предыдущая главасодержаниеследующая глава

Между сезонами гнездования (послегнездовая жизнь и отлет на зимовку; миграции: на зимовке; линька)

Послегнездовая жизнь и отлет на зимовку. Во время гнездования деревенские ласточки из разных пар мало общаются друг с другом. Бывает, что в непогоду касатки вместе охотятся над водоемом. Иногда вечером на телеграфных проводах вблизи от мест гнездования сидит рядом несколько птиц. Однако в остальное время года деревенские ласточки живут стаями. На родину они также возвращаются в стаях. В местах, лежащих на их основных пролетных путях, обычно появляются стаями, а в расположенных в стороне от таких путей - и поодиночке.

Вскоре после становления на крыло первых выводков касатки снова сбиваются в стаи, которые состоят из молодых птиц, выращенных во время первого цикла размножения, и из взрослых, не приступающих ко второму гнездованию или вообще оставшихся без потомства.

Э. А. Линд отметил, что у деревенских ласточек осенние стаи образуются так же, как и у воронков. На юге Финляндии касатки начинают собираться в осенние стаи с конца июля. Наиболее многочисленными (около 50 птиц) они становятся в середине августа. Затем образуются менее регулярно; последние значительные стаи наблюдаются в первой половине сентября. Образование осенних стай происходит в открытых местностях, и касатки ведут себя в них шумно. Таким образом, стаи касаток, как и воронков, заметны издалека и привлекают к себе внимание птиц того же вида, еще не примкнувших к ним.

Многие авторы описывают кочевки стай деревенских ласточек, связанные с поиском и добыванием пищи. Птицы этого вида появляются теперь вдали от мест гнездования - над степями, лугами, лесными полянами. Например, в Таласском Алатау, в Казахстане, где касатки гнездятся не выше 1900 метров над уровнем моря, в августе - первой половине сентября стаи из нескольких тысяч птиц, по наблюдениям А. Ф. Ковшаря, ежедневно поднимаются в горы на высоту 2300-3000 метров и здесь - в субальпийском и альпийском поясах гор - добывают насекомых над освещенными солнцем луговыми и степными, реже скалистыми участками. В охоте участвуют также другие виды ласточек, а иногда и стрижи. Бывало, что над наблюдателем, стоявшим на склоне в тени, не пролетало ни одной ласточки, в то время как рядом над склоном, залитым солнцем, воздух буквально кишел ими. В эту пору в предгорной степи растительность уже выгорает от солнца, тогда как высоко в горах она в хорошем состоянии, и насекомых в воздухе высоко в горах намного больше, чем в предгорье.

В наиболее жаркие часы дня деревенские ласточки могут укрыться в кроне дерева. Но обычно стаи этих птиц предпочитают отдыхать на открытых местах. Раньше они, по-видимому, охотнее всего сидели на сухих ветвях деревьев. Позже им полюбились изгороди, заборы и крыши. Теперь мы чаще всего видим касаток, сидящих на телеграфных проводах и телевизионных антеннах. Здесь птицам удобно соблюдать определенное расстояние друг от друга (оно имеет значение для взлета без помех и у деревенских ласточек несколько меньше, чем у воронков), отсюда они могут хорошо обозревать окружающую местность и легко взлетать. Иногда можно увидеть касаток лежащими на песчаных отмелях рек и озер, почти у самой кромки воды. Во время отдыха птицы нередко ухаживают за оперением или принимают солнечные ванны. Стаи касаток ведут себя так же, как и стаи воронков: они могут так же внезапно взлететь с проводов или крыши и через некоторое время снова возвратиться на старое место.

Изредка деревенские ласточки купаются. Происходит это в тихую погоду, когда поверхность водоемов спокойна. Тогда птицы на миг с лету погружаются в воду, иногда полностью. По некоторым данным изредка касатки отдыхают на воде. Рано утром они могут также "принимать душ", опускаясь в покрытую серебристой - в первых лучах солнца - росой траву и производя в ней такие же движения, какие делает птица, купающаяся в пыли. Касатки иногда так же "купаются" в дорожной пыли.

После того как беспокойный период забот о прожорливом потомстве заканчивается, деревенские ласточки снова начинают петь. Поют взрослые и молодые птицы. Нередко можно услышать хоровое пение касаток. В тихую безоблачную погоду, обычно рано утром, иногда в другое время дня стая ласточек поднимается высоко в воздух, и оттуда раздается их пение. Часто они поют, сидя на телеграфных проводах или сухих ветках дерева. По-видимому, в послегнездовой период жизни деревенских ласточек пение способствует объединению отдельных особей в стаю. "К поющим самцам, - пишут А. С. Мальчевский и Ю. Б. Пукинский, - подсаживаются самки и молодые. Первоначально возникает группа в 15-20 птиц. Она постепенно растет. В конце августа в одном месте иногда собирается до 150-200 деревенских ласточек... Сборища возникают регулярно утром и вечером, перед заходом солнца. В тихие и теплые вечера ласточки особенно оживлены. Самцы поют группами, песню за песней". Иногда поющие птицы располагаются вблизи открытого окна избы, и если оттуда слышна громкая музыка,, транслируемая по радио, то создается впечатление, что касатки поют под нее и стараются петь громче.

На ночлег стаи деревенских ласточек устраиваются вблизи водоемов в зарослях тростников или свисающих над водой ветках прибрежных кустов. Нередко вечером птицы слетаются к тростникам в огромном количестве - тысячами. "Несметные табуны" касаток, по описанию Н. А. Зарудного, некоторое время охотятся над растениями, а затем все сразу опускаются и скрываются в тростнике до утра. Как сообщает Д. С. Люлеева, деревенские и береговые ласточки, к ночи собирающиеся к тростникам, громадной стаей летают над ними в различных направлениях, громко щебеча. Стая то поднимается, то опускается, в то же время отдельные птицы покидают стаю, в результате чего она постепенно редеет. Наконец птицы смолкают и исчезают в тростниках.

Отлет деревенских ласточек из районов гнездования происходит постепенно. Д. С. Люлеева, наблюдавшая за ними на Куршской косе, в Калининградской области, пишет, что у касаток этот период продолжается дольше, чем у воронков: первые касатки улетают в конце июля, последние - в первой трети октября. По описанию Н. Н. Сомова, сделанному им на основании наблюдений в последней четверти XIX века в Харьковской губернии, стаи деревенских ласточек, собиравшихся в конце лета на ночлег в тростниках, непрерывно росли и, достигнув громадной численности, однажды на утренней заре улетали. На смену им там же начинали собираться новые стаи, которые затем так же пропадали. Накануне вечером наблюдатель видел десятки тысяч птиц, а вскоре после восхода солнца не осталось ни одной. Проходило некоторое время и появлялись пролетные касатки: сперва они летели небольшими стайками, а позже - даже в одиночку. Из различных районов Советского Союза деревенские ласточки исчезают в разные сроки: на севере - в августе, на юге - в сентябре - октябре, иногда даже в ноябре. Их стайки встречаются уже после того, как улетят воронки.

Миграции. На Куршской косе, в Калининградской области, осенний пролет касаток происходит с начала августа до конца первой декады октября. Первые птицы из Европы появляются на севере Африки уже в середине июля; они продолжают прибывать сюда до ноября. В августе первые группы деревенских ласточек достигают юга Африки, куда основная их масса прилетает в октябре и где их прилет продолжается до декабря. Отлет касаток отсюда начинается в январе и заканчивается в мае. На севере Африки они встречаются с конца января до начала июля. В СССР на Куршской косе первые касатки наблюдаются во второй половине апреля, в основном их пролет происходит в мае.

Обычно во время перелета деревенские ласточки летят ниже воронков - особенно над открытыми пространствами - и столь разреженно, что их группы, по мнению Д. С. Люлеевой, еще труднее назвать стаями, чем скопления совершающих перелет городских ласточек; она пишет, что над Куршской косой касатки "летят "цепью" или очень рассеянными группами". Такой характер перелета этих птиц объясняется тем, что они, как и воронки, во время перелета часто охотятся на насекомых. "Над дюнами Куршской косы они летели так низко, что успевали на ходу схватывать с поверхности песка насекомых". Примерно так же описывает осенний перелет деревенских ласточек А. Ф. Ковшарь, проводивший наблюдения в Таласском Алатау, в Казахстане: в обычные дни пролета касатки летели здесь низко над землей одна за другой, одновременно были видны одна-две птицы, двигающиеся в направлении перелета. Иначе бывает в дни массового пролета этих птиц. Тогда расстояние между ними сокращается до нескольких метров; в поле зрения наблюдателя могут находиться сотни и тысячи касаток. Так, невысоко над землей, одновременно кормясь, касатки, как и другие ласточки, летят при встречном ветре. Если же ветер попутный, то ласточки нередко совершают перелет на большой высоте, перемещаясь плотной стаей и, по-видимому, не охотясь. Летчики видели стаи касаток на высоте трех километров. Иногда при попутном ветре ласточки изменяют направление полета на обратное; касатки часто делают так в вечерние часы, когда, вероятно, кормятся перед сном и ищут место для ночлега.

Большей частью ласточки посвящают перелету первую половину дня, начиная его в часы, когда воздух уже прогреется и в нем появятся насекомые. Их перелет обычно продолжается около шести часов, затем в удобном месте стая останавливается. Здесь ласточки отдыхают, добывают пищу и ночуют, с тем, чтобы на утро продолжить путь. В дни интенсивного пролета птицы отдают перелету больше времени - не менее 10 часов. По мнению А. Ф. фон Фитингхоф-Риша, стаи касаток во время перелета продвигаются на 150-200 километров в сутки. Одна деревенская ласточка, окольцованная 19 апреля 1969 года в ЮАР, через 36 дней была поймана под Ленинградом - примерно в 10 000 километров от места кольцевания. Другая птица, помеченная 19 мая 1967 года на Чокпакском перевале, в юго-восточном Казахстане, была снова отловлена через четыре дня более чем в 2000 километров от места кольцевания - на станции Ербинская в Хакасской автономной области, где она уже начала лепить гнездо.

Иногда перелет прекращается из-за непогоды. Кроме того, в некоторых богатых кормом местностях ласточки задерживаются на несколько дней и при хорошей погоде. Так, например, во время весеннего перелета в тростниках болота на границе Заира и Бурунди деревенские ласточки сделали остановку на четыре дня; А. Ф. фон Фитингхоф-Риш считает тростники идеальным местом кормежки ласточек, так как в воздухе здесь очень много насекомых.

В местах, благоприятных для перелета или отдыха, ласточки нередко образуют значительные скопления. Так, иногда в оазисе Бискра в Алжире в феврале, во время весеннего перелета, наблюдаются "мириады" касаток; осенью в течение нескольких дней в районе Женевского озера пролетает около миллиона этих птиц. Во время перелета деревенские ласточки кроме тростников охотно выбирают для ночлега телеграфные провода, а также поля проса, кофейные деревья (в Шри-Ланка на кофейной плантации, занимавшей площадь не более двух акров, однажды одновременно ночевало около 40 000 касаток), другие растения, различные сооружения человека, иногда и в необычных местах. Известный американский орнитолог Д. Д. Одюбон однажды наблюдал ночевку стаи деревенских ласточек в огромном дупле очень большого дерева: вечером в него влетали сразу по нескольку птиц, и казалось, что в дупле гудят пчелы; утром стая выбиралась из дупла приблизительно 40 минут, причем стоял такой шум, что создавалось впечатление, будто дерево рушится.

Сильные шумовые эффекты производят стаи касаток и в других ме-стах ночлега. Так, В. Н. Шнитников пишет, что однажды в сентябре под Минском в камышах ночевала многотысячная стая деревенских ласточек; утром, в предрассветной тишине, щебетание этих птиц было слышно на расстоянии двух верст. К. Карри-Линдал в феврале 1952 года в течение нескольких дней караулил момент, когда стая из многих тысяч касаток, остановившаяся во время перелета на отдых на уже упомянутом болоте у границы Заира и Бурунди, снова тронется в путь. Он знал, что это произойдет рано утром, и поэтому каждый день поднимался до восхода солнца. Когда в сумерках 27 февраля К. Карри-Линдал направился к болоту, сначала он услышал многоголосое щебетание деревенских ласточек, которое усиливалось по мере того, как светало. Внезапно к нему добавился еще один звук, очень громкий, быстро распространившийся по зарослям тростника. Ласточки еще не взлетали; они сидели в густом тростнике, щебетали и, кроме того, производили сильный шум, "вхолостую" взмахивая крыльями. Когда первые лучи солнца появились над горами, щебетание и шум, производимый машущими крыльями, усилились до крещендо. Затем тростники будто взорвались и над ними поднялось облако из ласточек. Они взлетели, подобно вертолетам, прямо вверх - примерно метров на десять, потом разлетелись несколько в стороны - как будто парашют раскрылся, поднялись круто вверх и полетели прямо на север. К. Карри-Линдал пишет, что он никак не ожидал, что касатки могут исполнять такие сложные совместные действия.

Предполагают, что в стаях деревенских ласточек некоторые старые птицы играют роль вожаков, выбирающих направление полета и места для отдыха и определяющих распорядок дня стаи. Мигрирующие касатки имеют запасы жира, которые при благоприятных условиях постоянно поддерживаются на высоком уровне.

К стаям деревенских ласточек могут присоединяться птицы, имеющие сходные с ними размеры и образ жизни, например, ласточки других видов, стрижи, щурки и даже летучие мыши.

На зимовке. Численность деревенских ласточек на зимовках очень велика. По подсчетам Р. Э. Моро, в Африку ежегодно мигрируют 220 миллионов птиц этого вида. Хотя в Африке зимует несколько десятков видов ласточек, в декабре - феврале на юге континента касатки составляют 80-90 процентов всех ласточек. В некоторых местностях Африки временами они становятся наиболее многочисленным видом птиц. Внимание наблюдателей привлекают огромные стаи деревенских ласточек, к которым нередко присоединяются ласточки других видов, а также другие птицы; их сравнивают со стаями саранчи и облаками. В Южной Африке однажды наблюдали ночевавшую в тростниках стаю, которая состояла примерно из одного миллиона касаток. Кроме зарослей тростников на болотах и по берегам водоемов их стаи ночуют также на телеграфных проводах в населенных пунктах.

Находки окольцованных птиц свидетельствуют о том, что, хотя касатки из различных частей Европы в основном живут в разных районах африканской зимовки (например, деревенские ласточки из Великобритании чаще встречаются на западе, а из СССР - на востоке ЮАР), многие ласточки, кочуя в области зимнего обитания, нарушают эту закономерность.

Касатки находятся в местах зимовок длительное время. В Южной Африке они живут с августа по май. Отдельных касаток на юге Африки (вблизи Килиманджаро) и Азии (в Малайзии) встречали даже в разгар нашего лета.

Изредка отдельные особи касаток встречаются зимой в пределах области гнездования в странах с мягким климатом. Подобные случаи бывают у них чаще, чем у воронков. Они отмечены на Британских островах, в Нидерландах, Бельгии, ФРГ, Франции, Венгрии, Сардинии, на Пиренейском и Апеннинском полуостровах, в Северной Африке, на юге Японии, в СССР - в Амурской области и Хабаровском крае. Оставшиеся зимовать птицы обычно держатся в хлевах (на Дальнем Востоке - в больших коровниках); в холодную погоду они ловят насекомых на стенах и потолке помещения, на коровах, в теплую - вылетают охотиться на улицу.

Линька. В послегнездовое время у взрослых деревенских ласточек происходит линька. Птицы, размножающиеся в Северной Африке и на Ближнем Востоке, полностью линяют в местах гнездования или поблизости. У ласточек, выводящих потомство в Европе и Западной Сибири, во время кочевок в районах гнездования и позже во время осенней миграции сменяется часть мелких контурных перьев; только у некоторых из них начинается смена крупного пера (в Швейцарии и ФРГ в середине октября у 5-10 процентов касаток) - главным образом первого и второго первостепенных маховых перьев. В основном европейские и западносибирские деревенские ласточки линяют на зимовке в Африке. У молодых птиц линька, как правило, происходит в области зимовки. У касаток, зимующих в разных районах Африки, линька имеет определенные отличия; в частности, в Заире и Замбии смена первостепенных маховых перьев у взрослых птиц начинается на несколько недель раньше, чем у их сеголеток, в то время как в Капской провинции взрослые и молодые деревенские ласточки начинают менять перья одновременно. Смена крупных перьев продолжительна и происходит в определенной последовательности, а не одновременно, так как в последнем случае ласточки лишились бы возможности добывать пищу. Н. Н. Сомов писал, что у рано прилетевших весной первогодков на горле заметны еще не сменившиеся перышки. Имелись и другие сообщения о прилете в Европу касаток, незакончивших линьку, при этом предполагалось, что речь идет о молодых птицах, прежде всего из вторых выводков. Во время недавно проведенного специального обследования касаток, вернувшихся весной в один из районов ФРГ, не было обнаружено птиц, у которых не завершилась смена маховых перьев и мелкого оперения, но у некоторых (примерно у трех процентов птиц) имелись растущие рулевые перья; среди последних была самка в возрасте четырех лет.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© ORNITHOLOGY.SU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://ornithology.su/ 'Орнитология'
Рейтинг@Mail.ru