предыдущая главасодержаниеследующая глава

Знакомство с пением и другими весенними демонстрациями птиц

На весенних орнитологических экскурсиях чаще всего привлекает внимание пение птиц. По яркости производимого впечатления его можно сравнить лишь с цветением растений. Если цветы поражают бесчисленными оттенками красок и вариациями морфологических структур цветка, то птицы - разнообразием издаваемых звуков и форм поведения. Естественно поэтому, что основным материалом для самостоятельного изучения, а также для показа и рассказа на весенних экскурсиях становятся голоса птиц и их брачные формы поведения.

Весной, как известно, поют самые различные птицы: глухари, тетерева, голуби, кукушки и т. д., но ни в одной группе пение не достигло такого разнообразия и силы, как в группе воробьиных. Недаром большинство представителей этого отряда получило название певчих птиц. Певчие - самый многочисленный подотряд воробьиных, объединяющий птиц со сходным строением задних конечностей, голосового аппарата - нижней гортани и других частей тела. Таким образом, "певчие птицы" - термин не бытовой, а систематический.

Все воробьиные, встречающиеся на территории СССР, относятся к певчим. Они составляют почти половину (44 процента) видов птиц СССР. Некоторые из них не имеют постоянной песни, и, тем не менее, по своему систематическому положению они принадлежат к группе певчих. Например, у ворона, грача или вороны голосовой аппарат мало чем отличается от нижней гортани хорошо поющих птиц. По строению голосового аппарата все врановые - настоящие певчие птицы, хотя на первый взгляд это мало вяжется с их грубыми голосами. Ворона, грача и сороку можно даже научить произносить целые фразы человеческой речи. Следовательно, строение голосового аппарата позволяет им издавать достаточно сложные и разнообразные звуки, а уровень высшей нервной деятельности - даже копировать чужие голоса. Почему, однако, имитационные способности их обычно находятся в скрытом состоянии и не реализуются в природе? Обсуждение этого вопроса мы продолжим в подразделе "Голосовая имитация и пересмешничество".

Неголосовые демонстрации

Весенние демонстрации птиц выражаются не только в голосовых сигналах, называемых нами пением. Весной птицы заявляют о своем присутствии различными способами. Многие из них совершают ритуализированные полеты, другие громко стучат клювом или хлопают крыльями и т. п. Для большинства характерно использование разных средств выражения своего весеннего состояния.

Неголосовое "пение". Для усиления производимого эффекта птицы во время своих весенних демонстраций помимо голосовых средств нередко используют различные части тела: клюв, хвост и крылья, иногда ноги. Такие механические звуки бывают слышны даже дальше, чем голос. У некоторых птиц доля механических звуков в общей демонстрации сравнительно незначительна, у других вся "песня" неголосового происхождения. Например, песня сойки состоит из замысловатых булькающих, лающих, кудахтающих звуков и в промежутках между ними слышится громкое щелкание клюва, которое придает песне определенный ритм. У всей группы пестрых дятлов вся "песня" механическая. Весеннее пение у них заменено так называемой барабанной трелью, которая имеет характер дроби и возникает от очень частых ударов клюва по дереву. Каждый дятел выбивает свою дробь обычно на определенном дереве, которое он специально выбирает. Постучав сначала по одному суку, затем по другому, третьему и т. д., он затем начинает использовать тот сук, который резонирует сильнее всего. Если дятлу попадаются металлические предметы, укрепленные на дереве: куски жести, консервные банки и т. п., - он иногда использует и их в качестве инструментов. Сравнение инструментов по силе звучания и выбор одного из них указывают на способность дятлов к сложным формам нервной деятельности. Таким образом, благодаря личному опыту дятел может усиливать действие сигнала. Черный дятел и вся группа зеленых имеют как голосовую весеннюю песню, так и неголосовую в виде обычной для дятлов барабанной трели.

Прекрасный пример неголосовой "песни" демонстрируют аисты. Они, как известно, практически лишены голоса и не пользуются им в целях коммуникации. Основным органом, воспроизводящим звук, у них является клюв. В процессе тока белый аист, рывком закидывая шею на спину, быстро хлопает клювом. Если токуют одновременно самец и самка, то хлопание приобретает характер согласованного дуэта. Возникающий при смыкании челюстей звук очень громкий. Дело в том, что когда аист закидывает голову на спину, его язык и весь подъязычный аппарат подтягиваются назад. Тем самым увеличивается объем глотки, которая начинает выполнять функцию резонатора, усиливающего звук. Предки аистов, видимо, имели голос. Об этом можно судить по поведению птенцов, которые до определенного возраста выпрашивают корм у родителей с помощью голоса, издавая звук, похожий на верещание. Позднее, когда клюв у птенца достаточно окрепнет, он начинает стучать клювом, причем, как и взрослая птица, закидывает при этом голову назад. Верещание постепенно издается все реже и реже. Лишь когда молодая птица бывает очень голодна, она верещит, будучи даже почти взрослой. Рудимент голоса иногда можно услышать и во время тока аистов. Если они сильно возбуждены, то в промежутках между стукотней из их глотки изредка вырываются сиплые высвисты вроде "вхиии".

У представителей рода бекасов в производстве звуков во время токовых полетов участвует хвост. Обыкновенный и азиатский бекасы "поют" узкими и упругими перьями хвоста, вибрация которых обусловливает появление звука. В зависимости от особенностей строения и числа крайних рулевых с резко суженными опахалами возникает звук, специфичный для каждого вида, - жужжащий или, как у обыкновенного бекаса, блеющий. В связи с этим бекаса и прозвали в народе "лесным барашком". Название очень удачно, ибо сходство в звучании хвоста бекаса и голоса ягненка или козленка бывает поразительным. В образовании звука у бекаса, видимо, участвуют и крылья. На это указывает то, что как раз в момент, когда слышится звук, летящий высоко в воздухе бекас, стремительно снижаясь, начинает особенно энергично трепетать крыльями и их движения совпадают с ритмом вибрации звука.

Способность издавать хлопающие звуки с помощью крыльев во время брачных полетов характерна для целого ряда видов птиц: для всех голубей, козодоя, болотной совы, а также для многих представителей тетеревиных птиц. Глухарь, например, наиболее активно поет на земле, куда он спускается на рассвете и где он встречается с глухарками. Здесь полнее всего проявляются особенности его токового поведения, неотъемлемым элементом которого являются чередующиеся с песней подскоки глухаря. Это невысокие взлеты и приземления, во время которых слышится двойной шум крыльев "фрр-фрр".

Многие тетеревиные птицы используют свои упругие маховые перья для весенних демонстраций, причем характер шума, создаваемого крыльями, специфичен для вида. У глухаря, обыкновенного тетерева, дикуши он является лишь частью общего звукового поведения самцов. Каждый из этих видов имеет свою голосовую песню. Однако при токовании кавказского тетерева слышится в основном лишь шум крыльев, возникающий в момент ритуализированных взлетов.

Рис. 11. Токовый полет бекаса
Рис. 11. Токовый полет бекаса

Шумят крыльями, токуя, и представители семейства фазановых. Даже домашний петух до своей песни, во время или после нее обязательно несколько раз громко хлопнет крыльями. Еще энергичнее и чаще "фыркает" крыльями фазан.

Крылья некоторых нырков в полете издают настоящий свист. Он возникает благодаря суженным вершинам первостепенных маховых перьев. По этому звуку гоголя легко можно отличить от других уток лесной зоны. Свистит на лету и синьга - утка тундр и озер северной части лесной полосы. Внутреннее опахало первого первостепенного махового у нее резко сужено на протяжении 7 сантиметров. Это и есть так называемое "звучащее" маховое.

Воздушные игры и токовые полеты. Весеннему поведению самцов большинства птиц присуща одна общая черта: каждый самец различными способами стремится "заявить" о себе. Все его действия рассчитаны на то, чтобы быть как можно заметнее.

Птицы, живущие в лесу, заявляют о себе голосом, регулярно воспроизводя специфичную для вида комбинацию громких звуков, называемых песней. Обитатели открытых мест наряду с пением часто совершают характерные для вида взлеты, которые делают даже мелких и скромно окрашенных птиц хорошо заметными на большом расстоянии. Такие взлеты называют токовыми полетами. От обычного полета они отличаются тем, что совершаются периодически и стереотипно в одном и том же месте и сопровождаются песнями, криками или хлопками крыльев.

Токовые полеты особенно типичны для куликов. Почти все они весной совершают ритуализированные полеты. У каждого вида своя манера тока. Травники, летая в воздухе, в момент песни зависают на одном месте; перевозчики, токуя небольшой группой, низко носятся над рекой или берегом озера; чибисы, сопровождая свой полет скрипучими заунывными голосами, временами кувыркаются в воздухе. Большинство куликов - птицы открытых стаций, и токование в воздухе для них явление, вполне закономерное. Но даже те из них, которые в процессе эволюции заселили лес, сохранили исходный и характерный для куликов тип весенних демонстраций. Это кулик-черныш и вальдшнеп. Черныш может быть назван настоящей лесной птицей. Весной он держится на лесных ручьях, речках и озерах, садится на деревья и гнездится в старых гнездах дроздов. Наиболее заметен он в конце апреля - начале мая, когда активно токует в воздухе.

Особой известностью пользуется токовый полет другого лесного кулика - вальдшнепа. Он принадлежит к группе куликов-долгоносиков, куда кроме него относят бекаса, дупеля и гаршнепа. Все они состоят в родстве и обладают сходным приспособлением, позволяющим им отыскивать пищу в земле наощупь. Тем не менее по характеру тока они отличаются. Дупель токует группами на земле. В этом отношении он исключение из куликов. Бекас и гаршнеп, наоборот, токуя, чрезвычайно энергично летают. Для обоих видов характерны высокие подъемы и стремительные спуски, во время которых птицы издают специфические звуки: бекасы "блеют", а гаршнепы воспроизводят совершенно необычные звуки, похожие на цоканье лошадиных копыт. В связи с этим гаршнепа называют иногда "ночным извозчиком". Это самый мелкий из долгоносиков. Его масса всего 50-60 граммов; Его гнездовая область находится в лесотундре и северной подзоне тайги. В средних широтах гаршнеп редок. Токует он в темноте, по ночам, летая над мокрым кочковатым болотом. На поиски гаршнепа лучше всего отправляться в конце апреля, когда этот кулик наиболее активен. Чтобы увидеть гаршнепа, нужно сначала его услышать ночью и потом, ориентируясь по звуку "локтото-локтото-локтото", доносящемуся откуда-то сверху, идти искать его самого рано утром, на заре.

12. Схема токового полета гаршнепа (ориг.)
12. Схема токового полета гаршнепа (ориг.)

Токовые полеты гаршнепа и бекаса во многом похожи, но движения гаршнепа еще энергичнее, а линия полета отличается большей определенностью и широтой размаха. Сначала гаршнеп долго летит молча, широкими кругами набирая высоту. Поднимается он очень высоко, так что становится едва заметным. Достигнув наивысшей точки, он вдруг начинает стремительно снижаться, периодически делая виражи. В это время и становится слышен "галопирующий" звук. Снизившись до 20-30 метров, гаршнеп задерживается на одном месте, трепеща крыльями, и затем либо снова повторяет свой маневр, либо садится на землю, где звуков уже не издает.

Токовые полеты совершают почти все голуби, при этом они обычно сочетают шумовой эффект (хлопки крыльями) со зрительным - характерным для них фигурным полетом. Общая схема токования у наших видов голубей и горлиц примерно одна. Громко хлопая крыльями, птицы взлетают, набирают высоту и затем, распластав крылья горизонтально (горлицы) или подняв их над спиной (голуби), начинают медленно планировать. Все горлицы: малая, большая и кольчатая - проделывают процедуру демонстративного полета очень сходно. Из голубей наиболее типичен полет сизого голубя, в том числе уличного. Его взлеты и планирования с поднятыми крыльями можно постоянно наблюдать в любом городе. У Исаакиевского собора в Ленинграде, где голубей всегда много и где они имеют возможность летать на большой высоте, их воздушные игры выглядят очень эффектно. В поле зрения здесь иногда попадается сразу несколько токующих самцов.

Дикий лесной голубь - вяхирь ведет себя несколько иначе. Во время весеннего токового полета он планирует над лесом с горизонтально расправленными крыльями. Таким образом, в этом отношении он похож скорее на горлицу, чем на голубя. Надо сказать, что и по оперению шеи, по пропорциям тела, по типу гнезда и, особенно по характеру воркования, очень похожего на воркование большой горлицы, вяхирь скорее горлица, чем голубь. В дальнейшем систематики, возможно, сочтут необходимым изменить его положение в общей системе голубей.

Представители тетеревиных птиц во время тока тоже часто взлетают или подпрыгивают. Наиболее высокие взлеты опять же характерны для видов, токующих на открытых местах, - для обыкновенного и кавказского тетеревов, а также для белой куропатки.

Брачные полеты типичны для различных хищных птиц. Они летают кругами, кувыркаются в воздухе или парят на одном месте, иногда, как, например, осоед, планируют, подняв над спиной крылья. Все эти демонстрации сопровождаются специфическими криками или свистами. Чаще всего из хищников, совершающих токовые полеты, на весенних экскурсиях попадаются канюк, черный коршун, осоед и сокол-чеглок, а в южных районах также кобчик и пустельга.

Из воробьиных птиц токовые полеты, сопровождаемые песней, особенно характерны для жаворонков и коньков. Как поет полевой жаворонок, известно многим. Трепеща крыльями, он как бы висит в воздухе, "между небом и землей", издавая переливчатую продолжительную трель.

Полевой конек, вспорхнув с земли, начинает круто подниматься в воздух, издавая в такт своему волнообразному полету высокий, повторяющийся примерно раз в секунду звук "тюрри, тюрри, тюрри...". Поднявшись на высоту 20-30 метров, птица, продолжая петь, начинает постепенно снижаться и затем, смолкнув, садится на землю. Другие виды коньков тоже поют, чаще всего находясь в воздухе. Очень широко распространен лесной конек, встречающийся почти на каждой экскурсии. Он обитает на лесных опушках, вырубках или в редком лесу. Иногда он поет, сидя на вершине дерева, но чаще его песня бывает слышна во время характерного токового полета: со звонкой трелью птица круто взлетает кверху, а затем, полураспустив крылья, планирует по наклонной кривой вниз. В конце полета звучит ее несколько раз повторяемое "сиа-сиа-сиа...". Мало заметный луговой конек во время токования сразу обращает на себя внимание. Эту птицу обычно видишь в тот момент, когда она, поднявшись уже довольно высоко в воздух и совершая полет по прямой, начинает издавать однообразный звук "цип-цип-цип-цип-цип...". Песня продолжается около 15 секунд, после чего луговой конек сразу же садится на землю.

Рис. 13. Схема токовых полетов лесного (1), лугового (2) и полевого (3) коньков (ориг.)
Рис. 13. Схема токовых полетов лесного (1), лугового (2) и полевого (3) коньков (ориг.)

Помимо жаворонков и коньков поют на лету некоторые славки, например серая, живущая на лесных опушках и вырубках, многие представители семейства врановых, жизнь которых связана с открытым ландшафтом, и другие птицы.

Для настоящих лесных певчих птиц токование в воздухе, в целом, не характерно, хотя иногда они тоже поют на лету. Чаще всего это наблюдается опять-таки у птиц, обитающих в разреженных лесах либо постоянно держащихся высоко в кронах деревьев. Таковы клест-еловик, зеленушка, чиж, которые часто поют на лету. Во время токования самец чижа волнообразным полетом подолгу кружит над. определенным участком леса или даже около кроны крупной ели. При этом птица постоянно издает свой жалобный позыв "чи-жии" или напевает щебечущую песню с типичной для чижа концовкой "цвицвицвицви-кээ".

Укажем еще раз на то значение, которое имеет экологическая обстановка, определяющая характер брачного поведения птиц. Даже особи одного вида могут вести себя по-разному в зависимости от того, живут ли они в лесу или на опушке. Например, короткий токовый полет иногда можно наблюдать и у зяблика, если он поселился на сравнительно открытом месте. В этом случае он часто летает от дерева к дереву, весь распушившись и сопровождая свой полет песней. В лесу зяблики так себя обычно не ведут. В зависимости от степени разреженности лесной растительности изменяется и поведение пеночки-трещотки.

Весенние голоса

Голоса птиц можно изучать с разных точек зрения - систематической, биоакустической и общебиологической. В систематическом отношении они представляют интерес прежде всего как один из показателей родства между видами. Поэтому на экскурсиях очень важно подмечать сходство или различие отдельных элементов брачного поведения у птиц родственных групп. Частотно-временная характеристика голосовых сигналов, определение оптимальной зоны и порогов звукового восприятия, а также изучение механизмов звуковоспроизведения интересуют биоакустику. И полевые экскурсии с магнитофоном могут дать новый и полезный материал для биоакустического анализа.

Видовая демонстративная песня и ее биологическое значение. Биологическое значение пения птиц занимает натуралистов и ученых уже давно, и по этому вопросу существует много специальных статей и книг. Высказывались самые различные точки зрения, но все они не могут претендовать на окончательное решение проблемы.

Для того чтобы составить представление о биологическом значении пения птиц, необходимо прежде всего уметь отличать настоящую песню от других звуков, издаваемых птицей в период размножения, в частности от так называемой подпесни. Можно ли, например, считать песней тихое нерегулярное поскрипывание снегиря? Нельзя. Его, скорее, надо отнести к категории "подпесни". В нем нет ни демонстративности, обязательной для настоящей песни, ни достаточной регулярности. Однако сигналы беспокойства за гнездо или птенцов, издаваемые птицами в период размножения, почти столь же демонстративны, как и песня. У некоторых видов, в частности у коноплянки или синей мухсловки, они бывают к тому же очень мелодичными. Каким же образом узнать, поют ли птицы или беспокоятся у своих гнезд?

Приведем один пример. Случай произошел на орнитологической экскурсии в парке. По голосам пинькающих и рюмящих зябликов было очевидно, что их кто-то беспокоит. Оказалось, что зябликов тревожили люди, которые с любопытством смотрели на птиц. В ритме вальса самец зяблика издавал "рюм-рюм-рюм-пиньпинь". "Посмотрите, как хорошо поет птичка", - говорила женщина. Когда люди отошли в сторону, на том месте, где они стояли, были найдены притаившиеся в траве нелетные птенцы зяблика, и один из них оказался раздавленным. Откуда же было знать людям, пели птицы или беспокоились?

Таким образом, отличать пение птиц от других звуков, которые они издают весной и летом, надо прежде всего по их поведению. Во время сигналов беспокойства птицы находятся в состоянии сильного возбуждения. Они стремятся отвлечь внимание пришельцев от гнезда и обратить его на себя. Птицы постоянно перепархивают с места на место, вертят хвостами, взмахивают крыльями или приседают, часто сами подлетают совсем близко. Звуки, выражающие беспокойство, как правило, немногосложны, отрывисты, лишь у некоторых видов они протяжны и монотонны.

Во время же песни птица занимает обычно наиболее заметную позицию - вершину дерева или куста, которую использует изо дня в день. Некоторые птицы иногда с песней взлетают вверх, но большинство подолгу сидит на одном месте, почти не изменяя позы. Сама песня является комбинацией специфичных для вида звуков, имеющих характер законченной фразы. Особого внимания на наблюдателя поющая птица не обращает, хотя близко к себе не подпускает. Представители некоторых видов бывают даже очень осторожны: подойти, например, к певчему дрозду, поющему на вершине крупной ели, трудно.

Однако наиболее характерные черты поющей птицы - демонстративность ее поведения и постоянное пребывание на определенном участке в течение всего периода размножения: Именно эти особенности поведения птиц и послужили поводом к возникновению общепринятого понимания биологического смысла пения как средства отпугивания птиц своего вида с занятого гнездового участка. В популярной форме и наиболее определенно эта точка зрения была изложена в переведенной на русский язык книге Р. Питерсона "Птицы": "Сентиментальные души, привыкшие считать, будто птицы поют, изливая восторг бытия, отказываются верить, что на самом деле такая песня - это просто заявка на владение землей и вызов всем конкурентам. Песня раздается чаще и звучит более воинственно, если поблизости оказывается другой самец. Обычно песни бывает вполне достаточно, чтобы пришелец убрался восвояси, но если он все же пересечет невидимую границу участка, хозяин бросается на него". В соответствии с этой точкой зрения активно поющие самцы становятся обладателями лучших кормовых участков, слабые же и менее энергичные иногда вовсе не гнездятся по причине занятости всех пригодных для гнездования, мест.

Такое понимание смысла пения птиц сначала у многих вызывает недоумение. Неужели птица поет в основном для того, чтобы отпугивать соперников? Однако и в книгах, и по радио, и по телевидению постоянно говорится об этом, и люди, привыкая к этой точке зрения, воспринимают ее как истину, не требующую доказательств, и сами учат других тому же. Так возникает традиция взглядов. В данном случае она существует уже более полувека.

Демонстративность поведения птиц во время пения можно, однако, понимать и по-другому. Основное значение песни - призывное. Поющий на видном месте самец прежде всего заявляет о себе, а не о своем праве на участок. Брачная окраска, громкая, специфичная для вида песня, демонстративность поведения - все это признаки, выработавшиеся в процессе полового отбора. Чем активнее токует самец, тем больше у него шансов привлечь самку (об этом писал еще Ч. Дарвин). Самые энергичные самцы певчих птиц иногда спариваются с несколькими самками. Это теперь доказано с помощью кольцевания.

В потенции любой самец, видимо, полигам. Его половое возбуждение продолжается и тогда, когда его самка приступила к насиживанию яиц. Если гнездо будет разорено, он спарится с ней повторно. Своим демонстративным поведением он может привлечь к себе внимание и другой самки, приступающей к размножению позднее. Именно этим можно объяснить то, что самцы певчих птиц поют в течение длительного времени, а не только в период распределения гнездовых участков. К сказанному добавим, что после того как, например, у соловья в гнезде появляются птенцы, он прекращает петь, то есть именно тогда, когда, казалось бы, нужно особенно интенсивно оберегать кормовые ресурсы участка.

Самцы очень многих видов активно поют вдали от своих гнезд. Так ведут себя иволги, черные дрозды, зеленушки, коноплянки. Иногда, например, у дубровника, самцы образуют скопления и поют в непосредственной близости один от другого, не выказывая никакой враждебности, а потом разлетаются к своим гнездам. Во многих районах самцы обыкновенных и речных сверчков и других редких птиц поют с максимальной отдачей энергии на одном и том же месте на расстоянии нескольких километров один от другого. От кого они должны защищать свой участок? Если бы они не вели себя так, то вряд ли им удалось встретиться со столь же малочисленными самками, прилетающими позднее.

Таким образом, демонстративное пение птиц - это приспособление, облегчающее встречу полов и обеспечивающее тесные контакты между самцом и самкой в течение всего периода размножения. Как и некоторые другие сигналы, песня многофункциональна. При перенаселении она может, в частности, начать выполнять дополнительную функцию и предупреждать столкновения между самцами.

Но так ли часто мы можем наблюдать в природе перенаселение у птиц? Тайга, например, бедна певчими птицами, хотя благоприятных мест для их существования там много. Часто ли птицы весной дерутся из-за территории и не возникают ли драки из-за самок? Не является ли громкая песня наиболее сильных и рано прилетающих самцов сигналом, свидетельствующим о пригодности данного места для размножения и привлекающим сюда птиц, прилетающих позднее? Чем можно объяснить чрезвычайно быстрое распределение птиц весной по наиболее благоприятным гнездовым стациям, и какое действие весенней песни может скорее способствовать этому процессу - отпугивающее или привлекающее?

Почему даже птицы, гнездящиеся отдельными парами, не любят селиться на очень большом удалении, а, наоборот, как бы тяготеет друг к другу и образуют хотя и диффузные, но явно групповые поселения? Когда идет пролет журавлей, то первая появляющаяся на болоте пара своими призывными криками явно "осаживает" журавлей, летящих мимо, и хотя журавли, прибывшие позднее, и поселяются в стороне, тем не менее голосовой контакт между ними поддерживается все лето. Соловьи обычно тоже слышат друг друга, когда поют, хотя могут разлетаться дальше и петь в полном одиночестве. Условия местности это позволяют. Следует ли подобного рода голосовую связь между отдельными самцами рассматривать как антагонистическую или в ней есть какая-то иная биологическая необходимость? Не является ли песня каким-то организующим началом, определяющим поведение птиц? Во всяком случае, благодаря песне птицы знают своих соседей и их местопребывание.

Все эти вопросы поставлены с целью привлечь внимание к проблеме, которая постоянно обсуждается в научной литературе. Весенние наблюдения за птицами не должны ограничиваться только лишь констатацией фактов. Факты необходимо осмысливать.

Групповое пение и дуэты. При близком соседстве птицы своими песнями обычно подзадоривают друг друга. Прекрасный пример такого как бы соревновательного пения дают домашние петухи, поющие последовательно, один за другим. Вокальное соревнование иногда наблюдается и между особями разных видов. Было замечено, что сигналом к включению в пение одного вида может послужить голос другого. Так иногда возникает общий хор, каждый член которого, стремясь быть возможно более заметным на общем фоне, поет с повышенной интенсивностью. Приведенные примеры не могут, однако, быть отнесены к категории настоящего группового пения. Они лишь демонстрируют стимулирующее действие посторонних звуков на пение птиц - явление, которое недавно было предложено называть звуковой индукцией. Распространено оно в природе широко, и формы его различны. Но наиболее ярко оно проявляется при групповом пении и дуэтах птиц.

Групповое пение наблюдается чаще всего весной во время общественных токов. Осеннее же пение полевых воробьев, деревенских ласточек и скворцов, которое наблюдается при сборах стай перед отлётом, не связано с выполнением определенного ритуала, характерного для токующих птиц. Настоящие групповые тока из птиц нашей фауны присущи лишь тетеревам, дупелям и турухтанам. Последние, однако, совершают свои ритуальные танцы молча.

Таким образом, групповое пение птиц лучше всего наблюдать на примере тетеревов и дупелей. О тетеревином токе речь будет впереди, во время экскурсии на моховое болото. О токовании же дупелей скажем, что из всех явлений весенней жизни птиц оно, пожалуй, одно из наиболее трудно доступных для наблюдения. Самое сложное - найти дупелиный ток. Это под силу лишь опытному руководителю. Общее количество дупелей за последнее время заметно сократилось, и хорошие дупелиное тока сохранились в немногих районах.

Место, где токуют дупели, занимает очень ограниченную территорию. Обычно это небольшой участок кочкарника в долине крупной реки, прибрежной полосе озера или на окраине мохового болота. Ежедневно с вечера на токовище собираются 5-10, реже 20 или 30 самцов. Места тока постоянны, и если не изменяется экологическая обстановка, то они сохраняются десятилетиями.

Наблюдать ток дупелей лучше из шалаша, заранее установленного около токовища. В разгар тока, ночью, птиц увидеть довольно трудно. Слышатся лишь совершенно необычные звуки, льющиеся волнами, то нарастая, то затухая. Это голоса дупелей. Они поют дружно, хором. Как только запоет одна птица, к ней сразу же подключаются другие. Замолкают они также почти одновременно. Непосредственно перед затишьем, в конце каждого периода, в ночной темноте начинают мелькать неясные белые пятна. Это перья хвостов дупелей. Заканчивая песню, дупель всегда на мгновение распускает свой хвост. Песня каждого дупеля продолжается не более 3-4 секунд. Ее необычность заключается в том, что одновременно слышатся три разных по характеру звука: высокая звонкая трель, которой дупель начинает и заканчивает песню, резкое и очень быстрое щелкание и глухое и низкое бульканье или постукивание. Из них только трель издается голосовым аппаратом, остальные звуки механические. Происхождение их неясно, но можно предполагать, что в их образовании участвуют клюв и глотка.

В темноте к токующим дупелям можно подойти довольно близко. Во время игр они доверчивы. Иногда ток затягивается до 7 часов утра. В таком случае можно хорошо рассмотреть и самих птиц. Это средней величины (около 200 граммов) покровительственно окрашенные кулики с очень длинным прямым клювом. Токуют они поблизости один от другого, так что вся компания занимает территорию не более 200 квадратных метров. Каждый самец придерживается своего микроучастка, и хотя дупели постоянно перебегают от кочки к кочке, гоняясь друг за другом, они всегда возвращаются на свое место, где обычно и исполняется песня. Лучшее время для наблюдений за током дупелей - конец апреля - начало мая.

Совершенно особый тип демонстративной песни птиц представляют дуэты, когда весенняя песня исполняется совместно самцом и самкой. При этом звуки, издаваемые партнерами, чередуются, точно распределяясь во времени, в результате создается полное впечатление, что поет только одна птица, а не две. Такое пение птиц названо антифональным по типу песнопения, исполняемого двумя солистами или солистом и хором по очереди.

Антифональное пение раньше было известно лишь для некоторых птиц, живущих среди густых тропических зарослей. Сравнительно недавно оно было обнаружено также у ряда видов, обитающих на территории Советского Союза, в частности у сов, журавлей и аистов. Все это птицы, у которых пары образуются на много лет, и их дуэт несомненно способствует поддержанию единства пары. У рыбного филина, обитающего в Уссурийском крае, антифональное пение было описано Ю. Б. Пукинским. Вся песня у этого вида состоит из четырех раскатистых звуков: "ы-у-у-ыы". Первый и третий звуки издаются самцом, а второй и четвертый - самкой. Во время пения рыбные филины часто сидят спиной друг к другу, тем не менее согласованность звуков и общий рисунок песни сохраняются. Известны также брачные дуэты журавлей и аистов. Парное пение характерно для многих чаек, однако у них каждая птица кричит без согласования с другой, так что единой песни не возникает. Всегда бывает слышно, как поют две птицы, а не одна.

Голосовая имитация и пересмешничество. Подражательные способности птиц в природе изучены еще недостаточно хорошо. По этому вопросу большинство данных и точных описаний получено при содержании птиц в неволе. Экспериментами было установлено, например, что воробьиные птицы усваивают видовую песню путем научения, перенимая ее у старых. При одиночном содержании молодая птица лишь беспорядочно щебечет. В звуках, которые она издает весной, нет никакой специфичной для вида определенности. Таким образом, демонстративная песня - признак, по которому мы сразу же узнаем вид птицы в природе, - формируется у воробьиных птиц на основе явления голосовой имитации. У многих певчих птиц была обнаружена еще одна важная черта поведения. Не будучи пересмешниками в природе, они при воспитании с молодого возраста проявляют способность к подражанию голосам тех птиц, с которыми вместе содержатся в вольере. Некоторые хорошо усваивают даже человеческую речь. Таковы, например, многие представители врановых и скворцовых. Склонность повторять услышанный звук иногда проявляется совершенно неожиданно даже у птиц, у которых нельзя было и подозревать способности к голосовой имитации.

Даже домовый воробей в экспериментах А. Н. Промптова оказался способным издавать канареечные трели и высвистывать мотив "Чижик, чижик, где ты был...", а обыкновенная канарейка, воспитанная И. Г. Двужильной, - вплетать в свою песню целые фразы человеческой речи. В последнее время в Ленинграде объявилась даже "говорящая" серая мухоловка, выращенная с птенцового возраста Г. М. Соколовой. Домовый воробей и серая мухоловка, сорока, ворона и грач, а также другие птицы, у которых способность к голосовой имитации выявляется лишь при комнатном воспитании, в природных условиях никогда не подражают чужим голосам. Во всяком случае, такие факты пока еще не известны. Всех этих птиц можно назвать лишь потенциальными пересмешниками.

Вторую группу певчих птиц относят к альтернативным пересмешникам. Это те виды, у которых подражают голосам других птиц лишь немногие особи. На орнитологических экскурсиях встречали, например, юрка, певшего зябликом, лугового чекана, изображавшего пронзительный визг стрижей, горихвостку-лысушку, которая пела, как пеночка-теньковка, славок-черноголовок, высвистывавших соловьиные колена, и т. п. Пока что известно около 25 видов птиц нашей фауны, которых можно зачислить в группу альтернативных пересмешников. На самом деле их, должно быть, значительно больше. Новые виды могут быть выявлены на любой весенней орнитологической экскурсии. Нужно лишь строго фиксировать наблюдения, отмечая характер имитации, а еще лучше записывать голоса таких птиц на магнитную ленту.

Значительно чаще приходится встречать настоящих пересмешников. К ним относятся те виды, все особи которых имеют заимствованную песню. В фауне СССР известно 14 таких видов, хотя выявлены, вероятно, еще не все. Это сорокопут-жулан, сойка, варакушка, пеночка-пересмешка, болотная и садовая камышевки, камышевка-барсучок, обыкновенный скворец и ряд сибирских и среднеазиатских видов. Слушая песню скворца, варакушки или другого пересмешника, следует обращать специальное внимание, во-первых, на индивидуальные особенности песни, отличающие ее от напевов других птиц того же вида, и, во-вторых, на общую манеру пения, по которой узнают вид пересмешника. У некоторых пересмешников наблюдается избирательное отношение к звукам окружающей среды, причины которого не ясны. Например, все скворцы помимо случайных звуков обязательно вводят в свою песню голос иволги и чечевицы, садовые камышевки - сигнал тревоги зяблика, пересмешки - сигнал тревоги и призывные крики дрозда-белобровика и кулика-черныша и т. п. Анализ песни пересмешников показывает, что некоторые звуки заимствуются не на гнездовом участке, а возможно, на зимовке или воспринимаются летом, воспроизводятся же через год.

Голосовая имитация - одно из интереснейших и загадочных явлений природы. В нем многое еще заслуживает специального изучения. Разве не поразительно то, что способность к звукоподражанию свойственна лишь двум группам птиц - воробьиным и попугаям, а из млекопитающих - только человеку? Что может быть общего между птицей и человеком? Общим для них оказался контактный способ передачи от поколения к поколению чрезвычайно важной негенетической информации: видовой песни - у воробьиных птиц и речи - у человека.

О сроках пения. Для составления плана и программы экскурсий важно знать, в какой из весенне-летних месяцев можно услышать регулярное пение той или иной птицы. В этом отношении различные виды могут отличаться очень сильно. Одни начинают петь чуть ли не в январе, как, например, большая синица, поползень или пухляк; голоса других, в частности большинства камышевок, а также дубровника, нельзя услышать раньше июня. Поползень и пищуха практически перестают петь уже в начале мая, в то время как песню коноплянки, зеленушки и щегла можно слушать в течение всего весенне-летнего сезона и т. п.

Рис. 14. Осеннее скопление деревенских ласточек (фото А. Мальчевского). Самцы (заметны по длинным спицам на хвосте) интенсивно поют
Рис. 14. Осеннее скопление деревенских ласточек (фото А. Мальчевского). Самцы (заметны по длинным спицам на хвосте) интенсивно поют

Прилагаемые таблицы 2 и 3 сроков пения и токования воробьиных и неворобьиных птиц в окрестностях Ленинграда, составленные автором и Ю. Б. Пукинским, преследуют цель помочь натуралистам ориентироваться в сроках пения некоторых птиц, чаще всего встречающихся на орнитологических экскурсиях. Надо только иметь в виду, что в других широтах сроки пения многих птиц будут иными. Составление подобных таблиц для других регионов может явиться хорошим и полезным делом для тех, кто этим пожелает заняться. Под руководством преподавателя, знающего местную орнитофауну, такая работа вполне выполнима.

Таблица 2. Сроки и продолжительность весеннего и осенне-зимнего пения лесных певчих птиц по декадам в окрестностях Ленинграда


(Примечание. Сплошная линия - регулярное пение, пунктир - нерегулярное, точки - осеннее пение.)

В приведенных таблицах указаны также возможные сроки осеннего пения птиц. Это явление характерно далеко не для всех видов. Осенью, например, никогда не кукует кукушка, не поют соловьи и певчие дрозды. Наоборот, для деревенских ласточек, скворцов, пеночек-теньковок и некоторых других певчих птиц осеннее пение чрезвычайно характерно. Начиная с августа изредка барабанят дятлы. Токуют осенью и тетерева. Осенний свист рябчиков протекает не менее активно, чем весенний. Известно осеннее пение и у глухарей, а также у сов, которые осенью часто кричат по-весеннему.

Таблица 3. Сроки пения и токования некоторых неворобьиных птиц по декадам в окрестностях Ленинграда


(Примечание. Сплошная линия - регулярное пение, точки - нерегулярное.)

В явлении осеннего токования птиц еще многое остается неясным. Какие птицы принимают участие в осеннем токовании - старые или молодые? Есть ли какой-нибудь биологический смысл осеннего пения? Чем осенний ток отличается от весеннего? Однозначного ответа на поставленные вопросы не может быть. Разные птицы могут вести себя осенью не одинаково, и выяснение видовых особенностей осеннего токования и пения - одна из задач орнитологических экскурсий.

В целом, можно сказать, что осеннее токование - явление, существенно отличающееся от весеннего. Даже у тех видов, у которых оно выражено вполне отчетливо, токуют далеко не все самцы. Не одинакова и степень их активности. Осенью птицы поют не на определенных местах и ведут себя менее демонстративно, чем весной. Интенсивность осеннего пения во многом зависит от погодных условий. В ненастные дни птицы молчат, но как только выпадет ясный, солнечный день, так сразу же запоют деревенские ласточки, теньковки, забарабанят дятлы. В этом отношении осень напоминает раннюю весну, когда тоже поют не все птицы и не обязательно каждая на своем месте. Сходство поведения птиц осенью и ранней весной объясняют сходными условиями освещения. Конец сентября в этом отношении соответствует марту. Весной, по мере увеличения продолжительности светового дня, возбуждение птиц постепенно нарастает. Осенью же, с конца сентября, дни становятся короче и начавшееся возбуждение птиц затухает, не достигнув уровня, необходимого для размножения. Однако у некоторых видов осеннее токование имеет определенный биологический смысл. У рябчиков, например, оно приводит к образованию пар, которые держатся вместе в течение всей зимы, до следующей весны.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© ORNITHOLOGY.SU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://ornithology.su/ 'Орнитология'
Рейтинг@Mail.ru