предыдущая главасодержаниеследующая глава

Лазоревка

Лазоревки (обыкновенная, или зеленая, желтогрудая, или желтогрудый князек, и белая, или князек) представляют собой очень интересную и монолитную группу наших синиц. Если ареалы всех 3 лазоревок объединить в 1, то он охватит Европу, Среднюю Азию и Сибирь, станет похожим на ареалы большинства наших синиц (большой, московки и гаичек).

Обыкновенная, или зеленая, лазоревка. Фото В. А. Климпиньша
Обыкновенная, или зеленая, лазоревка. Фото В. А. Климпиньша

Европа и Северная Азия - это область древних третичных лесов, в которых формировались, развивались и тысячелетиями жили эти птицы. Эта жизнь была нарушена в ледниковый период. Именно ледники сначала оттеснили к югу (как бы сжали в гигантскую гармошку) древние третичные ареалы множества наших северных птиц, а затем, набирая огромную силу, разделили их навсегда. Так возникли 2 новых мира: мир Европы и Средиземноморья, с одной стороны, и мир Сибири и древней маньчжурской флоры и фауны, с другой. В Европе и в маньчжурской зоне пережили ледниковую эпоху многие виды птиц. Древние виды, запертые ледниками в Европе или на Дальнем Востоке и когда-то оставившие в обеих рассеченных частях свои близкие формы, либо погибли в том или ином районе, либо сохранившись до наших дней, уже не имеют ближайших партнеров на другом конце континента (хохлатая синица, зарянка и др.). Некоторые виды и там, и там дожили до наших дней почти не изменившись (голубая сорока, чиж). Многие виды, наоборот, исчезнув в том или другом очаге, оставили своих потомков, дав начало новым, отличным от птиц второго очага формам (зяблик, пеночка-весничка, пеночка-трещотка и т. д.). Так на противоположных концах рассеченного холодом Евразийского континента возникли новые мощные очаги современной европейской фауны на западе и сибирской фауны на востоке.

Но лазоревки (одни из древнейших, по окраске почти тропических птиц) как бы сконцентрировали в себе главные особенности этих далеких геологических эпох.

Обыкновенная лазоревка - представитель древнейших третичных лесов. Она сохранила свою ослепительную окраску и как бы донесла до нас облик тех птиц, которые обитали на просторах древней лесной Евразии с ее могучими широколиственными лесами, орехами, дубами, буками, пальмами и магнолиями, лаврами и множеством других пород современных субтропиков. Теперь лазоревка - коренной обитатель дубрав, дубового леса. Об этом свидетельствует множество ее адаптации.

Белая лазоревка, или князек, - сибирская или горносибирская ледниковая форма, своей белой окраской, вероятно, обязанная снежным сибирским зимам и ледникам. Желтогрудая лазоревка - главное недостающее звено в этой цепи. Эта птица - горная форма, наглядно сохранившая черты первого и яркого перехода ее потомков из гор и их ледников к настоящему снежнику - князьку.

Обыкновенная лазоревка - европейский вид. В Южной Европе, Средиземноморье и на островах Восточной Атлантики (Азорских, Мадейре, Зеленого Мыса) она образует много подвидов. Несколько подвидов возникло и на внутренних островах Средиземного моря. Заселяет обыкновенная лазоревка всю Европу, горные лесные массивы Северной Африки, живет в Ирландии и Англии, Южной Скандинавии, в Передней Азии и на Кавказе. На территории нашей страны ее ареал охватывает горы Копетдага, степи и пустыни северного Прикаспия, проходит по правобережью реки Урал, по Уральским горам, не переходя на их восточные склоны. На севере граница идет через верхнее течение реки Камы к Онежскому озеру.

Два основных момента привлекают внимание в очертаниях этого ареала: полное совпадение его с границами распространения широколиственных и, в первую очередь, дубовых лесов и включение в ареал слабооблесенных, степных или даже пустынных пространств с их обширными озерными и заболоченными участками, заросшими тростниками и камышом (степные районы Украины, Предкавказья, Северного Прикаспия и приволжских степей). Однако "дубравный" облик обыкновенной лазоревки не следует считать абсолютным. Это лишь набор ключевых, наиболее древних адаптации вида. В некоторых местах обыкновенная лазоревка заходит даже в таежную зону, но и здесь держится по самым теплым местам, часто отмечая своим появлением реликтовые участки широколиственных пород.

На всем протяжении ареала обыкновенная лазоревка - оседлая, частично кочующая птица. В северных частях ареала кочевки в южном направлении проходят более интенсивно и нередко напоминают настоящие перелеты. На юге нашей страны, особенно в Закавказье, зимой лазоревки собираются в тростниковых и камышовых зарослях многотысячными стаями.

Гнездится обыкновенная лазоревка преимущественно в лиственных и смешанных лесах, охотно заселяя некоторые типы пойменных лесов (особенно с дубом, кленами, вязами, ясенями, липами и тополями), сады и парки. Чисто хвойных лесов и участков избегает. С наибольшей плотностью заселяет дубовые леса. К этим лесам и самому дубу лазоревка приспособлена очень хорошо.

Чаще всего лазоревки гнездятся
Чаще всего лазоревки гнездятся

Изучение морфологии и непосредственные наблюдения за поведением лазоревок показывают, что у них довольно тупые когти. Это позволяет лазоревкам легко держаться лапками за листья дуба, к которым они подвешиваются в поисках пищи. Лазоревка не прорывает листовой пластинки и свободно склевывает кладки насекомых и гусениц с жилок и нижней поверхности листьев, а также с мелких ветвей. Об этой ключевой адаптации вида свидетельствуют и относительно малые размеры и малая масса этой птицы. Из-за тупых когтей она не может держаться на гладкой коре деревьев (бука, липы, клена). Это мешает лазоревке использовать сок и сладкий набухший камбий во время весеннего плача деревьев, что легко удается большим синицам, московкам и гаичкам.

В средней полосе лазоревок можно встретить в лиственном светлом лесу с дуплистыми дубами, липами или кленами. Фото Г. Н. Симкина
В средней полосе лазоревок можно встретить в лиственном светлом лесу с дуплистыми дубами, липами или кленами. Фото Г. Н. Симкина

Мал, но очень силен и крепок у лазоревки клюв. Однако зимой на кормушках многие лазоревки не могут самостоятельно расклевывать твердую оболочку семян подсолнечника. Наиболее сильные из них в это время добывают корм необычным способом. Они внимательно следят за действиями больших синиц и, дождавшись, когда одна из них вскроет твердую оболочку семени, спугивают птицу и овладевают ее кормом. Такая охота может продолжаться целую зиму. Все перечисленные признаки характеризуют лазоревку как специфическую жизненную форму дубрав, дубовых лесов.

Невероятно сильный клюв, которым эта маленькая птица способна выщипывать кусочки мяса из человеческого пальца, раскрывает другую ключевую (точнее критическую) адаптацию этого вида - необычно тесную связь ее в зимнее время с зарослями камышей и тростников, где лазоревки, собираясь гигантскими стаями, добывают корм, расщепляя стебельки этих растений и извлекая из них зимующих там насекомых и их личинок. Эту удивительную и четкую адаптацию мы называем "критической", так как она позволяет птицам переживать трудные критические периоды их жизни (зиму).

Начало брачной активности лазоревки в средней полосе СССР относится к середине или к концу марта. В это время у лазоревок как в стайках на местах зимовок, так и у птиц, кочующих парочками или поодиночке, уже можно услышать первые весенние покрики или песни.

Песенка у лазоревки развита весьма слабо. Поет она значительно реже, чем другие птицы. К тому же сами ситуации пения, так отличающие поведение других синиц, у нее выражены менее четко. Часто кажется, что птица лишь выкрикивает какие-то необычные, более сложные, чем всегда, звуки, продолжая при этом заниматься привычными для нее делами. Такие звуки у лазоревки, большой синицы и некоторых других синиц называют покриком. Покрик - это особая форма звуковой активности, которую уже нельзя назвать обычным ориентирующим позывом, но нельзя еще назвать и настоящей песней. Ведь песню большинство птиц поет совершенно в особом состоянии, резко подчеркивая его особым поведением.

Собираясь петь, птица прекращает обычную деятельность, забирается повыше, иногда усаживается на вершине дерева, травинки или куста, выбирает для этого самое видное место. Большинство птиц при пении замирают, вытягивают тельце или даже становятся столбиком. И по поведению птицы специалисты часто определяют, поет ли она настоящую песню или еще нет.

Во многих случаях, особенно у видов с примитивными песнями, отличить песню от покрика и позыва оказывается очень трудно. Даже сейчас, когда биологическая акустика, изучение "языков" и песен птиц с помощью сложной электронной аппаратуры достигли небывалого расцвета, ученые продолжают спорить: что у таких птиц, как поползень, лазоревка, большая синица и т. д., следует называть песней, а что покриком или позывом?

Не закончены споры и о песне лазоревки. Одни исследователи считают настоящей песней такую ее свистовую гамму: "ти-ти-тити-ти... ти-ти-титити" или "ци-ци-цицицици" (иногда "цицицици"); другие полагают, что песней у лазоревки следует называть более сложную звуковую структуру, которую нельзя передать словами. Наконец, третьи за песню принимают двухколенную фразу, состоящую из двух или большего числа позывов и длинной трельки. Вероятно, окажутся правыми все. По-видимому, у лазоревки, как у древней формы синиц, сохранилось большое число звуковых форм, по физической структуре и своим биологическим функциям (смыслу) занимающих промежуточное положение между настоящими позывами, покриками и песней.

Интересно другое. Резкие различия в звуковой окраске всех этих песен позволяют каждой из них нести совершенно особый биологический смысл. Могут быть обнаружены песни ухаживания, тревоги, агрессии и др. Здесь предстоит еще очень большая работа, в которой натуралисты-любители, вооруженные магнитофонами, могут оказать большую помощь науке. Особое значение для решения этих вопросов имеет изучение репертуаров разных птиц, записанных или отловленных в разных точках их ареала.

Регулярное пение лазоревок начинается с марта и продолжается до начала июня. Во второй половине июня и в начале июля пение усиливается в связи с переходом ко второму циклу размножения. Осеннее пение можно услышать во второй половине августа октябре.

Чаще лазоревки приступают к поиску гнездового участка, уже образовав пару. Но бывают случаи, когда потерявший самку или молодой самец первым закрепляется на гнездовом участке и находит удачное место для гнезда. Тогда он особенно много поет и ждет на участке самку. При ее появлении развертывается ритуал, описанный нами на примере большой синицы. Самец ухаживает за самкой, сопровождает ее при осмотре участка и даже демонстрирует ей свои дупла. Нередко он выбирает участок с 2 и даже 3 дуплами. Тогда можно стать свидетелем очень редкого для лазоревок ритуала. Самец особым полетом перелетает впереди самки и как бы подводит ее к дуплу. Затем забирается в него и приглашает в дупло самку, иногда издавая при этом торопливые мягкие звуки - сигнал приглашения в дупло. Похожий сигнал иногда можно слышать и у некоторых самцов большой синицы. Решающее слово при окончательном выборе дупла остается за самкой. Если дупла, предложенные самцом, и гнездовой участок, выбранный им, не удовлетворяют самку, она может покинуть самца. Иногда самец настойчиво следует за самкой, и птицы формируют брачную пару в обычном порядке, а затем вместе отправляются на поиски новых участков и дупел.

Гнездятся лазоревки и в дуплянках. Фото Б. М. Губина
Гнездятся лазоревки и в дуплянках. Фото Б. М. Губина

Обычно лазоревки стараются отыскать готовые, часто довольно высоко расположенные дупла с узким входом и тесной гнездовой камерой. При необходимости они могут значительно расширить отверстие дупла или даже увеличить размеры самой камеры. Вместе они затем строят и само гнездо. Но все же большую часть работы выполняет при этом самка. Она приносит в дупло много мха, аккуратно раскладывает и уминает его. Затем сооружает лоточек из шерсти и мелких перьев, иногда с добавлением конского волоса.

Иногда лазоревка занимает и неглубокие естественные дупла. Фото М. В. Штейнбаха
Иногда лазоревка занимает и неглубокие естественные дупла. Фото М. В. Штейнбаха

В полной кладке 7-10 (а иногда и 16) белых, с красно-коричневыми пятнышками яиц. Массовое насиживание у лазоревок бывает в апреле - мае. Первые 8-10 яиц самка откладывает через каждые 24 ч, 9-11-е иногда через 48 ч, а последние даже через 72 ч. В связи с этим часто затягивается и выклев птенцов. Насиживает самка 12-14 суток. Возможно, что и самец изредка сменяет ее на гнезде днем. Самец во время насиживания значительно меньше поет, охраняет участок и кормит самку. Часто сопровождает ее, когда она отлучается из гнезда. Птенцы выклевываются в 2 и даже 3 дня. В выкармливании принимают участие обе птицы, но самка до 6-го дня жизни кормит птенцов меньше, чем самец, так как она часто обогревает птенцов. Птенцов первого выводка, которых в гнезде обычно 10-12, родители кормят чаще (от 250 до 650 раз в день), второго, которых бывает 7-9, 200-250 раз. Выкармливание продолжается 16-18 дней. Еще несколько дней родители докармливают их вне гнезда, а затем приступают ко второй кладке. Вторая кладка бывает иногда в том же гнезде, но чаще для этого птицы подыскивают новое незанятое дупло.

Размер охотничьего участка лазоревок от 3000 до 7000 м2. Пищу они собирают исключительно на лиственных деревьях, отдавая явное предпочтение дубам, часто кормятся в орешниковом подлеске. Основу корма составляют гусеницы бабочек и жуки, главным образом долгоносики и листоеды. Птенцы получают более нежную пищу, состоящую исключительно из гусениц листоверток (особенно при массовом размножении дубовой листовертки), совок, огневок и пауков. Заметную роль в питании птенцов иногда играют личинки пилильщиков.

Зимой, кочуя по лесам, садам и паркам, лазоревки очень любят кормиться на дубах, сохраняющих на зиму сухую листву. Часто наведываются и в поймы, где кормятся личинками насекомых, зимующих в стеблях камышей и тростников. Однако оседлый образ жизни ведут далеко не все птицы. Многие из них, особенно гнездящиеся в северных лесах, откочевывают далеко к югу, и в южных районах нашей страны (особенно в тростниковых и камышовых плавнях) зимой собираются миллионы этих удивительных голубых птиц.

Довольно сложна, но еще плохо изучена и обычная звуковая сигнализация этих птиц. Как и у других синиц, основу близкой контактной сигнализации у лазоревок составляет подсистема сигналов "ци". Однако лазоревки более агрессивны и возбудимы, чем гаички и большие синицы, поэтому общение тихими и нежными свистами у них удается слышать значительно реже, чем у других синиц. В довольно редких случаях спокойного общения лазоревки перекликаются в такой манере: "ци...ци-ци...ци-ци-ци". При легком волнении или испуге эти свисты могут сливаться в торопливый коротенький слог: "ци...ци-ци...цицици". Такое же торопливое циканье можно услышать при слете или во время перелета одной из птиц. Учащенно цикают лазоревки при погоне друг за другом или при стычках в стайке. Иногда более резкий испуг, волнение или раздражение в том же ритме передаются более резким сигналом "цик...цик-цик". Призыв отставших птиц или встреча с ними иногда сопровождаются более длительными свистами: "цииип... цииип". В ситуациях резкой агрессии лазоревки издают резкое цирканье "црррр". Аналогичными сигналами обмениваются и рассерженные птицы разных видов (например, лазоревка и большая синица).

Звуковое общение возбужденных лазоревок и птиц, находящихся на значительном расстоянии (в рассеянной стайке), обеспечивается более резкими и низкочастотными сигналами. Среди них чаще слышны такие сложные позывы: "пи-пи-циррири", "пиу-пиу-циррири", "пив-пив-циррири". У лазоревки есть и другие сигналы дальнего действия: "си... си-си-си". Более резкие "зашумленные" сигналы "чи... чи-чи-чи" или "чит... чит-чит-чит" издаются в ситуациях сильного и резкого испуга или возбуждения. Эти сигналы похожи на сигналы испуга гаичек и большой синицы. В ситуациях ссоры или борьбы можно услышать сигналы "чрри". Очень характерна для лазоревок довольно мелодичная трелька. Однако она чаще звучит в песне лазоревок. В системе позывов ее удается слышать довольно редко. Основным сигналом тревоги и раздражения этих птиц служит, как и у больших синиц, резкое грубое верещание или стрекотание "чи-чи-чи-чи", "чичичичи" или "чирри-ри". Изредка у лазоревок можно услышать сигнал "на ястреба" - длинный высокий свист.

При наблюдении за лазоревками, как и за большими синицами, следует помнить, что у этих птиц можно насчитать очень большое количество резко отличных друг от друга сигналов. При этом число их у каждой отдельной птицы обычно не слишком велико. Но у многих птиц может быть несколько сигналов, не встречающихся в репертуарах других особей. К тому же в разных географических районах частота использования отдельных дополнительных сигналов может быть различной. Эти явления создают огромные трудности при изучении звуковых "языков" синиц.

Не все, но многие лазоревки ведут оседлый образ жизни. Зимой их можно встретить и в наших северных лесах. Фото Г. Н. Симкина
Не все, но многие лазоревки ведут оседлый образ жизни. Зимой их можно встретить и в наших северных лесах. Фото Г. Н. Симкина

Более 30 лет назад во многих городах Европы (в частности, в Лондоне) на гнездовании появились лазоревки, которые быстро выработали удивительные повадки, специфичные для жизни в городе. Многие синицы научились даже ловко вскрывать крышки молочных бутылок и пить сливки и молоко. В 1988 г. было впервые отмечено массовое гнездование лазоревок в столбах линий электропередач на некоторых оживленных улицах Москвы - птицы безбоязненно гнездились и выкармливали птенцов прямо над сплошными потоками людей и машин. Нет сомнения в том, что и в Москве появилась городская форма этих замечательных птиц.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ornithology.su/ 'Библиотека по орнитологии'
Рейтинг@Mail.ru