц. Почти половина их обитает тут постоянно. Тем не менее днем птиц почти не слышно. Изредка издаст во время токового полета свою однообразную песню луговой конек, и снова тихо. Только из ближайшего леса доносятся голоса лесных коньков и отдельные строфы певчих дроздов.

Моховые болота вообще бедны певчими птицами. Здесь гнездятся в основном представители неворобьиных птиц: тетеревиные, журавли, кулики, дневные хищники. На окраинах моховых болот иногда поселяются, например, мелкие соколы - чеглок и дербник. Сравнительно еще недавно, в пятидесятых годах, на моховых болотах Ленинградской области и в Прибалтике находили гнезда сапсана. Однако в настоящее время этот крупный сокол считается исчезнувшим из всей средней полосы. Типичными для окраин моховых болот были когда-то и орел-беркут, и скопа, но из большинства мест они исчезли, а жилых гнезд этих хищников осталось очень мало. По существу они являются теперь живыми памятниками природы.

Из певчих птиц помимо упомянутого выше лугового конька типичен серый сорокопут. Он поет крайне нерегулярно да и встречается редко. Размером он чуть меньше скворца. Обращает на себя внимание длинный хвост. Окраска оперения - серая с белым, через глаз идет темная полоса, на крыльях заметны белые "зеркальца". Сидя на вершине низкорослой сосны, он издали замечает человека и при приближении его, молча или издав резкое "че-че-че", волнистым полетом отлетает в сторону. Из других певчих птиц могут быть встречены желтая трясогузка, луговой чекан и даже полевой жаворонок. Однако для того чтобы посмотреть на этих птиц, не стоит идти несколько километров по болоту. На лугах и полях их значительно больше. Главная цель экскурсии - побывать на глухариных и тетеревиных токах, послушать журавлей, найти поселение средних кроншнепов и золотистых ржанок.

На глухарином току. Большинство глухариных токов располагается на окраинах мохового болота, граничащего с сосняком. Если место тока уже знакомо, идти туда надо с расчетом, чтобы успеть на так называемый "подслух". Дело в том, что глухари слетаются на токовище еще вечером, после захода солнца. Прилетают они по одному через значительные промежутки времени. На широте Ленинграда ждать приходится около часа, примерно с 20.30 до 21.30, пока не прилетит последняя птица. Обычно собирается 7-8 птиц, но на большие тока иногда может слететься до 20-25 петухов на пространство в квадратный километр.

На "подслухе" проводится учет глухарей. Рассаживаясь по деревьям, они сильно шумят крыльями и громко крэкают, и этот шум, который бывает слышен издали, позволяет определить количество слетевшихся птиц и место их посадки. Следует лишь иметь в виду, что глухарь, прежде чем окончательно обосноваться, 2-3 раза с шумом перелетает с дерева на дерево.

В ожидании налета глухарей невольно напрягается слух. Здесь могут быть не только глухари, а в сумеречном лесу лишь звуки помогают определить, какие птицы обитают вокруг. Обычно подолгу бывает тихо. Иногда несколько раз свистнет дрозд-деряба, вдалеке, хоркая, пролетит вальдшнеп, тонко просвистит рябчик и замолкнет, затем донесется истошный крик кряковой утки, зовущей селезня, "ряряряря-ряря", а через некоторое время раздастся и его жвякающий голос - значит, где-то поблизости есть озеро.

Наконец, слышится налет первого глухаря. Вскоре совсем рядом на вершину сосны с грохотом усаживается второй, и сразу же раздается его громкое "э-ээ" (при изображении звука надо произносить эти слоги, втягивая воздух в себя). Такие же крики долетают со стороны к от других глухарей. Какое-то время птицы перекликаются и затем затихают. Отдельные глухари начинают петь уже с вечера, но они вскоре замолкают, сидя на той ветке, на которой будут токовать утром. В это время можно услышать крик вылетающего на охоту филина "у-гу". Он стал теперь большой редкостью, но иногда еще поселяется на окраинах болот.

Несколько часов в лесу царит молчание. У костра, разведенного в стороне, можно отдохнуть, но недолго. До 3 часов утра надо успеть попасть на то же место, чтобы не пропустить начало токования глухарей. При подходе к токовищу можно услышать далекий крик мохноногого сыча "у-у-у-у-у-у" или же цокающий голос гаршнепа.

Свою первую песню глухарь поет еще в темноте. Часто он начинает ее сразу же после того, как раздастся резкий, вблизи даже пугающий, голос токующего самца белой куропатки "гок-крррр-квоу-квоу-квоу...". Этот крик, видимо, провоцирует глухаря на первую песню. Охотники иногда даже называют белую куропатку дирижером глухариного тока.

Рис. 28. Встреча глухаря с глухаркой (фото Ю. Пукинского)
Рис. 28. Встреча глухаря с глухаркой (фото Ю. Пукинского)

Проснувшийся глухарь сначала только "тэкает", издавая с большими промежутками отдельные щелчки, которые затем, постепенно учащаясь, переходят в слитную песню. Она состоит из двух частей: постепенно учащающегося щелкания - "тэканья" и глухой части - "точения", названной так за сходство со звуком, возникающим при точении ножа. У западных глухарей между тэканьем и точением бывает слышен так называемый "главный удар" или "пробочный звук" (Hauptschlag - нем., corknote - англ.), после которого птица на несколько секунд перестает слышать. По своему характеру он точная копия звука, возникающего при извлечении пробки из бутылки. Наши глухари тоже глохнут во время точения. Они иногда даже не обращают внимания на выстрел, хотя пробочный звук в их песне, как правило, отсутствует. Его издают лишь очень немногие особи, обитающие на Северо-Западе.

Вся песня длится около 6 секунд. Изобразить ее можно слогами "тк-тк-ткткткткттррклк-чфсшсфчш-чфсшсфчш-чфсшсфчш...". Это лишь примерное изображение. В ней по существу нет ни одного гласного звука. Это скорее шепот, чем песня. Слышится она на расстоянии не более двухсот метров. Когда глухарь распоется, он не делает перерывов и повторяет одну песню за другой много раз подряд. Поза токующей птицы чрезвычайно характерна: шея и хвост подняты высоко кверху и направлены почти параллельно, белый клюв приоткрыт и смотрит тоже вверх, перья на горле оттопырены. Однако в темноте можно уловить лишь контуры поющей птицы.

Едва забрезжит рассвет, как глухари (не все) начинают слетать на землю, где они встречаются с глухарками. На деревьях продолжают петь более молодые, которые еще не завели себе гарема. Около старых птиц иногда держится по 3-4 глухарки. На земле глухарь токует особенно азартно, с подскоками. Самки оставляют токовище раньше самцов. После их отлета глухари снова поют на деревьях. Активный ток продолжается до 6-7 часов утра. Затем возникает перекличка - такая же, как вечером, и птицы разлетаются. Отдельные самцы иногда продолжают петь до 10-11 часов.

При возвращении с глухариного тока внимание рассредотачивается. Все радует глаз и слух, и как бы впервые в этом году вдруг начинаешь чувствовать настоящую весну. Она уже в полном разгаре - цветет волчье лыко, на сухих гривах распустились бутоны сон-травы и повсюду раздаются голоса птиц, которые далеко разносятся по влажному утреннему воздуху. Громкими свистовыми песнями перекликаются дрозды-дерябы. Над заболоченной вырубкой блеет барашком бекас.

В лесу слышится клыканьс желны, где-то рядом барабанит большой пестрый дятел. Поют зяблики и лесные коньки, а высоко в воздухе звучат крики пролетной стаи гусей... Однако особенно характерны для начала мая утренние голоса серых журавлей, которые доносятся со стороны мохового болота. Они всегда воспринимаются радостно.

Рис. 29. Дуэт серых журавлей (фото О. Русакова)
Рис. 29. Дуэт серых журавлей (фото О. Русакова)

Звуки, издаваемые журавлями весной, бывают двух типов. Это прежде всего их весенняя песня, которую они исполняют всегда дуэтом. Птицы высоко подымают голову и вдвоем согласованно выкрикивают: "скоко-о-ром-скоко-о-ром-скоко-о-ром...". Их песня далеко разносится по окрестностям, и в этом случае говорят: "Журавли трубят зорю". Весенние голоса журавлей бывают слышны временами, в определенные часы, и всегда возникают совершенно неожиданно. Другая голосовая реакция журавлей - призывный крик - издается в течение круглого года. Это так называемое курлыканье. Оно тоже исполняется дуэтом. Одна птица кричит "кур", другая, вторя ей, тотчас же добавляет "лы". В результате слышится как бы единый сигнал "кур-лы". И лишь когда журавль одинок, его призывный сигнал звучит как "кур". Иногда удается подсмотреть и танцы журавлей. Взмахивая крыльями, птицы забавно подпрыгивают или бегают крупными шагами по определенному участку болота, сопровождая свои действия громкими криками. В танцы часто вовлекается несколько птиц.

Тетеревиный ток. По утрам моховые болота в некоторых местах буквально гудят от голосов токующих тетеревов. Если не считать квохтания тетерок, то на току можно услышать три рода звуков, издаваемых самцами: "бормотание", которое разносится дальше всего, "чуф-фсыкание", раздающееся лишь временами, и, наконец, "кукареканье". Последний звук не имеет непосредственного отношения к току. Его можно услышать в различные сезоны года. Это сигнал тревоги. Когда тетерев чем-либо встревожен, он вытягивается и, несколько гнусавя и картавя, кричит "ку-ка-карррка". Бормотание, если слушать отдельного тетерева, носит характер настоящей оформленной песни, повторяемой много раз подряд. Его можно воспроизвести очень низким вибрирующим свистом: "бубубубубу-у-у-у-ууууу". Если в одном месте поют сразу несколько тетеревов, а их может собраться 10-15, иногда даже 25, то песни птиц сливаются в общий гул. И чем больше на току тетеревов, тем с большей территории они привлекут на ток самок. В этом состоит биологический смысл группового токования. Там, где тетеревов мало или тока разбиты, самцы токуют поодиночке.

Подойти к токующим тетеревам трудно, они очень осторожны. Наблюдать за ними приходится из шалашей, устанавливаемых заблаговременно на току. Токуют тетерева примерно с 3 часов до позднего утра. Иногда они поют и вечером, но недолго.

Рис. 30. Токующие тетерева (фото Э. Головановой)
Рис. 30. Токующие тетерева (фото Э. Головановой)

В шалаш надо садиться ночью, в половине третьего. Слетаются тетерева на ток еще в полной темноте. Предвестниками прилета часто бывают голоса дроздов. При подлете тетеревов слышен лишь свист их крыльев. Затем наступает полная тишина. Через некоторое время в темноте раздается громкое "чуффсы" первого тетерева. В ответ сразу же чуффсыкают остальные, каждый по нескольку раз. Потом все замолкают, сидят, прислушиваются. И вдруг, как по команде, все начинают бормотать - и ток забурлил.

Утром, когда взойдет солнце, глазам открывается удивительно красивое зрелище. Склонив головы вниз и распустив лирой хвосты, на болоте в разных позах сидят крупные краснобровые птицы. Их, в общем, темное оперение на солнце отливает синим блеском. Они постоянно поворачиваются, как бы демонстрируя ярко-белый испод хвоста. По временам они поочередно с шумом взлетают свечкой кверху и снова садятся. Делают так они чаще всего, когда над током пролетает тетерка. Часам к 8-9 утра тетерева постепенно покидают свое токовище.

Кулики верховых болот. Наиболее типичными птицами верховых болот из куликов являются золотистая ржанка и средний кроншнеп. Они поселяются обычно полуколониально, то есть по нескольку пар на расстоянии 50-80 метров одна от другой. Являясь представителями тундрового ландшафта, оба вида в средних широтах гнездятся только на обширных моховых болотах. Золотистые ржанки предпочитают селиться на совершенно открытых участках, где растут клюква и морошка; средние кроншнепы заселяют болота, местами поросшие мелкой сосной и карликовыми березами. Найти гнездовья этих птиц нелегко. На огромном пространстве болота их поселения встречаются редко. Нужно пройти несколько километров, прежде чем птиц можно будет обнаружить. В северо-западных областях и Прибалтике гнездятся два подвида этих птиц: южный и северный. Для последнего характерны белые полосы на боках шеи (эту деталь следует проверить).

Ранней весной, вскоре после прилета, золотистые ржанки токуют группами. Птицы кланяются друг другу или резко выпрямляются, как бы демонстрируя темный низ тела. После того как самки сядут на гнезда, самцы начинают токовать поодиночке. Они совершают полеты, сопровождая их громким свистом. Летая над участком, они то планируют, то мчатся на большой скорости, иногда зависают на одном месте, трепеща крыльями.

Средние кроншнепы тоже токуют и на земле, и в воздухе. Их токовый полет сопровождается песней, имеющей характер высокой трели. Опустившись на землю, они принимают интересные позы: запрокидывают голову назад, раздувают шею, прижимая к ней клюв, и все время издают при этом продолжительные крики.

В последние десятилетия на верховые болота с полей начали переселяться чибис, а также большой кроншнеп. Этот кулик отличается особенно мощным голосом. Песня его, издаваемая во время игрового полета, звучит как днем, так и ночью. Передать ее словами трудно. Она начинается сравнительно низкими, постепенно повышающимися и дрожащими, растянутыми звуками и затем, ускоряясь, переходит в высокую дребезжащую свистовую трель, которая под конец снова снижается по тону. Узнать большого кроншнепа несложно и по внешнему облику. Это крупная птица с очень длинным изогнутым вниз клювом.

Рис. 31. Большой кроншнеп (фото Ю. Пукинского)
Рис. 31. Большой кроншнеп (фото Ю. Пукинского)

В районах, примыкающих к морским побережьям, на моховом болоте, правда крайне редко, можно встретить большого веретенника. Он тоже токует в воздухе, издавая громкие крики "крвиитюю, крвии-тюю...". Этот кулик имеет очень длинный прямой клюв и ярко-рыжую окраску шеи, груди и зоба.

Там, где моховое болото граничит с лесом, у ручьев или мелких озер можно встретить еще два вида куликов: большого улита и черныша. Первый из них, летая над гнездовым участком, подолгу кричит: "витя-витя-витя...", второй оглашает окрестности громкими ликующими звуками "тиклюй-тиклюй-тиклюй, тиклюитье-тиклюитье...". Кругами летая высоко над лесом, черныш повторяет эти фразы быстро, одну за другой, много раз подряд. Черныш - небольшая птица, величиной со скворца. Будучи вспугнутой с земли и взлетая, он издает высокие "ки-ки-ки" или "тлюи-тлюи". В этот момент бросается в глаза белое надхвостье, отчетливо выделяющееся на фоне почти черной окраски спины и крыльев.

Почти все упоминавшиеся нами птицы моховых болот: хищники, а также тетеревиные, журавли и кулики, - с которыми - мы познакомились на экскурсии, представляют большую ценность. Общая численность их постепенно снижается, а некоторые виды находятся на грани исчезновения. Благополучие этих птиц целиком зависит от состояния моховых болот и их окраин, сберечь которые - одна из важных задач охраны нашей природы.

В полях и суходольных лугах

Поля и суходольные луга, в целом, не богаты певчими птицами. И надо сказать, что их становится все меньше из-за применения механизированных способов земледелия. Среди полевых птиц, по-настоящему хорошо поющих, можно указать, пожалуй, лишь на жаворонков, и прежде всего на полевого и степного. Их весеннее пение отличается особой прелестью. У обоих видов наблюдается склонность к имитации посторонних звуков, но она проявляется не у всех птиц. Для того чтобы уловить в песне жаворонка заимствованные элементы, нужно прослушать не одну птицу.

Полевой жаворонок, подымаясь в воздух, поет несколько минут. Затем почти на неподвижных крыльях он начинает спускаться все ниже и ниже. Наконец, звуки смолкают, и жаворонок, сложив крылья, падает на землю. Через некоторое время он снова с песней подымается в воздух примерно с того же места. Иногда жаворонки поют и на земле, сидя на камнях или кочках, но это бывает лишь рано утром или при сильном ветре, когда отсутствуют восходящие потоки воздуха, помогающие жаворонку совершать полет.

Рис. 32. Степной жаворонок (рис. А. Комарова)
Рис. 32. Степной жаворонок (рис. А. Комарова)

Поют в воздухе и другие жаворонки. Большинство их обитает в лесостепных и степных районах нашей страны. В лесостепной зоне в полях можно услышать громкое и очень красивое пение степного жаворонка. Он значительно крупнее полевого. Окрашен в серовато-песчаные тона, но на зобу имеет два черных пятна или черный ошейник. Когда замечаешь в воздухе певца, то невольно обращаешь внимание, насколько медленнее он машет крыльями по сравнению с полевым жаворонком. На юго-востоке европейской части СССР в степных и полупустынных районах встречается также белокрылый жаворонок. Его узнают по рыжей шапочке на голове и белым пятнам на крыльях, которые бросаются в глаза, когда птица перелетает с места на место. Однако наиболее обычный из жаворонков, обитающих в южной части средней полосы России, - хохлатый. На север он проникает до Псковской области. Свою несложную песню он тоже издает, как правило, в воздухе. При этом летает он невысоко и довольно беспорядочно. Его "хихикающий" голосок послужил поводом называть его на Украине посметюшкой. Хохлатый жаворонок - обычная птица задворков и пустырей.

Рис. 33. Хохлатый жаворонок (рис. А. Кондакова)
Рис. 33. Хохлатый жаворонок (рис. А. Кондакова)

Среди жаворонков, постоянно взлетающих и садящихся на землю, в полях иногда можно заметить небольшую сероватую птицу, пение которой состоит из коротких прерывающихся звуков. Поет она тоже на лету, но не подымается вверх, как жаворонки, а летит по пологой кривой. Это полевой конек.

Из певчих птиц, встречающихся часто среди полей, укажем еще на каменку, которая нередко держится около дорог. На участках, занятых посевами многолетних трав, иногда поселяются желтые трясогузки и луговые чеканы, но о них мы расскажем позднее.

Среди неворобьиных птиц в юго-восточных районах на остепненных лугах, около лиманов или в понижениях можно встретить степную тиркушку, ставшую теперь во многих местах редкостью. Этот представитель куликов в полете скорее похож на крупную ласточку, чем на кулика. У тиркушки длинные узкие крылья, вильчатый хвост и короткий клюв. Гнездится она обычно колониями. Большая удача - встреча с дрофой, так как численность ее катастрофически сократилась. Правда, в последнее время из Саратовской, Ростовской и Воронежской областей поступают утешительные сведения. Дрофы приспособились выводить птенцов на хлебных полях, и количество их стало возрастать.

Рис. 34. Полевой (1) и луговой (2) луни. Слева - самцы, справа - самки
Рис. 34. Полевой (1) и луговой (2) луни. Слева - самцы, справа - самки

Очень интересны брачные игры луней. Эти длиннокрылые хищники, в полете похожие на чаек, передвигаются обычно низко над землей. Однако в период токования они то взмывают высоко вверх, то падают стремительно вниз, переворачиваясь на лету. При этом слышатся громкие крики. Чаще всего приходится наблюдать полевого и лугового луней. У обоих видов самцы сверху сизые, только концы крыльев черные. Самки бурые, с белым надхвостьем. Отличить их трудно. Призывный крик сходен и звучит как "пирррь...". При встрече с самцами надо в бинокль смотреть на крыло. Если вдоль его основания проходит темная полоса, значит, это луговой лунь. Он придерживается более влажных мест, чем полевой, и принадлежит по существу к фауне заливных лугов.

Рис. 35. Перепел (фото А. Мальчевского)
Рис. 35. Перепел (фото А. Мальчевского)

Для полей и суходольных лугов характерны два представителя отряда куриных: серая куропатка и перепел, брачный посвист которого "фить-пильвить" в лесостепной полосе бывает слышен с мая до середины августа. Самца перепела можно легко подманить и поймать в сеть. Нужно только заранее позаботиться обо всем необходимом - манке, сети и кольцах для кольцевания птиц. Услышав имитацию голоса самки - тонкий двойной дребезжащий посвист, перепел, сделав несколько перелетов, мчится на звук и подбегает под разостланную на траве сеть. Приблизившись, он начинает менять характер своей песни, которая теперь уже имеет значение призыва к спариванию. Поднявшись "на цыпочки" и вытянув кверху шею, он издает двойной низкий звук "вря-вря", который сразу же переходит в обычную песню. В этот момент и надо вскочить, крикнуть и подбросить кверху шапку. Вспугнутый перепел взлетает и попадает в сеть.

Одной из самых обычных птиц полей и лугов является чибис. Он сравнительно недавно расселился на север, где освоил все подходящие для него стации. Сейчас чибиса можно найти гнездящимся на пригородных полях, в лугах по долинам рек. Гнезда и птенцов его обнаруживали даже на полях турнепса. Поэтому на весенней орнитологической экскурсии познакомиться с токовыми полетами и песнями чибисов нетрудно. Сложнее уловить закономерную последовательность в их движениях. С хрипловатым и тоскливым криком "чьи-ви" чибис, шумя крыльями, летает над определенным участком луга. Время от времени он кувыркается в воздухе и издает четыре звука: "кюи-киукиу-кюи". Последний выкрик всегда совпадает с кувырком.

На побережьях водоемов и в заливных лугах

Поймы рек с их заливными лугами и зарослями кустарников намного богаче птицами, чем поля. Однако большинство из обитающих здесь птиц поздние мигранты. Поэтому экскурсию лучше совершать в первой половине июня. Различные виды камышевок и сверчков, пастушковых птиц и куликов токуют и поют интенсивнее всего ночью, и для знакомства с их голосами необходима специальная ночная экскурсия.

Прибрежная полоса. В дневное время на берегах рек и озер, поросших водно-болотной растительностью, чаще всего, пожалуй, можно встретить камышевку-барсучка. Птицу назвали так за темные и светлые продольные полосы на голове, характерные для барсука. Пение этой камышевки состоит из высоких посвистов, трескучих и визгливых выкриков, быстро сменяющих друг друга и издаваемых в неопределенной последовательности: "цири-цири-тере-тере-тере (иногда очень долго)... чип... чип... чип... тр-тр-тр... кли-лилили-кли-лилили... чи... чи... тере...". Часто в песне барсучка можно уловить звуки, перенятые у других птиц - куликов, желтых трясогузок и т. п. Подражает барсучок и скворцу, беспокоящемуся у гнезда, большому пестрому дятлу и иным птицам. Обычно довольно скрытная, во время пения эта камышевка выбирается на возвышающиеся ветки куста или садится на самые высокие тростинки, как бы стремясь показать себя. Иногда барсучок взлетает кверху. На лету песня не прекращается. Пролетев демонстративным полетом некоторое расстояние, камышевка снова скрывается в зарослях тростников. Барсучок - одна из наиболее активно поющих птиц побережий водоемов. Песню ее можно услышать как днем, так и ночью с прилета до конца июля.

Рис. 36. Болотная камышевка (рис. А. Комарова)
Рис. 36. Болотная камышевка (рис. А. Комарова)

Весьма обычна в речных поймах и другая камышевка - болотная. Она распространена очень широко и в последнее время проникла на север до южной Карелии. Ее подражательные способности выражены еще лучше, чем у барсучка. Песня представляет собой торопливое, очень разнообразное и мелодичное щебетание, состоящее из комбинаций свистящих и трескучих слогов, а также сигналов разных птиц, точно скопированных. Это небольшая оливкового цвета птица со светлым низом, быстрая в движениях. Держится она в кустарниковой зоне поймы. Встречается также в старых парках. Для нее, в общем, характерно ночное пение, однако часто ее голос можно услышать и днем, хотя поет она в светлое время суток менее азартно.

Рис. 37. Дроздовидная камышевка (рис. А. Комарова)
Рис. 37. Дроздовидная камышевка (рис. А. Комарова)

Самую крупную из камышевок - дроздовидную - тоже можно услышать на дневной экскурсии. Держится она у реки или озера и поет, сидя на тростнике или в кустах, залитых водой. Она обладает сильным грубым голосом. Начинается песня всегда с низких крякающих звуков, которые, чередуясь с визгливыми выкриками, постепенно становятся более высокими. Она состоит из 5-6 пачек звуков, следующих сразу одна за другой: "кэрекэре-кракра-крукру-кирикири-кики".

У воды на стеблях тростников или рогоза поет и один из представителей рода сверчков - соловьиный сверчок. Его песня тоже часто слышится днем, хотя он, как и все другие сверчки, - ночной певец. По характеру песни он очень похож на обыкновенного сверчка. Спутать их, однако, нельзя, поскольку придерживаются они совершенно разных стаций. Кроме того, соловьиный сверчок имеет однотонную красновато-бурую окраску спины, тогда как у обыкновенного она светлее и испещрена темными продольными пятнами.

На берегу реки или озера в тростниках или зарослях ивовых кустов у воды часто можно слышать неторопливые звуки, напоминающие чириканье воробья: "дзи-дзи-три-тюри-дзи-три". Они регулярно повторяются через одинаковые промежутки времени. Это поет камышевая овсянка - птица, распространенная чрезвычайно широко. Она неподвижно сидит на ветке куста. Величиной эта овсянка с воробья, в окраске оперения бросаются в глаза черные голова и горло, светлые "усы" и ошейник.

Среди зарослей тростников и камышей на окнах воды держатся некоторые пастушковые птицы - окрашенные в темные тона лысуха и камышница. Они различаются по величине и цвету клюва и окраске голой бляшки на голове: у крупной лысухи бляшка белая, у небольшой камышницы она красная, такая же как и клюв.

Здесь же можно увидеть и селезней различных уток - кряквы, свистунка и трескунка. В июне обычно самки уже сидят на гнездах или водят выводки, а селезни еще продолжают щеголять своим брачным нарядом. Они уже собираются в небольшие группы перед отлетом на линьку. Характерны также для прибрежных зарослей нырки - хохлатый и красноголовый. Отличить их нетрудно. Хохлатый нырок - черный, с ярко-белым боком, хохлом на голове и желтым глазом. У красноголового нырка каштанового цвета голова и шея, светло-серая спина и темная грудь. Кроме того, у красноголового нырка громкий, заметный голос. Однако его выкрики "кэ-рере" бывают слышны не очень часто. На воде бывают видны чомги, над камышами иногда может пролететь болотный лунь, над водой реют чайки и крачки. Их описание дается в других разделах книги.

Там, где берег реки или озера лишен густых зарослей, держатся хорошо знакомые всем белые трясогузки, иногда попадается на глаза и мелкий кулик-перевозчик. Оба вида имеют сходную повадку непрерывно качать хвостом. Трясогузки сидят на выступающих из воды камнях либо бегают мелким семенящим шагом по отмели. Кулик-перевозчик ведет себя примерно так же, однако он постоянно перелетает с одного участка берега на другой, чуть ли не касаясь крыльями воды. При этом он часто исполняет свою весеннюю песню. Это очень звонкая и далеко разносящаяся трель, состоящая из тонких свистящих звуков, непрерывно следующих друг за другом: "титисити-титисити-титисити...". Перевозчика можно встретить повсюду: на морском побережье, на берегу озера и реки, на лесных порожистых речках и ручейках. Он поменьше скворца, сверху буроватый, снизу белый, с темным налетом на боках зоба.

Рис. 38. Малый зуек на песчаной отмели (фото Ю. Пукинского)
Рис. 38. Малый зуек на песчаной отмели (фото Ю. Пукинского)

Если на берегах рек и озер есть песчаные или галечные отмели, то всегда можно увидеть малого зуйка. Это небольшой короткоклювый кулик с белым пятном на лбу и темным ошейником. Снизу он белый, сверху окрашен в песочный цвет. Семенящим бегом он стремительно косится по прибрежной полосе, издавая свой призывный крик "ип-ип-ип-ип...". Во время брачных полетов, совершаемых кругами низко над землей, зуйки подают тот же сигнал, но более учащенно. В связи с освоением пляжей малый зуек постепенно покидает береговую полосу и переселяется на пустыри и пригородные свалки.

Заливные луга. Приречные заливные луга и кочкарники иногда бывают весьма обширными. В этом случае населяющая их фауна птиц может быть очень богатой и насчитывать несколько десятков видов. Чаще всего попадаются на глаза здесь желтые трясогузки и луговые чеканы. Пение этих птиц тихое и нехарактерное. Желтые трясогузки по существу не имеют настоящей песни. Сидя на высоких стеблях луговых трав или на ветвях кустов, они издают короткие позывы или неопределенно щебечут. Самцы, распушившись, перелетают от одного куста к другому, как бы специально демонстрируя ярко-желтую окраску нижней стороны тела.

Рис. 39. Луговой чекан (фото Ю. Пукинского)
Рис. 39. Луговой чекан (фото Ю. Пукинского)

Луговые чеканы тоже постоянно сидят на высоких травах. По форме тела они прямая противоположность трясогузкам - коренастые и короткохвостые. В окраске оперения бросаются в глаза белые плечи, светлая бровь и темная полоска, идущая через глаз. Верх тела темный, низ светлый с розовато-коричневым налетом на груди. Размером чекан меньше воробья. Будучи вспугнутой, птица летит низко над землей. Песня лугового чекана - короткая щебечущая фраза, в которой, если быть внимательным, можно услышать звуки, напоминающие быстрые удары камешков. Некоторые чеканы иногда подражают голосам других птиц.

Если на лугу растут кустарники, то здесь можно услышать пение серой славки, чечевицы, обыкновенной овсянки, встретить сорокопута-жулана. Хотя последний вид и принадлежит к группе певчих птиц, тем не менее по его мрачноватому облику сразу можно сказать, что жулан ведет хищный образ жизни. Его крепкий клюв с зубцом на надклювье позволяет ему справляться с ящерицами, полевками и мелкими птицами. Свои жертвы сорокопут накалывает на острые сучки и отрывает им головы. Хищническая деятельность жулана усиливается в плохую погоду, когда активность насекомых, за которыми он в основном охотится, снижается. Регулярной демонстративной песни у этого сорокопута нет. Изредка, спрятавшись в кустах, он тихо напевает, подражая голосам различных птиц. Лишь в момент ухаживания за самкой самец, находясь в непосредственной близости от нее, громко верещит скрипучим голосом, принимая уморительные позы: то вытянется струной и выпятит грудь, то резко присядет и т. п.

На сырых лугах, поросших редкими кустами, иногда бывает слышна очень оригинальная, легко запоминающаяся песня дубровника. Она состоит из постепенно повышающихся мелодичных строф: "хилюхилю-хилихили-тилитили-чьючью". Песня сильно варьирует индивидуально, тем не менее по ней всегда можно узнать вид. Самец дубровника имеет темно-каштановую голову, желтые брюшко и грудь, поперек которой идет темная полоса. Птица сидит на видном месте и без конца высвистывает свой мотив, каждый раз вытягиваясь кверху.

Рис. 40. Самец сорокопута-жулана (фото А. Мальчевского)
Рис. 40. Самец сорокопута-жулана (фото А. Мальчевского)

Обширные приречные сырые луговины привлекают многих куликов: турухтанов, бекасов, больших кроншнепов, травников и фи-фи. Бекас токует иногда и днем, однако слушать его лучше на ночной экскурсии. Большой кроншнеп теперь все реже гнездится на лугах, где его беспокоят, и чаще начинает селиться на моховых болотах. Для травника же обширные речные поймы и приозерные луга продолжают оставаться основным местом гнездования. Песня травника придает особый колорит открытому ландшафту, усиливая его монотонную прелесть. Она звучит довольно мелодично и может быть изображена быстро повторяемыми словами "трава-трава-трава-трава-трава". Токует травник, как и большинство куликов, в воздухе. Во время песни он повисает на одном месте и затем снова начинает летать над определенным участком на высоте 15-20 метров. Рассматривая травника в бинокль, можно заметить красные ноги, белую спину и белые "зеркальца" на крыльях. Кулик фи-фи, токуя, летает над лугом обычно очень высоко. Временами он бросается из стороны в сторону и издает короткую песню. По общему характеру звучания она напоминает песню лесного жаворонка и может быть передана слогами "пири-пири-логи-логи-логи". Сидя на земле, фи-фи качает гузкой, как перевозчик. На полете видно белое надхвостье. Общая окраска - буровато-серая в пестринку.

Рис. 41. Коростель (фото А. Мальчевского)
Рис. 41. Коростель (фото А. Мальчевского)

Хотя коростель наиболее интенсивно кричит в сумерках и ночью, его голос очень часто можно услышать и днем. Его ни с чем нельзя спутать. Громко и довольно ритмично коростель бессчетное число раз повторяет свое скрипучее "рря-рря-рря-рря...". Иногда птица сдваивает звук, и тогда песня звучит как "рря-рря, рря-рря...". Голос коростеля разносится по окрестным лугам далеко и бывает слышен более чем за километр. Токующая птица может подпустить к себе близко, но увидеть ее нелегко, так как она всегда скрывается в траве. Взлетает она крайне неохотно. На имитацию ее голоса (с помощью магнитофона) подбегает вплотную, и в этом случае коростеля удается разглядеть. Размером он с горлицу, только плоский с боков и на длинных ногах. Бросаются в глаза охристо-рыжие тона оперения.

Рис. 42. Турухтан в брачном наряде (фото Ю. Пукинского)
Рис. 42. Турухтан в брачном наряде (фото Ю. Пукинского)

Если на сыром лугу посчастливится встретить группу токующих турухтанов, то можно получить большое удовольствие. Смотреть на них нельзя без умиления. Они держатся тесной группой, в которой насчитывается около десятка ярко раскрашенных самцов. Скромно одетые самки бродят поодиночке в стороне. Самцы забавно подпрыгивают, взмахивают крыльями, принимают боевые позы, крутятся на одном месте. Затем вдруг, как по команде, замирают в немой сцене. При подлете новых птиц, не обязательно самок, вся компания оживает вновь. Звуков турухтаны почти не издают. Слышны лишь хлопки крыльев во время подскоков. Дерутся турухтаны, в общем, мало, чаще имитируют драку. Их брачный наряд - пример необычайного полиморфизма: среди самцов нет двух одинаковых. Особенно разнообразна окраска перьев воротника, головы и нижней стороны - наиболее заметных частей тела. Встречаются птицы с черными, рыжими, охристыми, серыми, пестрыми воротниками. Одним словом, каждый самец индивидуален, помечен природой своим цветом.

В белую ночь

Существует целый ряд видов птиц, пик активности пения которых приходится на период белых ночей. Это соловей, разные виды камышевок и сверчков, а также пастушки - коростель и погоныш. Все они обитают у побережий водоемов и знакомиться с их голосами лучше всего в долинах рек и озер. Из лесных птиц в пору белых ночей бывают часто слышны совы, а также козодой. У сов в это время уже птенцы. Они держатся еще выводком и постоянно перекликаются. Песню козодоя надо слушать в сосновом лесу. Здесь же можно встретить и выводки ушастой совы. Птенцов серой неясыти легче всего найти в старом парке или в дубраве. В белые ночи обычно бывает тиха и безветренно, обостряется слух, так что даже далекие звуки воспринимаются вполне отчетливо. Птицы в это время поют долго, без перерывов и подпускают к себе на близкое расстояние. К большинству из них удается подвести экскурсантов вплотную. Близость птиц и общая таинственность обстановки заставляют разговаривать тихо, почти шепотом.

О пении соловьев. В северных широтах пение соловьев ассоциируется с цветением сирени и белыми ночами. Если маршрут ночной экскурсии проходит вблизи сырого мелколесья или зарослей кустарников у реки, то здесь почти обязательно мы услышим пение соловья. На него нельзя не обратить внимание. Оно чрезвычайно громкое. Некоторые части соловьиной песни среди ночной тишины бывают слышны очень далеко. Поражают удивительная сочность, глубина, широкий диапазон воспроизводимых звуков и какая-то торжественность исполнения. Песня соловья состоит из хорошо различимых колен - повторяющихся высвистов и раскатистых трелей. Начинает ее соловей неторопливо, заканчивает же всегда с ускорением. Если птицу ничто не тревожит, она поет одну песню за другой почти без перерывов. Особенно интенсивно соловей поет, если ему проиграть на магнитофоне его же собственную песню. В этом случае он может подлететь совсем близко и петь на расстоянии 2-3 метров. Отдельные колена песни соловьи исполняют в определенной последовательности. Наибольшим постоянством отличаются начало и конец, среднюю часть песни соловей может видоизменять. Это указывает на то, что репертуар каждого певца значительно шире того, что исполняется им в одной песне.

В прошлом столетии, когда содержание соловьев в клетках была в моде, они своим пением привлекали множество любителей в трактиры и чайные. Знатоки соловьиной песни каждому колену давали специальное наименование: "почин", "дудка", "кукушкин перелет", "клыканье", "дроздик", "журавлик", "кулик", "дробь", "стукотня", "мелоча" и т. п. Кроме того, в зависимости от характера звучания каждое колено получало дополнительное название. Так, например, среди "дудок" различали "лешеву дудку", "польскую", "водопойную". С более подробным описанием колен соловьиной песни можно познакомиться по книге И. К. Шамова "Певчие птицы".

Под Ленинградом колена в песнях соловьев располагаются обычно в следующем порядке: "фьюить-фьюить ("почин") - ту-ту-ту ("дудка") - тиклюй-тиклюй ("кулик") -кликликликликликли ("кукушкин перелет") - чочочочочочочочовй ("стукотня") - тррррррррррррррцй ("дробь")".

Старые названия колен соловьиной песни интересны тем, что многие из них характеризуют песню соловья как в известной мере звукоподражательную. Соловей, действительно, часто обогащает свою песню звуками, которые слышит вокруг, хотя исполняет он их всегда на свой, соловьиный лад. Тем не менее, некоторые колена его песни напоминают голоса пеночки-веснички, самки кукушки, черного дятла, певчего дрозда и других птиц. Отдельные соловьи в Московской, Ленинградской и Псковской областях довольно хорошо подражают хорканью вальдшнепа. Попутно заметим, что близкий вид - южный соловей, обитающий в Западной Европе, на Кавказе и в горах Средней Азии, тоже склонен к звукоподражанию, хотя песня его и не так красива, как у его северного собрата.

Песня старых соловьев отличается большей силой и разнообразием, чем молодых, которые часто поют неуверенно и неразборчиво. В одну песню соловьи обычно включают 6-8 колен, но иногда попадаются певцы, которые исполняют 12 и более колен. Буквенная запись песни одного из таких соловьев, жившего когда-то на территории парка Лесного института (ныне парк Лесотехнической академии имени С. М. Кирова), была сделана в свое время Д. Н. Кайгородовым и приведена в его известной книге "Из царства пернатых".

Звучность и разнообразие напева достигаются у соловьев на второй или третий год жизни и то лишь в случае, если молодые птицы имеют возможность слушать песню старой. Когда поблизости нет хороших певцов, то соловьи так и не научаются петь по-настоящему. Известно, например, что в начале прошлого века больше всего ценились курские соловьи. Однако, как сообщает И. К. Шамов, уже в 30-е годы курские соловьи стали петь значительно хуже. После курских прославились черниговские и польские, напевы которых тоже вскоре ухудшились. Затем в моду вошли так называемые графские соловьи. Обеднялась соловьиная песня, конечно, не всюду, а в местах традиционного отлова, где вылавливались старые, наиболее хорошо поющие птицы. Так как молодым соловьям не у кого стало перенимать настоящую песню, то их пение постепенно и превратилось в трескотню и стукотню - колена, которые свойственны соловьям, очевидно, от роду и возникают без научения.

Характерно, что у курских соловьев качество пений снизилось вскоре после того, как они стали высоко цениться на московском рынке. За первоклассного певца купцы в те времена платили до 2000 рублей. Рост цен привел к тому, что птицеловы отлавливали соловьев сотнями, устремляясь в первую очередь в те места, откуда привозились птицы, снискавшие себе особую славу. В результате качество соловьиного пения значительно снижалось.

В пору белых ночей соловьи бывают слышны уже в 8-9 часов вечера, но наиболее азартно они поют в сумерках, когда затухает пение певчих дроздов. После полуночи песня раздается уже нерегулярно.

Песни садовой камышевки и сверчков. В середине ночи, когда смолкают соловьи, активно начинают петь различные камышевки и сверчки. С некоторыми из них мы уже познакомились раньше. Но наши представления о пении этих птиц будут неполными, если мы не послушаем песни садовой камышевки. Искать ее надо в сравнительно сухих местах - на лесных опушках, поросших кустарником, или же на зарастающей вырубке. Она нередко поет также в садах и парках и на заросших крапивой приусадебных участках в деревнях.

Поет садовая камышевка очаровательно. Люди, не знающие птиц, часто принимают ее за соловья, хотя нежная песня камышевки имеет мало общего с мощными соловьиными раскатами и посвистами. Песня у садовой камышевки неторопливая и размеренная. Она по нескольку раз высвистывает перенятые у других птиц различные сигналы и обрывки песен, которые исполняет на свой манер, но всегда очень чисто и мелодично. Наиболее точно камышевка копирует тревожные сигналы самца зяблика "рюм-пиньпиньпинь, рюм-пиньпиньпинь...". Подражает она также голосам дроздов - белобровика, певчего и рябинника - и других птиц. Почти каждое колено она как бы отбивает характерным "чек-чек-чек" или "тр-тр-тр", и эта манера придает всему напеву особую ритмичность. Очень часто издается посвист "ти-вить", слышимый дальше всего. Во время пения садовая камышевка держится в кустах. Иногда она позволяет подойти к себе совсем близко, но разглядеть ее в ночном полумраке не удается. Увидеть ее можно при затянувшемся пении рано утром, при восходе солнца.

Сверчки получили свое название за своеобразное пение, напоминающее стрекотание кузнечиков. Если маршрут ночной экскурсии проходит по долине реки, где на сырых лугах растут кустарники, то вполне реально услышать песню речного сверчка. Кажется, что как-то необычайно звонко, не смолкая, в течение многих минут подряд в кустах стрекочет кузнечик. После короткого перерыва опять слышится долгая, ритмично вибрирующая, звенящая трель "зирьзирьзирьзирь-зирьзирь...". Песня слышится то тише, то громче, потому что сверчок все время поворачивается, посылая свой брачный сигнал во все стороны.

Рис. 43. Речной сверчок (рис. А. Комарова)
Рис. 43. Речной сверчок (рис. А. Комарова)

В долинах рек, а также на лесных вырубках, иногда даже посреди ржаного поля в белую ночь можно услышать песню обыкновенного сверчка. Он воспроизводит ровную высокую трель, которая, как и у речного сверчка, длится несколько минут подряд и после короткого перерыва снова звучит долго - и так всю ночь. Изобразить ее можно в виде беспрерывного "ррррррррь...".

Ток погоныша и бекаса, тяга вальдшнепа. Ток бекасов и вальдшнепов в северных широтах, как известно, начинается в апреле и продолжается до конца июня - середины июля. Таким образом, в период белых ночей брачные сигналы этих птиц - явление обычное. Но наиболее активно токуют, пожалуй, погоныши. Голос у этих курочек невероятно сильный и бывает слышен далеко за пределами поймы, где происходит их ток. Во влажные годы, когда зона мелководья значительно расширяется, на сравнительно небольшом участке поймы может встретиться несколько самцов. Каждый из них беспрестанно издает повторяющийся примерно раз в секунду короткий и высокий свист "уить, уить, уить...". При скоплении птиц этот крик сливается в сплошной хор. Свист погонышей бывает слышен всю ночь напролет и смолкает лишь к утру. Эти птицы держатся на заболоченных участках недалеко от воды. Отдельные самцы иногда токуют даже у небольших водоемов, например на берегу пруда, заросшего хвощом.

Увидеть погоныша очень трудно не только ночью, но и днем. Он ведет бегающий наземный образ жизни и постоянно скрывается среди густой растительности. Взлетает же лишь в случае крайней необходимости и, недалеко отлетев, снова опускается в траву. На полете, как и у коростеля, бросаются в глаза свешивающиеся вниз длинные ноги. Это некрупная птица, немногим больше скворца.

В сумерках белой ночи, иногда и утром, в долине реки, над кочковатым болотом или заливным лугом откуда-то сверху вдруг донесется мягкий, постепенно повышающийся и усиливающийся вибрирующий звук "вувувувувувувуву". Через некоторое время раздастся звук другого характера - неторопливое и ритмичное "тэке-тэке-тэке-тэке...". Это голос бекаса, токующего в воздухе. Первый же звук, похожий на блеяние козленка, возникает при вибрации перьев хвоста и крыльев, когда бекас, совершив круг в воздухе, начинает резко снижаться, как бы падая в воздушную яму.

Рис. 44. Силуэт вальдшнепа на тяге (рис. А. Формозова)
Рис. 44. Силуэт вальдшнепа на тяге (рис. А. Формозова)

Так называемая тяга вальдшнепа хорошо знакома не только каждому охотнику. Она неоднократно описывалась в классической, русской литературе, как в прозе, так и в стихах. Наиболее ярко ее изобразил А. К. Толстой в стихотворении "На тяге". После захода солнца самцы вальдшнепа поодиночке начинают летать низко над деревьями среди сырого мелколесья или у опушек, издавая негромкие звуки - хорканье и цвирканье. Часть пролетающих над лесом птиц не удается увидеть. Их скрывают кроны деревьев. Слышны лишь их голоса - низкое неторопливое "хор-хор-хор" (2-4 раза) и сразу же за последним слогом короткий и высокий звук "цвирь", похожий на чириканье белой трясогузки. Вся песня звучит как "хор-хор-хор-цвирь". Наконец на фоне тусклого неба появляется и сам вальдшнеп. Обычно бывает виден лишь его силуэт. Это длинноклювая птица размером с голубя, но с коротким хвостом. Она летит довольно быстро, хотя взмахи крыльев кажутся неторопливыми.

Голоса в сосновом лесу. Для более полного знакомства с ночными голосами птиц важно, чтобы маршрут экскурсии помимо речной поймы захватывал также участок соснового леса, граничащий с вырубкой. Здесь на опушке по ночам, а иногда и днем раздаются очень приятные переливчатые звуки, меняющиеся по тону и ритму. Они доносятся откуда-то сверху. Песня состоит из быстро повторяющихся слогов "юли-юли-юли-люлилюлилюлилюли". Это поет лесной жаворонок, или юла. Он, как и другие жаворонки, поет в воздухе, высоко летая над лесом и вырубкой.

Рис. 45. Птенец ушастой совы (фото Ю. Пукинского)
Рис. 45. Птенец ушастой совы (фото Ю. Пукинского)

В сосновом лесу могут попасться выводки уже покинувших гнезда птенцов ушастой совы. Сначала бывает слышна их жалобная перекличка. Совята кричат по очереди, один за другим. Голоса у них неодинаковы, поскольку у сов птенцы вылупляются с большими интервалами и бывают поэтому разного возраста. Перекличка идет в разной тональности. Один птенец высоко и протяжно свистит "ии", другой тянет "ээ", третий - "уу". Первым обычно кричит самый маленький, так как он самый голодный. Ему вторят остальные. Птенцы напоминают родителям о себе, требуя корма. В целом, голоса птенцов ушастой совы похожи на писк голодных котят. Если подойти близко, то иногда удается обнаружить и самих совят. Увидев человека, они замолкают и в испуге вытягиваются столбиком, прищурив глаза и подняв кверху свои "ушки".

Рис. 46. Силуэт козодоя белой ночью в сосновом лесу (фото Л. Мальчевского)
Рис. 46. Силуэт козодоя белой ночью в сосновом лесу (фото Л. Мальчевского)

Но вот на фоне белесого неба появляется силуэт узкокрылой и длиннохвостой птицы размером с кукушку. Полет ее бесшумный, легкий и маневренный. Стремительные броски сменяются внезапными остановками и трепетанием крыльев на одном месте. Издав несколько пронзительных криков "уик, уик", птица скрывается из виду. Это козодой - ночная птица, питающаяся насекомыми, которых она ловит на лету. Через некоторое время из леса доносится ее песня - продолжительное урчание "эрррррруррррррэрррррруррррр...". Издали оно напоминает шум работающего мотоцикла. Поет козодой, сидя на ветке сосны. Он тянет свою глухую трель очень долго, то повышая, то понижая голос. Горло его сильно раздуто, рот открыт. Наконец козодой слетает с дерева, урчание его переходит в совсем низкий клекот. Несколько раз звучно хлопнув крыльями над спиной, он отлетает в сторону, садится на другое привычное ему дерево и снова заводит свою песню.

В течение всей короткой светлой ночи изредка подают свои голоса и дневные птицы - кукушка, горихвостка, зарянка, белобровик, певчий дрозд. На рассвете, уже около трех часов, активность их пения резко возрастает. С новой энергией начинает петь соловей. Продолжают токовать и все птицы, которых мы только что слушали. Возникает общий хор ночных и дневных птиц. Он удивительно хорош и придает особое очарование природе северных широт. К сожалению, людям редко приходится его слушать. Они просыпаются значительно позднее.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© ORNITHOLOGY.SU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://ornithology.su/ 'Орнитология'
Рейтинг@Mail.ru