предыдущая главасодержаниеследующая глава

Недавнее прошлое

Что же предписывала богиня правосудия в отношении пернатых хищников 5-10 лет тому назад? Официальные нормы отношения к ним сводились к следующему: "безусловно вредными" хищными птицами считались ястреб-тетеревятник, ястреб-перепелятник и болотный лунь; всем охотникам вменялось в обязанность истреблять "вредных" хищников в любом месте, в любое время и любыми способами; к борьбе с "пернатыми разбойниками" рекомендовалось привлекать широкие слои населения и, особенно, школьников; в те времена действовала система поощрительных мер за истребление "вредных" хищных птиц (премии, конкурсы, всевозможные лотереи и т. п.).

Безусловно полезным в этой системе было ограничение списка "вредных" хищников всего тремя видами. Новейшие исследования исключили из этого списка только ястреба-перепелятника.

Трагедия пернатых хищников таилась в остальных трех "пунктах" только что приведенного перечня. Опрометчивая ставка на широкие масштабы и массовость в борьбе с "вредными хищниками", материальные стимулы их уничтожения полностью поглотили здравое начало рассматриваемой системы. Теоретические ее основы оказались в вопиющем противоречии с формами претворения их в действительность. Результаты этого противоречия были плачевны для хищных птиц.

В конце 50-х - начале 60-х годов, судя только по официальным данным охотничьей статистики, по стране в целом уничтожали 100-150 тысяч хищных птиц ежегодно! Если читатель наивно полагает, будто все они были тетеревятниками, перепелятниками и болотными лунями,- он глубоко заблуждается. Выборочный просмотр орнитологами лапок хищных птиц, уничтоженных в порядке борьбы с "вредными хищниками", выявил неприглядную картину. В среднем только около 30% уничтожаемых хищников относились к категории "вредных", тогда как более 2/3 их были полезными и редкими, 70-100 тысяч уничтожаемых ежегодно канюков, пустельг, осоедов и других полезных и редких пернатых хищников* - вот печальный- итог превращения частного, имеющего узкие рамки применения биотехнического мероприятия в шумную кампанию всесоюзного масштаба.

* (Напомним, что это лишь официально известные данные. А сколько еще тысяч хищников пало под выстрелами самодеятельных борцов с "пернатыми разбойниками"? )

Много существовало причин столь разительных отличий того, что было задумано, и того, что из этого получилось. Одна из них - это низкая численность ястребов и болотного луня по сравнению с другими пернатыми хищниками.

В большинстве районов страны эти два вида составляют всего 4-5% от общей численности хищных птиц. К этому же ястребы-тетеревятники из-за своей скрытности попадаются на глаза и того реже: в наших лесах одна встреча тетеревятника приходится на две-три сотни встреч с другими хищниками.

Еще одна причина - это неумение, а подчас и нежелание многих охотников различать отдельные виды хищных птиц. Стрельба, же всех хищников подряд заведомо губительна прежде всего для полезных видов. К борьбе с хищниками в те времена привлекались и. стар и мал, даже младших школьников кое-где вовлекали в эту кампанию. Ведь известен же печально знаменитый случай, когда Оренбургское общество охотников наградило именными часами за успешное разорение гнезд "ястребов" и "болотных луней"... ученика 3-го класса! Остается добавить, что в районе, где этот школьник "боролся" с "ястребами", последние практически никогда и не водились, зато кобчики и пустельги, гнезда которых вполне доступны подростку, имелись там в изобилии. К счастью, буря протестов положила конец этому начинанию, губительному не только для пернатых хищников, но и, что неизмеримо горше, для ребячьих душ.

И последней, несомненно, самой главной причиной неразборчивости в массовом истреблении всех пернатых хищников было материальное поощрение участников этой кампании. Повсюду выдавали премии за каждую пару лапок уничтоженного "вредного" хищника, по 2 p. 50 к. за "ястреба" или "болотного луня". Но беда в том, что в местных отделениях охотничьих обществ определением видовой принадлежности сдаваемых охотниками лапок хищников всерьез никто не занимался. Отсюда понятно, каким образом на каждый десяток уничтоженных (и оплаченных премиями) хищников приходилось подчас по одному подлинному ястребу-тетеревятнику или болотному луню. Случалось, что премиями оплачивались и такие "вредные хищники", как... дятлы, козодои, кукушки. Та же самая картина наблюдалась и в тех случаях, когда охотника обязывали отстрелять определенное количество хищников, обычно исчисляемое в баллах. Иногда для разнообразия устраивали и конкурсы: набравшему максимальное количество баллов полагалось солидное вознаграждение.

Рекорд неразборчивости в выборе средств для истребления пернатых хищников принадлежит организаторам так называемых "лотерей". Суть этих лотерей заключалась в том, что где-либо кольцевали и затем выпускали десяток хищников. Охотников широко оповещали, что за добычу окольцованного ястреба будет выплачена немалая премия - до 100 рублей! Как и рассчитывали организаторы, охотники на заряды не скупились, стреляя кряду все летящее. Да и как осудить охотника, что он не заглядывает в полевой определитель птиц перед каждым выстрелом, если ему посулили столь солидный куш! Что же касается устроителей... Впрочем будем надеяться, что ныне они сами понимают всю пагубность такого рода затеи.

Таким было положение хищных птиц на рубеже 50-х и 60-х годов. Его никак нельзя было считать нормальным. Ученые, натуралисты, и все те, кому дорога природа, естественно, не могли с этим мириться. Требования коренного пересмотра существовавшей системы борьбы с "вредными" хищниками становились все настойчивее и решительнее.

Острая потребность в новых убедительных материалах о природном и хозяйственном значении хищных птиц вызвала волну специальных исследований. Научно-исследовательский материал о деятельности хищных птиц должен был быть массовым, объективно отражающим истинное положение вещей. Во второй половине 50-х годов такая работа была почти одновременно развернута более чем в десяти районах нашей страны. Само собой понятно, что сбор столь огромного материала даже в каждом отдельном районе намного превышает физические возможности одного человека, поэтому работали группы, экспедиции, научные коллективы. Аргументы для споров о хищных птицах рождались не в кабинетной тиши, их весомость была обеспечена десятками тысяч километров учетных маршрутов, тысячами обследованных гнездовий, сотнями суточных наблюдений за интимной жизнью пернатых хищников.

Почти изо дня в день, из недели в неделю, из сезона в сезон наблюдатели-орнитологи хронометрировали жизнь хищников, по крупицам познавая истину. Наблюдательные пункты устраивались высоко на деревьях. Здесь естественно создавалось ощущение, что висишь на 10-15-метровой высоте, а это, как оказалось, неплохой стимул для всякого рода технических размышлений: о потенциальной и кинетической энергии, о величине ускорения свободного падения, о физических процессах, происходящих при соударении двух тел... Забредала мысль и в сферы знаменитого в студенческих кругах технических вузов сопромата, так как основания наших наблюдательных пунктов приходилось строить из подозрительно тонких жердочек. Особенно интенсивно работала мысль в этом направлении на дежурствах с ветерком, когда шалаш описывал солидную амплитуду, а его основание жутковато поскрипывало...

Хотелось бы, чтобы эти строки попались на глаза любителям задавать саркастические вопросы: "А откуда вы, сидя в кабинетах, знаете, что едят и как живут хищные птицы?"

Опыт всей предшествующей борьбы за разумное отношение к хищным птицам непреложно убеждал, что успеха в этих научных изысканиях можно добиться лишь при четкой организации всей работы. В этом отношении немалая доля успеха принадлежит обществам охраны природы. Особо весомый вклад внесла секция охраны диких птиц Центрального совета Всероссийского общества охраны природы, возглавляемая профессором Н. А. Гладковым. Выполнение специальных изысканий, помощь отдельным научно-исследовательским группам, организация широкого обмена мнений по проблеме хищных птиц - таковы были наиболее важные аспекты деятельности Всероссийского общества охраны природы в защиту пернатых хищников.

Осенью 1962 г. была даже создана Всесоюзная общественная комиссия по хищным птицам под председательством профессора С. П. Наумова, в которую вошли представители обеих "заинтересованных сторон" - и орнитологи и охотоведы. Главной задачей такой комиссии, помимо проведения и координации научных исследований в этой области, была подготовка проекта нового положения о хищных птицах.

Чтобы лучше выявить мнения на этот счет, журнал "Охота и охотничье хозяйство" предоставил в 1962-1963 гг. свои страницы для печатной дискуссии о хищных птицах. Дискуссия в журнале была начата статьей профессора Г. П. Дементьева и закончилась итоговым обзором профессора С. П. Наумова. Вопрос об отношении к пернатым хищникам бурно обсуждался на всех научных конференциях и совещаниях, имевших отношение к этому вопросу. Стало ясно, что в судьбе хищных птиц

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© ORNITHOLOGY.SU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://ornithology.su/ 'Орнитология'
Рейтинг@Mail.ru