предыдущая главасодержаниеследующая глава

Вдоль рек и ручьев

Паутина рек и речек причудливо опутывает сушу нашей планеты. Только пустыни лишены прелести водного узора. Но сейчас человек исправляет и эту "несправедливость". Лицо пустыни украшается водными магистралями. Вспомним хотя бы Каракумский канал. Жизнь по берегам такого канала преобразуется на глазах. Там, где были сыпучие пески, зеленеют оазисы, появляются не привычные пустыне водолюбивые животные, и в первую очередь - легкие на подъем птицы. А ведь реки - те же каналы, только создавались они в геологическом прошлом нашей земли естественным путем. Мы привыкли к мысли о том, что вода рек устремляется к морям и океанам, но не задумываемся о том, что эти же реки служат путями для проникновения глубоко в сушу морских форм жизни. Возьмем к примеру чаек. Эта большая группа птиц зародилась, по-видимому, на берегах морей, но впоследствии часть из них, поднимаясь вверх по течению рек, заселила их берега за тысячи километров от первоначальной родины. Мы знаем также, что вдоль рек тянется лента древесной растительности, заходя в виде узких щупалец в безлесные зоны - в степи, полупустыни. По этим щупальцам лесные виды животных, например, дятлы, проникают по одним рекам далеко на север, в тундру, по другим - на юг, вплоть до астраханских песков. Птицы открытых равнин по руслам рек заходят в долины горных массивов и так далее. Не удивительно, что мир птиц, обитающих вдоль рек, чрезвычайно интересен. Туда мы теперь отправимся.

Из мордовских рек я выберу Суру. Она прямой приток Волги, и, следовательно, ее связь с Каспийским морем наиболее ощутима. Мокша, например, удалена от моря значительно больше. Ее воды должны сперва попасть в Оку, и лишь затем они вольются в Волгу, причем на добрую сотню километров дальше от Каспия, чем Сура. Итак, мы избрали Суру - самую "морскую" реку Мордовии.

Давайте совершим орнитологическую экскурсию по этой реке. Спору нет, что лучше всего это сделать на лодке. Так займем же место в алюминиевой экспедиционной лодке Мордовского пединститута "Зоолог-1". Увы, Саранск находится вдали от Суры, поэтому сперва саму лодку, подвесной мотор "Вихрь", канистры с горючим, спальные мешки, палатку, бинокли, блокноты, географические карты, фотоаппарат, съестные припасы и еще тысячу мелочей погрузим на машину и отправимся на восток Мордовии - в село Сабаево.

В Сабаевском лесничестве, которое находится в живописном сосновом бору в окружении многих пионерских лагерей, мы весь скарб перегрузим на телегу и с помощью тяги в одну лошадиную силу преодолеем последние три километра пути по еще не обсохшей после паводка пойме. Здесь можно лодку спустить на воду.

Загрузка "Зоолога-1"-дело нелегкое. Места в лодке "в обрез", а гора предметов при пятичленном экипаже экспедиции, лежащая пока "а берегу Суры, кажется огромной. Но мало-помалу все и все размещаются, мотор после двух-трех капризных чиханий заводится, и лодка трогается в путь. Он лежит вниз по течению реки, к городу Алатырю.

Уже сидя в лодке, мы видим крутые берега Суры, и нам становится ясно, что с лодки мы будем обозревать только островки, косы и береговые обрывы реки. Для знакомства с поймой нам придется совершить другую экскурсию, скорее всего пешую. С борта лодки мы поймы просто не увидим.

И еще одно предупреждение: ехать придется медленно Во-первых, Сура местами образует мелководные перекаты, и здесь на большой скорости можно потерпеть "кораблекрушение". Во-вторых, мы же едем не на водную Прогулку, не с целью "прокатиться с ветерком". Нам предстоит вести наблюдения, замечать даже небольших птиц, притаившихся где-то на галечной косе или под обрывом берега.

Первыми наше внимание привлекают береговые ласточки. Их у нас часто неправильно называют стрижами. Стрижи хотя внешне сходны с ласточками, но относятся они к особому отряду птиц и живут на высоких зданиях и реже - в дуплистых деревьях. О них мы расскажем в другом месте.

Итак, береговые ласточки, или, как их ласково называют, береговушки. Селятся они колониями по нескольку десятков, сотен и даже тысяч пар. Береговушки устраивают свои гнезда в обрывистых берегах реки, вырывая клювиком норки глубиной до метра. Как правило, норки расположены не в хаотическом беспорядке, а горизонтальными рядами в несколько этажей, на каждом из которых по многу гнезд-квартир. Первая же колония, встретившаяся нам в пути, оказалась очень большой- в ней мы насчитали около 2 тысяч норок. Мы знаем, однако, что не все норки жилые, некоторые пустуют. В следующем году половодьем все эти сооружения ласточек будут разрушены, и птицы вновь возьмутся за устройство жилищ.

Некоторые скажут: "Бедные птицы, лучше бы у них остались старые гнезда". А я им отвечу, что лучше строить новые. Ведь если бы сохранились старые норки-гнезда, то вместе с ними сохранились бы различные перьевые и кожные паразиты, которые даже в новых квартирах изрядно докучают птенцам. Представьте себе, что получилось бы при ежегодном увеличении числа паразитов в гнезде?

Береговые ласточки откладывают свои 4-6 белых яичек в гнездовую камеру в глубине норки.

Взрослые птицы питаются и выкармливают птенцов мелкими насекомыми, которых всегда много в воздухе над водой. От других ласточек береговые отличаются коричневой (а не черной) окраской верхней части тела, коричневым пояском поперек белого зоба. Хвост хотя и вырезан посередине, но не образует "косичек", как у деревенской ласточки - касатки. Над нашими реками береговушку можно встретить с середины мая и до сентября включительно. А вот зимуют эти птички в центральной и южной Африке.

Но вот однообразие снующих в воздухе ласточек нарушили три белоснежные крачки. Мы стали их рассматривать в бинокль, и, оказывается, белые они только снизу. Спина и крылья у них светло-пепельно-серые. На голове черный "беретик", но лоб чисто белый. Последний признак и размеры птиц нас убедили, что это малые крачки. Реже на Суре встречаются обыкновенные или речные крачки. У них черное оперение на голове доходит до самого клюва, нет белого лба. И размерами речные крачки побольше. Обе крачки - типичные представители семейства чаек. Об этом и непосвященному человеку говорит их плавный чаечий полег невысоко над водой. От рода настоящих чаек крачки отличаются рулевыми перьями, которые у них вырезаны вилочкой, как у ласточек. Не случайно по-немецки крачку именуют "Seeschwalbe" - морская ласточка.

Кулик-сорока
Кулик-сорока

Мы отключили мотор и в приятной тишине стали наблюдать за поведением малых крачек. Летая над рекой, птицы держали свои острые клювы вертикально вниз, внимательно разглядывая водную поверхность. Вдруг крачка стремительно спикировала, подняла фонтан брызг, а затем вновь принялась патрулировать над рекой, отряхивая с себя капли воды. Бросок оказался неудачным. За ним последовал второй, третий... и вот успех. У взлетевшей с поверхности Суры крачки в клюве заблестела небольшая рыбка. Птица ее не проглотила, а полетела с добычей в направлении песчаной косы, что виднелась

на излучине реки. Самцы крачек часто приносят такие подарки своим подругам по гнезду. Значит, если нам повезет, то удастся найти гнездо. Итак, вперед! На веслах мы подгребли к косе, нос лодки легко коснулся берега, и вот мы уже на песке разминаем слегка затекшие ноги. Тут же над головой раздался тревожный крик "Клир..ип". Ну, так кричит только кулик-сорока, и встречается он на мордовских реках только тут, на Суре.

Поведение кулика-сороки явно вызывающее, подлетает близко. Вот это называется удачей: вы пристали к берегу в надежде обнаружить гнездо малой крачки, а тут, оказывается, можно найти еще и кладку кулика- сороки.

Это не совсем обычная птица в наших краях. Вы можете пройти десятки километров вдоль Мокши, Алатыря, Иссы - и вряд ли встретите кулика-сороку. А вот на Суре - пожалуйста.

Кулик-сорока - важная птица. Среди прочих речных куликов она выделяется солидными размерами. Представьте себе птицу величиною с городского голубя на крепких, довольно высоких розового цвета ногах и с сильным ярко-красным клювом, которым она ловко переворачивает камешки, выискивая под ними насекомых, моллюсков и другую живность. Окраска оперения, как и у обыкновенной сороки-белобоки, пегая, черная с белым. Хвост у кулика-сороки, как и подобает всем куликам, короткий, не "сорочий". Только сходство в окраске оперения и определило столь странное название птицы. Тут тебе и кулик, тут тебе и сорока.

Яйца куликов - сорок, как, впрочем, и крачек, лежат прямо на земле среди ракушки и гальки. Ни травы, ни кустов на речной косе, лежат себе яйца, словно на ладони, смотри на них, фотографируй... Но это только так кажется. Шесть раз команда нашей лодки самым тщательным образом прочесывала трехсотметровую косу, пока, наконец, один из нас чуть не наступил на кладку кулика-сороки. В небольшом углублении лежало три конусовидных, испещренных пятнами под цвет гальки крупных яйца. По размеру они ничуть не уступают куриным. Но ведь взрослый кулик-сорока весит не менее полкилограмма, а курица по меньшей мере в два раза больше. Вот почему невольно поражаешься величине куличьих яиц.

Когда мы нашли гнездо, волнение птиц достигло предела. Равномерное "клир-ип" перешло в частое "ки-ки- виккики", и мы поспешили прочь от этого места. Ведь жалко будет, если такая прекрасная птица покинет кладку и на свет не появятся три симпатичных пуховичка. Увы, сколько таких кладок и птенцов гибнет по вине горе-туристов, не ведающих жалости к природным дарам и красотам. Пишу я эти строки, а сам думаю о читателях: "А вдруг они помогут остановить хотя бы одно преступление против природы?". Ведь настоящий туризм - такое интересное и важное дело! Мы знакомимся во время походов с историей и богатством родного края. Цель таких походов - выявление и охрана достопримечательностей, а вовсе не их уничтожение. Это же ясно, не так ли?

Н6 Но вернемся к малым крачкам. Мы гнезд пока не нашли. Придется спрятаться в прибрежных зарослях ивы и терпеливо ждать, когда к гнезду подлетит одна из птиц и выдаст его месторасположение. Через полчаса мы уже знали, в какой точке косы находится гнездо малых крачек. Но ориентиров на косе никаких. До боли в глазах фиксируешь найденную точку и идешь к этому месту Наконец мы у цели. Песок, галька... а вот, всего лишь в метре от меня три пятнистых яичка. Быстро их промеряем. Мои спутники находят на удалении шести-семи шагов еще два гнезда. Негусто. Помню, как на острове Чапуренок, что на Северном Каспии, я попал в колонию крачек, в которой было более 1000 гнезд. Ногой некуда ступить было. Но раз этих птиц в Мордовии мало, тем важнее их сохранить, чтобы и в будущем они украшали наши реки. Мы идем к лодке, а взволнованные крачки с криком нас провожают.

"Зоолог-1" вновь разрезает сурскую гладь. На берегу у самой кромки воды деловито вышагивает стройная длиннохвостая птичка - белая трясогузка. Это уже далеко не первая трясогузка на нашем пути. Но мы были так заняты более редкими видами, что о трясогузках как-то забыли.

У белой трясогузки белыми оказываются только брюшко, лоб, щеки и крайние рулевые перья. На горле и зобу у трясогузки черная манишка, такого же цвета голова и хвост. А спина серая. Птица часто подергивает длинным хвостом и своим острым клювом достает насекомых. Потом спешно улетает под нависший берег. Где только белая трясогузка не гнездится! По берегам рек, в полях, на опушке леса, около строений... Но, пожалуй, на берегу реки встречается чаще, чем где-либо. Гнезда всегда устроены в каком-нибудь укрытии - под мостом, в норе, в низко расположенном дупле... Однажды мы нашли гнездо в срубе колодца. Трясогузок нам встретится в пути не один десяток.

Белая тясогузка
Белая тясогузка

К сожалению, погода стала портиться. Задул неприятный встречный ветер, на плесах появились белые гребни. Груженая лодка, как утюг, врезается в волны, и нас окатывает брызгами воды. Как на зло ветром сорвало мою соломенную шляпу, и вот пляшет она, издеваясь, недалеко от лодки, на волнах. Пока ее ловили, основательно промокли. А погода все хуже, надвигалась гроза. Лодка плыла уже где-то около Больших Березников. Спешно причалили к берегу, стали разбивать палатку, втаскивать наиболее денное оборудование. Накрапывало. Ливень начался, когда мы уже забрались под полотняную крышу.

Кто-то заметил, что летом дождь не страшен. Вот осенью было бы нам похуже. Слов нет, в холодную погоду ненастье особенно докучает. Но и осенью на Суре свои прелести и достопримечательности. Вот в эту поездку мы не увидим многих птиц, которые тут обычно ближе к осени. Ведь вдоль Суры, как и вдоль других рек, проложены пролетные трассы птиц-северян. Вот здесь, на этом же берегу, который сейчас поливает летний дождь, я в прошлом году видел осенью стайки тундровых краснозобиков. Забавные такие кулики с чуть загнутым вниз длинным клювом и ярко-рыжей грудью. А уж совсем часто, почти на каждой косе, в это время попадаются стайки небольших тундровых птиц - куликов- воробьев. Среди них встречаются очень похожие на куликов-воробьев белохвостые песочники, а также более крупные чернозобики. У последних на груди заметно черное пятно в виде кляксы. Да мало ли кого еще тут встретишь осенью - и чаек, и нырковых уток...

Ливень стих, отгремела гроза. Дежурный по кухне вылезает наружу, поеживаясь, начинает разжигать костер. Ветки сырые, костер дымит. Но мы все же дождались обеда-ужина из концентратов и, усталые, залезли в спальные мешки.

Новый день встретил нас солнцем, и мы собрались в дорогу. Наше внимание привлекли характерные звуки "крю-крю-крю", которые раздавались над противоположным обрывистым берегом. Мы увидели силуэты нескольких золотистых щурок, птиц величиною со скворца. Их ни с кем не спутаешь. Средняя пара рулевых перьев у них длиннее остальных, и поэтому хвост птицы как бы вооружен острием. Да к тому же этот характерный крик, без которого птицы в воздух, кажется, вообще не поднимаются. Очень уж они "говорливы".

Люди часто громко удивляются по поводу яркой окраски тропических птиц. Но посмотрите вблизи на щурку: золотисто-желтое горло и спина, изумрудно-зеленое брюшко, каштановая голова и ярко-красные глаза. Это основные цвета. А сколько всяких переходов, полутонов... Конечно, при ярком солнечном свете, на фоне голубого безоблачного летнего неба птицы кажутся почти черными. Разглядеть их пеструю окраску можно только вблизи.

Щурки гнездятся в обрывистых берегах рек, ручьев или оврагов. На лодке мы переправились на левый берег реки, где виднелись семь гнездовых норок. Глубина норок у щурок достигает полутора метров. Однажды мы нашли даже двухметровую. В конце каждого такого туннеля находится гнездовая камера - расширение норы, на дне которой без всякой подстилки самка откладывает пять-семь белых яиц. Пока мы рассматривали колонию, щурки отлетели в сторону, часть птиц расселась на ивовом кусту. Вот когда в бинокль мы ими полюбовались!

Щурки ловят добычу в воздухе - летающих жуков, стрекоз, мух, ос, а также пчел. За это пчеловоды щурок не жалуют. Стая золотистых щурок на пасеке - весьма непрошеный гость. Но если поблизости от колонии щурок пчеловодством не занимаются, то птицы никакого вреда хозяйству человека принести не могут, и уж, во всяком случае, раскапывать и разорять их гнезда никак нельзя.

Кстати, золотистые щурки - южане и в (наших краях живут сравнительно недавно. Еще сто лет тому назад их в Мордовии не было. Об этом можно узнать, прочитав книгу крупного зоолога прошлого века - Модеста Николаевича Богданова.

Золотистая щурка
Золотистая щурка

Но пора нам плыть дальше. С борта лодки вижу низко пролетающего над водой небольшого куличка. Крылья у него одноцветные. Значит, это малый зуек. Если была бы видна белая полоска вдоль крыла, это был бы перевозчик. Последний, однако, в эту пору на Суре сравнительно редок, потому что любит гнездиться вдоль небольших ручьев, в траве, даже в лесу. Но осенью вместе с птенцами возвращается на большие реки, и тогда перевозчиков на Суре "пруд пруди".

А вот малый зуек Суру не покидает. Гнездится, как и кулик-сорока, на галечных и песчаных косах. И также трудно найти его яйца, тем более, что они значительно меньше по размерам. Яиц в гнезде малого зуйка, как правило, четыре. Эта цифра очень популярна у большинства видов куликов. Лежат такие яйца в гнезде крестообразно. Сразу видно - кладка кулика. Рассмотрите малого зуйка с близкого расстояния, он симпатичен. Песочного цвета спина, белое брюшко, поперек зоба тянется широкая черная полоса, белый лоб рассечен черной линией, а вокруг глаза ярко-желтое, лишенное перьев, кольцо. Нам это все хорошо видно в бинокль, хотя с идущей лодки не так-то просто глядеть в него. Но мы уже приспособились.

В пути не раз встречаются уже знакомые нам птицы. Попадаются, однако, и многие другие - вороны, грачи, горлицы, парящие коршуны... много всяких птиц. Но все они с рекой связаны лишь частично. О них мы успеем поговорить в другом месте.

Но вот над рекой с писком пронеслась блестящая лазурно-голубая стрела и остановила свой стремительный полет на торчащей из воды коряге. Глуши мотор! Сейчас посмотрим на красавца зимородка. Цвет спины и крыльев мы уже видели в полете. Сейчас, когда птичка спокойно сидит на ветке, видно ржаво-красное брюшко. В сочетании с синей спиной птица просто великолепна. Клюв кажется несколько крупноват для такой птахи. Но именно такой ей нужен для охоты. На корягу птица села не зри - караулит проплывающих у поверхности рыб. Рыбы, плывущие на глубине, зимородка не интересуют, нырять он не в состоянии. Кроме рыбы, зимородки ловят жуков и прочую беспозвоночную снедь. Но главная пища для них все же - мелкая рыба. Конечно, никакого вреда эти небольшие и довольно редкие птицы рыбному хозяйству не приносят.

Зимородок
Зимородок

Гнездятся зимородки, как и щурки, в норах обрывистых берегов реки, но невысоко от уровня воды. Зимородки гнездятся одиночно, а не колониями. Гнезда находятся иногда в нескольких километрах друг от друга. В старых гнездах подстилка для яиц состоит из костей мелких рыбешек, надкрыльев жуков и прочих остатков пищи зимородка.

Наша лодка проследовала мимо села Беловодье. Значит, скоро Сура понесет свои воды в глубь Ульяновской области, границы Мордовии останутся позади. Нам не терпится попасть в городок Сурское. В двенадцати километрах от него есть известный конный завод. А когда-то здесь жил знаменитый русский и советский орнитолог и охотовед профессор С. А. Бутурлин. Об этом рассказывает мемориальная доска на здании конного завода и именная экспозиция в Ульяновском краеведческом музее. Быть в орнитологической экскурсии на Суре и не посетить родину великого ученого нельзя. Но сперва надо доплыть до Сурского.

Я не беру вас с собой в дальнейшее плавание, ибо буду занят учетами птиц, и времени для рассказов о них у меня не останется. Да вы уже и так знаете основные виды птиц, обитающие вдоль наших рек. Попробуйте пройтись по бережку одни, без поводыря. Думаю, что вы теперь для этого уже подготовлены.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© ORNITHOLOGY.SU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://ornithology.su/ 'Орнитология'
Рейтинг@Mail.ru