предыдущая главасодержаниеследующая глава

Америка

Так часть света Американский континент протянулся с севера на юг почти на 15 тыс. км, но резкие различия в природных условиях и животном мире Северной и Южной Америки и их длительная изолированность друг от друга позволяют считать их самостоятельными материками. Сейчас эти два материка соединены узким (местами 50-80 км шириной) сухопутным мостом, который принято называть Центральной Америкой. Несомненно, что в прошлом Южная Америка была материковым островом, и результаты его длительной изоляции еще сохранились в современной фауне. Зоогеографы разделяют Америку на две различных фаунистических области: неарктическую (Северная Америка, кроме тропических областей Мексики) и неотропическую (Центральная и Южная Америка). В связи с различиями природных условий, характера, продолжительности и интенсивности хозяйственного освоения этой части света целесообразно рассмотреть состав, характер и причины изменения авифауны и редкие виды птиц преимущественно отдельно для территорий Северной, Центральной и Южной Америки. Причем к Центральной Америке мы относим также многочисленные острова Карибского моря, протянувшиеся ожерельем от Флориды и Юкотана до побережья Венесуэлы.

Природные условия Северной Америки в значительной степени сходны с таковыми Азии. Самые северные области заняты полярными пустынями и тундрами, южнее простирается обширная зона хвойных, смешанных и лиственных лесов. В центральной части и на запад до гор тянутся прерии с участками пустынь. Высокие горные хребты протянулись вдоль западного побережья. Соответственно много сходных видов в авифауне Азии и Северной Америки, причем некоторые птицы, гнездящиеся в Азии, улетают на зиму на юг Северной Америки и даже достигают Центральной Америки. Эти же районы являются основными местами зимовки многих птиц северных и умеренных широт Канады и США.

В целом авифауна материковой части Северной Америки представлена почти 1800 видами птиц, но если исключить виды, свойственные Центральной Америке и Южной Мексике, то остается всего около 650 видов. Из 49 семейств около 10 являются общими с Центральной и Южной Америкой и лишь одно - индейковые - можно считать почти эндемичным для Северной Америки.

Территорию Северной Америки, за исключением Гренландии и самой южной части материка, занимают два сравнительно молодых, но сильно развитых в экономическом и культурном отношениях государства: Канада и США. Их история исчисляется всего двумя-тремя сотнями лет, но зато в освоении природы они оставили за столь короткий период самый заметный след.

За последние 180 лет в Северной Америке вымерло около 40 видов птиц и млекопитающих, почти половина из них - уже в нашем столетии. Главной причиной исчезновения 15 видов и подвидов птиц было прямое их истребление. Колонизация Северной Америки европейскими переселенцами порой напоминала безумство людей, опьяненных обилием животных, которых можно было убивать сотнями и тысячами просто так. Для земледелия и скотоводства вырубались и выжигались леса: на востоке Северной Америки теперь осталось менее 1% прежних лесов. Волна поселенцев - "пионеров освоения Дикого Запада" - катилась от восточного побережья к берегам Тихого океана. Хотя Америка была до появления первых европейцев заселена многочисленными племенами индейцев, тысячелетнее использование ими природных ресурсов этого материка несравнимо с последствиями колонизации за последние 200 лет. Об этом довольно подробно и откровенно написал Р. Мак-Кланг в своей книге "Исчезающие животные Америки".

Лишь в конце прошлого века были созданы первые охраняемые территории, и, хотя сейчас в США и Канаде имеется обширная система национальных парков, природных резерватов, заказников и национальных "рефугий", число редких, сокращающихся в числе и исчезающих видов и подвидов птиц в этих странах более 70. В 1969 г. был принят Акт об исчезающих видах животных и опубликована книга "Редкие и исчезающие рыбы и дикие животные США". С 1971 г. и ежегодно публикуется "Голубой список", куда вносятся виды и подвиды птиц, состояние популяций которых, по мнению специалистов и орнитологов-любителей, внушает тревогу.

За последние десятилетия в США и Канаде для спасения исчезающих видов птиц было сделано очень много: созданы питомники для разведения таких видов в неволе с целью последующей их интродукции в природу (примером может служить сохранение от полного вымирания американского журавля, восстановление популяции сапсана), разработаны методы замены и подкладки яиц и птенцов редких видов птиц в гнезда обычных видов, налажена система слежения (мониторинг) за состоянием популяций отдельных видов птиц и т. д. Однако в практике охраны природы имеется много трудноразрешимых противоречий. Например, в Канаде все дикие животные официально считаются собственностью короны, а большая часть их местообитаний находится в частном пользовании. Поэтому многие программы по сохранению и использованию животных не могут распространяться на частных землевладельцев. Приходится создавать национальные системы охраняемых территорий для птиц как на государственных, так и на частных землях. Это характерно почти для всех стран Северной и Латинской Америки. Для развития национальных программ по охране животных в странах Америки была разработана "Конвенция о защите природы и диких животных в Западном полушарии". Но эта Конвенция многими государствами не ратифицирована и имеет силу только в Канаде, США и Мексике. Для охраны перелетных птиц заключены соответствующие конвенции между правительствами Канады, США и Мексики и между правительствами СССР и США, а также Японии и США.

Основными причинами сокращения популяций различных видов птиц, несмотря на принятые законодательные меры, остаются изменения, отравление и загрязнение их местообитаний и прямое преследование. Из 73 видов и подвидов птиц, редких, сокращающихся или находящихся под угрозой исчезновения и включенных в официальный список США, мы рассмотрим лишь несколько.

Бурый пеликан (Pelecanus occidentalis) гнездится на островах и побережье Тихого океана от юга Канады до Чили, а у Атлантического побережья - от Южной Каролины до Венесуэлы. Эта довольно мелкая и темная птица во многих районах является многочисленной. Огромные запасы гуано на некоторых островках - результат жизнедеятельности бурых пеликанов совместно с олушами и бакланами. В отличие от наших пеликанов бурый ловит рыбу, ныряя с полета в воду, как олуши. Гнезда птицы устраивают на островах, где нет наземных хищников, обычно на земле, а на побережье - на деревьях или кустах.

Из 6 подвидов бурых пеликанов два подвида (калифорнийский - Р. о. californicus и атлантический - Р. о. саrolinensis) внесены в список, птиц, находящихся под угрозой исчезновения в США. Основной причиной резкого сокращения их популяций считают массовое применение в США в 50-60-е годы ДДТ и эндрина. Ядохимикаты, которые пеликаны в изобилии получали вместе с пищей в загрязненных водах заливов, привели к снижению плодовитости птиц. Но не последнюю роль играли сбор яиц и уничтожение самих птиц охотниками и рыбаками. В 1969 г. на о-вах Анакапа (западнее Лос-Анджелеса) в 1200 гнездах калифорнийских бурых пеликанов вывелись только 5 птенцов, а на островах у побережья Нижней Калифорнии (Мексика) у 1300-1400 пар было всего 200 молодых, хотя в полной кладке у этих птиц по 2-3 яйца. Несколько раньше, к 1962 г., атлантический подвид бурых пеликанов перестал гнездиться в шт. Луизиана, около 100 птиц остались в Техасе и лишь в районе Флориды сохранились колонии птиц. За 20 лет до этого на побережье Мексиканского зал. в США гнездились около 50 тыс. пеликанов. С 1972 г. применение ДДТ в США было запрещено, и популяции обоих подвидов бурых пеликанов начали медленно увеличиваться.

В 1974-1979 гг. бурые пеликаны, содержащиеся в вольерах заповедника морских птиц во Флориде, довольно успешно размножались. В 1979 г. здесь гнездились уже 25 пар, из которых больше половины были постоянными более сезона. Молодые птицы становятся половозрелыми в возрасте 3 лет; продолжительность жизни бурых пеликанов, по данным кольцевания, 25-30 лет.

Среди гусеобразных широкораспространенным видом Северной Америки является канадская казарка (Branta canadensis) - обычный объект охоты и разведения в неволе. Выделяют 10- 12 подвидов канадских казарок, различающихся окраской и величиной. На многих из западных групп Алеутских о-вов (острова Андреяновские, Крысьи, Ближние) еще в начале нашего века гнездились тысячи птиц местного подвида канадской казарки (Branta canadensis leucopareia) - одной из мелких и темных рас, но с широким белым кольцом у основания шеи. По-видимому, этот же подвид канадской казарки гнездился на Командорских о-вах, где последний раз его добыли в 1914 г., а еще раньше - на Курилах. Для увеличения добычи пушнины на большинство Алеутских о-вов были завезены и выпущены голубые песцы. Результатом их акклиматизации стало исчезновение гнездовий казарок на всех островах, кроме маленького о. Булдырь, куда не успели поселить песцов, а сами они из-за удаленности этого острова проникнуть туда не смогли. В 1962 г. лишь на о. Булдырь обнаружили около 200 канадских казарок алеутского подвида. Для его сохранения несколько птиц были отловлены и переданы в питомник в Патаксент, где вскоре эти казарки стали нормально размножаться. На некоторых из Алеутских о-вов (Агатту, Амчитка) провели кампанию по уничтожению песцов для последующего выпуска в природу выведенных в неволе птиц. В 1971 г. первые 75 птиц, выращенных в неволе, и 9 линных казарок с о. Булдырь (чтобы сохранить преемственность путей миграций) были выпущены на о. Агатту. В 1977 г. еще 100 казарок были отправлены из питомников на о. Амчитка. В последующие годы партии выращенных в питомниках казарок, предварительно пометив, выпускали на освобожденные от песцов острова. В результате этих работ на о. Булдырь в 1982 г. загнездились 280 пар и было много линных птиц; небольшое количество казарок отмечено и на других островах. В последние годы увеличилась численность алеутских казарок в Калифорнии, в местах их остановки в периоды пролета и зимовки; с 1975 г. охота на них там запрещена. Изредка алеутских казарок встречают зимой в Японии, куда раньше они регулярно прилетали зимовать.

Самый крупный подвид канадской казарки (Branta canadensis maxima) долгое время считали вымершим, но зимой 1962/63 г. несколько этих птиц величиной с лебедя-кликуна видели в шт. Нью-Йорк. Вероятно, где-то на севере Канады еще сохранилась гнездовая популяция казарок этого подвида. Впрочем, акклиматизировавшиеся на о. Южном в Новой Зеландии канадские казарки, завезенные туда в 1905 и 1920 гг., имеют почти все признаки, соответствующие этому, чуть было не исчезнувшему в Северной Америке подвиду.

Среди хищных птиц только Америке свойственно семейство катартид, или американских грифов. Представитель этого семейства калифорнийский кондор (Gymnogyps californianus) - одна из самых крупных среди ныне живущих птиц мира: размах его крыльев достигает 3 м. Еще в начале прошлого века эти огромные черные птицы с белой полосой на крыльях сверху и белыми подкрыльями, голой, от сероватого до красного цвета кожей на голове и шее, гнездились в горах вдоль западного побережья Северной Америки от р. Колумбии в Канаде до Нижней Калифорнии в Мексике. Еще раньше, по крайней мере, в исторический период, ареал калифорнийского кондора простирался на восток почти до Скалистых гор. С 30-х годов этот вид гнездится только на небольшой территории в США между Береговым хр. и горами Сьерра-Невада в шт. Калифорния и, возможно, в Мексике - в средней части п-ова Калифорния. Наиболее резкое сокращение численности калифорнийских кондоров за 50 лет, начиная с 1880 г., произошло в результате отстрела птиц и уничтожения их гнезд: кондоров обвиняли в нападении на ягнят, золотоискатели из перьевых сумок маховых перьев делали мешочки для хранения золотого песка, музеи хотели получить в свои коллекции шкурки и чучела этих величественных птиц и их кладки. К 1960 г. в природе осталось менее 60 птиц, а продуктивность популяции упала ниже уровня, необходимого для поддержания ее жизнеспособности. Калифорнийский кондор был включен в список национальных памятников США, а с 1965 г. с помощью общественности стали проводить ежегодные учеты птиц этого вида для слежения за состоянием его популяции.

Каждая пара калифорнийских кондоров гнездится обычно через год, а вырастить молодого им удается не чаще чем один раз в 4 года. С 1968 по 1976 г. в популяции этих птиц появились только 16 птенцов, тогда как для стабилизации ее необходимы примерно 4 молодых кондора ежегодно; сказываются влияние беспокойства, нехватка пищи, загрязнение среды пестицидами, отравление птиц ядами в приманках для хищников и даже браконьерство, хотя за убийство кондора назначен штраф в 1000 долларов. Численность кондоров в природе продолжала сокращаться: тщательные учеты показали, что к 1978 г. осталось всего 25-35 птиц, в 1982 г. - 21-24, а в 1983 г. - 17-20. Созданные для охраны гнездовий калифорнийских кондоров резерваты не смогли обеспечить существование птиц, поэтому была разработана программа спасения оставшейся популяции. Наряду с подкормкой, тщательной охраной гнездовий и мест отдыха предусмотрено вольерное разведение и последующая реинтродукция молодых птиц в природу. Программа разведения их в неволе опробована в течение 15 лет на близком виде - южноамериканском кондоре. В настоящее время в питомниках содержат 16 калифорнийских кондоров, преимущественно выращенных из яиц, взятых в природе.

Коршун-слизнеед (Rostrhamus sociabilis) является прекрасным примером узкой кормовой специализации: основная пища этих птиц - крупные пресноводные улитки. Сильно изогнутый и острый клюв коршуна-слизнееда приспособлен для извлечения улиток из раковин. Этот вид широко распространен в Южной и Центральной Америке, но один его подвид (R. s. plumbeus) встречается только в заболоченных местах юга Флориды от оз. Окичоби до национального парка Эверглейдс. Еще в начале нашего столетия эти птицы обитали почти на всех сырых болотах юга Флориды, но осушение болот резко сократило площадь угодий, в которых живут яблочные улитки - основной корм коршуна-слизнееда. Немногие оставшиеся болота стали местами концентрации пролетных и зимующих водоплавающих и болотных птиц, которые не только поедали молодых улиток, но и привлекали охотников. Выстрелы нередко обрывали медленный полет коршунов-слизнеедов, которые с высоты всего 5-12 м высматривали свою добычу рядом с охотниками. К началу 60-х годов осталось всего 20-25 этих птиц, и началась кампания по спасению коршуна-слизнееда в США, включая пропаганду его охраны.

Черно-серый самец и буроватая с продольными пестринами самка коршуна-слизнееда хорошо отличаются от других хищных птиц белым с широкой темной перевязью хвостом. Обычно птицы гнездятся невысоко над землей на деревьях или кустах с конца декабря- начала января, но на искусственных прудах - в марте и апреле. Гнезда строят близко друг к другу и очень рыхлые, непрочные. Часто такие гнезда разрушаются ветром, что снижает успех размножения. В 1965-1971 гг. на одном участке у оз. Окичоби, по сведениям Е. Круикшенк, из 28 гнезд вылетели только 4 молодых, хотя в кладке этих птиц обычно 2-3 яйца. Поэтому начали перемещать гнезда в специальные закрепленные корзины, а также устанавливать на столбах алюминиевые корзины, которые пары охотно занимали. К началу 70-х годов численность флоридских коршунов-слизнеедов возросла до 70-90 особей, но после жестокой засухи 1971 г. вновь сократилась. Однако в 1973 г., когда численность улиток была очень высокой, из 28 гнезд вылетели 22 молодых коршуна-слизнееда, и их популяция начала быстро увеличиваться: в 1975 г. стало 110 птиц, в 1978 г. - 267, а в 1980 г. было учтено 650 особей - максимальная численность за последние 50 лет.

Крупный, темно-бурого цвета, но с чисто-белой головой и такого же цвета хвостом белоголовый орлан (Haliaeetus leucocephalus) считается национальным символом и изображен на гербе США. Эти заметные птицы некогда населяли почти всю Северную Америку, но с середины прошлого века их численность неуклонно снижалась. Только в период 1917-1952 гг. на Аляске, где за добычу этих птиц была объявлена премия, были уничтожены более 120 тыс. орланов. С 1940 г. белоголовые орланы были взяты под защиту законодательством, но тем не менее птиц продолжали убивать (молодые белоголовые орланы приобретают характерные признаки взрослых только на четвертом году жизни, и их часто принимают за орлов и других "вредных" птиц), деревья с их гнездами уничтожали при лесозаготовках, а сами орланы гибли на линиях электропередачи и страдали от ядохимикатов. Особую тревогу вызвало положение с южным подвидом белоголового орлана (Н. l. leucocephalus), населяющим давно освоенные и измененные хозяйственной деятельностью районы южной половины США и п-ов Калифорния в Мексике. Полагают, что птиц этого подвида сохранилось менее 500 пар, из которых более половины живут оседло во Флориде, а многие неполовозрелые и взрослые из других штатов во внегнездовой сезон кочуют на значительные расстояния.

Обычно пары у белоголовых орланов постоянны и в течение многих лет занимают гнезда, построенные на деревьях недалеко от озера или реки. Регулярно птицы надстраивают гнездо: одно из них, в котором орланы жили более 35 лет, достигло массы около 2 т. В кладке обычно 2 яйца, которые самка и самец насиживают примерно 35 дней. Питаются и выкармливают птенцов белоголовые орланы преимущественно крупной рыбой, но в небольшом количестве добывают также птиц, а иногда и ондатр. Помимо охраны мест гнездования в различного рода резерватах, заключения договоров с землевладельцами о сохранении деревьев с гнездами и широкой разъяснительной работы о необходимости защиты белоголовых орланов, организован регулярный учет птиц этого вида во всех штатах США. Проводятся также опыты по перевозке птиц из одних штатов в другие, подсадке в гнезда птенцов, разведению орланов в неволе. В Патаксентском питомнике они регулярно гнездятся.

Сапсан (Falco peregrinus) распространен в Северной Америке широко - от Аляски, тундр Канады и Гренландии на юг до западных и северо-восточных штатов США. На островах, включая Алеутские, и побережье Тихого океана гнездится большей частью оседлый крупный и темный тихоокеанский подвид (F. p. pealei), на восток от него распространен и местами живет оседло изменчивый и рыжеватый F. p. anatum, а более мелких и светлых перелетных сапсанов, гнездящихся в арктической и субарктической тундре, К. Уайт считает особым подвидом - F. p. tundrius. Последний по окраске оперения во всех нарядах сходен с сапсаном, населяющим тундры Северо-Восточной Азии, но отделен от него географически. Сходна и биология северо-американских сапсанов с азиатскими: в зависимости от местообитаний птицы гнездятся на уступах скал, прибрежных обрывах, деревьях и даже на высоких зданиях. В полной кладке 3-4 яйца, южнее число яиц в кладках в среднем обычно меньше.

Катастрофическое снижение численности сапсанов в Северной Америке произошло в конце 50-х - начале 60-х годов. К 1965 г. сапсан перестал гнездиться в США к востоку от Скалистых гор. Основной причиной бедствия большинство специалистов считают применение в хозяйстве высокотоксичных пестицидов (ДДТ и др.), которые сапсаны получали через пищу - преимущественно мигрирующих птиц. Пестициды в Америке использовали значительно интенсивнее, чем в Европе, соответственным был и результат. Питание птицами, накопившими пестициды в местах пролета и зимовки, привело к истончению скорлупы яиц в кладках сапсана, снижению воспроизводства, а затем и к сокращению и исчезновению популяций этого вида в различных частях ареала. Меньше всего пострадал тихоокеанский подвид: на Алеутских о-вах в начале 70-х годов, по данным К. Уайта и Т. Кэйда, гнездились 375-580 пар, а утоньшение скорлупы яиц у них было не столь сильным, как у птиц тундровых и таежных популяций. В бассейне р. Колвилл на Аляске в 50-х годах было 120-160 пар тундровых сапсанов, а в 1975 г. - в 3 раза меньше. В тундрах Канады, где раньше гнездились более 2 тыс., пар, их осталось, вероятно, около 200. Такое же положение и у континентального подвида: на востоке США он исчез, в лесах запада Канады и США осталось примерно 50 пар и еще около 100 пар на остальной, более южной части ареала.

С 1969 г. было запрещено применение высокотоксичных пестицидов в Канаде, а с 1973 г. - в США; сапсан был объявлен охраняемым видом от Аляски и Канады до Мексики, включен в Приложение 1 СИТЕС. Однако численность его продолжала сокращаться. Пестициды из запасов, накопленных в США, продолжали использовать в развивающихся странах Латинской Америки - местах зимовки некоторых птиц, которыми затем кормились сапсаны в Северной Америке. Начались работы по спасению сапсанов путем разведения их в неволе и последующей интродукции в природу.

С 1972 г. в крупных, оборудованных по последнему слову техники вольерах канадского исследовательского центра Вейнрайт близ г. Эдмонтона, а несколько позднее в питомнике Корнелльского университета (г. Итака) в США были подобраны размножающиеся пары сапсанов, и вскоре получено от них потомство. В Вейнрайте разводили континентальный подвид, а в Корнелльском университете - тундровый и помеси разных подвидов сапсанов, решив, что главное - восстановить в местах прежнего обитания вид, а с расами потом природа сама разберется. Потомство, полученное в вольерах, выпускали - либо молодых птиц, обучая их самостоятельно охотиться, либо подкладывая пуховых птенцов или яйца в гнезда сапсанов с неполноценными кладками или в гнезда других хищных птиц. В 1975-1977 гг. на северо-востоке США были выращены и выпущены в природу более 100 молодых сапсанов, но для восстановления естественной популяции этого вида на востоке США (около 150 гнездящихся пар) потребуется, если не улучшится экологическая ситуация, в течение 15 лет интродуцировать в природу примерно 4 тыс. молодых.

Методы подкладки яиц в гнезда другому виду и разведения птиц в неволе для сохранения их в природе, которые применяют сейчас для восстановления популяции сапсана, уже были успешно использованы для спасения чуть было не вымершего американского журавля (Grus americana). Внешне этот журавль похож, особенно в полете, на стерха: белая птица с черными концами крыльев. Отличается от стерха он темными ногами и окраской головы: красная шапочка и большие буровато-черные "усы". В прошлом американский журавль был широко распространен в Северной Америке от Мексиканского зал. до севера Канады, что подтверждается находками костей этого вида, начиная с плейстоцена. Возможно, ископаемые остатки принадлежат предковым формам или различным расам современного вида, но еще в XIX в. на континенте жили более 1 тыс. американских журавлей. Численность их в результате уничтожения местообитаний, беспокойства и отстрела птиц быстро уменьшалась. Уже после 1907 г. никто не видел гнезд американского журавля на территории США, а после 1922 г. и в Канаде. К концу 30-х годов на болота резервата Арансас (близ техасского побережья Мексиканского зал.) - основное место зимовки этих журавлей - прилетали всего около 20 птиц. Еще с десяток птиц наблюдали у оз. Уайт-Лейк в шт. Луизиана, но они погибли во время урагана 1940 г. Весной 1942 г. из Арансаса на север улетели всего 15 американских журавлей. Помочь этому виду выжить мог только человек, но шла война, и было не до охраны птиц. Однако уже в последние годы войны Служба рыбы и диких животных США совместно с Департаментом охраны природы Канады и Одюбоновским обществом разработали программу спасения американского журавля.

Летом 1954 г. в канадском национальном парке Вуд-Баффало впервые за много лет было найдено место гнездования американских журавлей. Стали проводить регулярные наблюдения за этими птицами в различные сезоны года и охранять их на путях пролета. С учетом того, что у этого вида, как и у стерха, из двух отложенных яиц чаще выживает только один птенец, из гнезд американских журавлей похищали по одному яйцу для инкубирования их в питомнике. В 1957 г. в Новоорлеанском зоопарке впервые американские журавли вывели птенцов, а через 20 лет в вольерах Патаксента были начаты интенсивные работы по разведению этих журавлей в неволе. Из выращенных в вольерах птиц формировали пары, создавали необходимый световой режим, проводили искусственное осеменение. К середине 70-х годов в Патаксентском питомнике было достаточное количество размножающихся пар журавлей для осуществления второго этапа работ - интродукции их в природу преимущественно путем подкладки яиц американского журавля, полученных в питомнике, в гнезда канадских журавлей. Программой предусматривалось также создание новой популяции, гнездящейся в резервате Грейс-Лейк в шт. Айдахо, а зимующей - в долине р. Рио-Гранде в Мексике, чтобы исключить непредвиденные, но возможные неблагоприятные последствия в одном из мест гнездования или зимовки. Одновременно было организовано несколько заказников на пути миграций журавлей, а в резервате Арансас производили подсев сорго и пшеницы для улучшения кормовых условий в основном районе зимовки.

Усилия ученых и правительственных организаций по спасению американского журавля оказались ненапрасными: весной 1979 г. в Вуд-Баффало насчитали 74 птицы, еще 10 журавлей были в экспериментальной популяции в резервате Грейс-Лейк, а 25 особей этого вида содержались в неволе. Однако, помимо строгой охраны американских журавлей во все сезоны года и продолжения работ по увеличению искусственно созданной стаи в Грейс-Лейке (в 1982 г. здесь было уже около 20 птиц), необходим постоянный контроль за состоянием популяций этого вида. Весной 1975 г. из-за вспышки птичьей холеры на некоторых водоемах (местах отдыха журавлей во время пролета) птиц пришлось отпугивать с зараженных участков. В 1981 г. угроза журавлям возникла из-за сильной засухи и пожаров: в этот год им удалось вырастить лишь трех молодых. Наиболее удачным был 1983 г. - загнездились 24 пары, однако в конце 1984 г. из-за вирусного заболевания в вольерах Патаксента погибли 7 журавлей. Из этого следует, что питомники исчезающих видов птиц необходимо располагать в различных местах, чтобы исключить такие случайности.

Биология американского журавля в значительной степени сходна с таковой стерха: пары постоянны в течение ряда лет, гнезда птицы строят из травы на открытых заболоченных участках недалеко от озер, а насиживают кладку обе птицы около 30 дней.

Пастушковые в Северной Америке представлены всего несколькими видами, довольно обычными и даже многочисленными. Исключение составляют некоторые подвиды, в частности калифорнийский подвид черного пастушка (Laterallus jamaicensis coturniculus). Номинативный подвид населяет центральные и восточные районы США, а также Кубу и Ямайку. Вероятно, в прошлом он жил и на некоторых других Антильских о-вах, но позднее там вымер. Калифорнийский черный пастушок имеет изолированный ареал на западном побережье, где встречается местами от Сан-Франциско на юг до низовьев р. Колорадо и северо-запада Калифорнии. Этот маленький, с воробья величиной, короткоклювый желтоногий пастушок почти черного цвета, но с узкими белыми поперечными пестринами на спине, крыльях и животе, а также коричневым пятном на зашейке. Он предпочитает соленоводные прибрежные болота, хотя встречается и на пресноводных болотах вдоль русел рек. Гнезда птицы устраивают в зарослях осок, камышей или солероса, откладывая 4-8 яиц. Период размножения начинается со второй половины марта. Черные с желтым клювом и почти белыми ногами птенцы появляются, в зависимости от сроков откладки яиц, до конца июня. Взрослые птицы и птенцы питаются различными беспозвоночными, преимущественно равноногими рачками, но в неволе охотно поедали и дождевых червей. Биология калифорнийского черного пастушка изучена плохо, полагают, что эти птицы ведут оседлый образ жизни, летают неохотно, но в то же время их находили разбившимися под проводами и у маяков.

Черные пастушки, как и большинство других видов пастушков, ведут скрытный образ жизни, и увидеть их удается очень редко, но зато можно обнаружить по голосам. В 1977 г. с помощью магнитофона воспроизводили крики этих птиц в различных местах близ западного побережья и таким путем учли в северной части зал. Сан-Франциско и в дельтах рек Сакраменто и Сан-Хоакин 32 птицы. В низовьях Колорадо эти пастушки встречаются чаще, но общая численность популяции незначительна и продолжает сокращаться в результате осушения болот и загрязнения вод, поэтому вид этот внесен в список исчезающих птиц США.

Крупный, почти как лысуха, но с длинным тонким клювом, серого и рыжеватого цвета оперением с белыми поперечными полосами на животе пастушок-трескунок (Rallus longirostris) обитает в болотах речных долин и приморских районов Северной и Южной Америки и на некоторых Антильских и Багамских островах. Специалисты выделяют до 26 подвидов пастушков-трескунков, многие из которых оседлые, но большинство североамериканских птиц совершают регулярные сезонные перелеты. Эти пастушки являются объектами охоты, и в США ежегодно добывают их тысячами. Неумеренная охота, изменение и уничтожение местообитаний привели к тому, что три подвида пастушка-трескунка внесены в США в список птиц, находящихся под угрозой исчезновения. В наиболее угрожаемом положении в настоящее время находится калифорнийский подвид R. l. levipes. В прошлом он был довольно обычным на засоленных низменных болотах (соляных маршах) побережья Тихого океана от Санта-Барбара (севернее Лос-Анджелеса, США) на юг до зал. Себастьян-Вискаино (Мексика). Теперь калифорнийский пастушок-трескунок встречается только в 13-16 районах приморских маршей, причем большая часть гнездовий популяции сосредоточена в пяти районах, преимущественно у границ США и Мексики. В Мексике места обитания этого пастушка охраняются в природном парке Охо-де-Льебре. Если в 1971 г. приморские марши в США занимали более 10 тыс. га, то теперь в результате осушения и засыпки болот их осталось всего 3,4 тыс. га. Во время полного учета, проведенного в марте - апреле 1980 г., удалось обнаружить всего 203 гнездовые пары калифорнийских пастушков-трескунков.

Севернее ареала калифорнийского пастушка-трескунка, до бухты Сан-Франциско, в таких же местообитаниях живет другой подвид - R. l. obsoletus.

Еще в начале 50-х годов в гнездовой период на 1 га площади болот держались по 2-3 северокалифорнийских пастушков-трескунков, а в результате учетов 1971-1975 гг. общую численность популяции этого подвида оценили в 4,2-6 тыс. особей. В настоящее время популяция еще более сократилась, и эти пастушки сохранились преимущественно на приморских маршах юга бухты Сан-Франциско, где создан национальный рефугиум, и в заболоченном эстуарии близ Монтерей.

Еще один колорадский подвид пастушка-трескунка (R. l. yumanensis) населяет болота с густыми зарослями вдоль р. Колорадо от г. Нидлса до дельты, в прибрежных районах оз. Солтон-Си и некоторых местах нижней части долины р. Хила. Зиму колорадский пастушок-трескунок проводит на побережье Калифорнийского зал. в Мексике. Основную угрозу для него представляет сокращение гнездовых местообитаний. Лишь относительно большой по сравнению с предыдущими подвидами ареал обеспечивает сохранение колорадского подвида, численность которого в настоящее время в долине р. Колорадо оценена в 750 птиц, но в целом его популяция, видимо, несколько тысяч особей.

Биология калифорнийского, северокалифорнийского и колорадского пастушков-трескунков довольно сходна. Гнезда птицы устраивают в апреле - июне из сухой травы на мелководье в зарослях надводной растительности. В кладке 5-8, но иногда до 14 яиц, которые птицы после откладки последнего яйца насиживают 21-23 дня. При подъемах воды в результате шторма или паводка иногда значительное число гнезд погибает. Питаются пастушки преимущественно водными насекомыми, но поедают также червей, крабов, моллюсков и мелких рыбешек. Все три подвида в США формально охраняются законодательством шт. Калифорния, но их места обитания продолжают сокращаться.

Судьба эскимосского кроншнепа (Numenius borealis), небольшого и невзрачно окрашенного кулика, таксономически и внешне очень близкого к обитающему в Якутии и включенному в Красную книгу СССР кроншнепу-малютке, весьма трагична, но в то же время поучительна. Она показывает, как процветающий вид в течение короткого промежутка времени может оказаться на грани вымирания.

Еще в середине прошлого века сотни тысяч эскимосских кроншнепов гнездились в тундрах на севере Канады и на Аляске, в небольшом количестве встречались даже на Чукотке. Осенью огромные стаи этих птиц через Лабрадор, придерживаясь восточного побережья Северной Америки, направлялись, пересекая открытое море, через Бразилию к местам своих зимовок в пампасы Аргентины и к югу Чили. Весной пролет кроншнепов проходил несколько западнее - большинство куликов, видимо, перелетали Мексиканский зал. и по долине р. Миссисипи двигались к своим местам гнездования.

По мере освоения прерий США и распространения среди охотников дробовых ружей в 1875-1885 гг. начались массовые заготовки этих куликов во время кормежки пролетных стай осенью на полях. Тысячи битых птиц фургонами отправляли на рынок. К 1890 г. численность эскимосских кроншнепов сократилась уже настолько, что в последующие годы наблюдали только небольшие стайки и одиночных птиц. По-видимому, немаловажную роль в исчезновении этих куликов сыграло и то обстоятельство, что в конце прошлого столетия усиленными темпами начало развиваться земледелие в Южной Америке - в местах зимовки кроншнепов. А толчком к этому послужила засуха в России и последующий запрет на вывоз хлеба в страны Европы. Впрочем, Р. Бэнкс предполагает, что значительную роль в сокращении популяции эскимосских кроншнепов играло изменение климата, в частности направление преобладающих ветров, которые, якобы, во второй половине прошлого века сначала сносили осенью мигрирующие стаи на запад, под выстрелы охотников, а позднее, в конце XIX в., - на восток, в море, где птицы гибли, так и не достигнув южноамериканского материка.

Так или иначе, но в 30-х годах нашего столетия многие думали, что этот вид кроншнепа уже исчез: на Лабрадоре последний раз эскимосского кроншнепа убили в августе 1932 г., а в местах зимовки в Аргентине видели в 1939 г.

Однако с конца 40-х годов стали поступать редкие сообщения о встречах на пролете одного или двух кроншнепов на территории США и Канады. До 1968 г. эскимосских кроншнепов видели 5 раз осенью у Атлантического побережья и 10 - на весеннем пролете у Мексиканского зал. в Техасе. Пролетную стаю из 23, вероятнее всего, эскимосских кроншнепов видели 7 мая 1981 г. на островке в зал. Галвестон на юге шт. Техас. В сентябре 1963 г. один кроншнеп был убит на о. Барбадос, а в августе 1976 г. двух птиц видели в тундре у юго-западного побережья зал. Джеймса в Канаде. Таким образом, этот вид еще существует, и где-то на севере Америки сохранились его гнездовья. Но столь редкие встречи его указывают, что численность популяции настолько низка, что шансов выжить этому виду, несмотря на строгий запрет его добычи и включение в Приложение 1 СИТЕС, очень мало, и в скором времени он может пополнить черный список вымерших птиц.

На песчаных и илистых берегах заливе и в эстуариях рек Тихоокеанского побережья Северной Америки, от бухты Сан-Франциско до юга п-ова Калифорния гнездится один из подвидов малой крачки - Sterna albifrons browni. Малая крачка - почти космополит: ее можно встретить во всех частях света. Живут эти желтоклювые с черной шапочкой и белым лбом крачки и на территории нашей страны. Специалисты выделяют 9-11 подвидов малых крачек, из которых калифорнийский оказался под угрозой исчезновения. В прошлом веке эта крачка была обычна во многих прибрежных районах шт. Калифорния, но уже в начале нашего столетия освоение ее местообитаний привело к заметному сокращению популяции. Дело в том, что песчаные отмели и косы в заливах и на берегу океана оказались весьма привлекательными для отдыхающих. Колонии птиц разоряли, подходящие для гнездования места оборудовали под пляжи, многие заболоченные участки осушали. Позднее к этому добавилось загрязнение водоемов и ухудшение кормовой базы птиц (молоди рыб) в гнездовой период. Теперь на территории США сохранилось не более 15-20 мест, где еще можно найти колонии калифорнийских малых крачек: небольшие ямки в песке или на выбросах моря с кладками из двух яиц. В 1970 г. полагали, что популяция этих птиц в США состоит всего из 300 пар, но в 1975-1977 гг. в результате принятых мер охраны (было создано несколько заказников, а добыча птиц запрещена) в 17-20 колониях загнездились 600-700 пар. Еще несколько маленьких колоний, по 10-20 пар, известно на калифорнийском побережье Мексики, в частности в районе бухт Тодос-Сантос и Сан-Кинтин.

Из совообразных в список сокращающихся в числе видов США внесена пятнистая неясыть (Strix occidentalis). Она похожа на распространенную в нашей стране серую неясыть, но имеет коричневатую окраску с множеством белых пятен, образующих, особенно на нижней стороне тела, белые поперечные полоски. Пятнистые неясыти живут оседло в старых лесах вдоль западного побережья США, а также местами в юго-западных штатах и на севере Мексики. В пределах этого ареала выделяют 3 подвида, из которых в наиболее угрожаемом положении находится северная пятнистая неясыть (S. o. caurina). Основные места ее обитания-леса у подножия и по склонам гор от юга Британской Колумбии до северо-запада шт. Калифорния - в значительной степени пострадали при лесоразработках, а особенно от уничтожения старых деревьев. Репродуктивные способности пятнистой неясыти довольно низкие: в кладке всего 2, редко 3 яйца. К тому же увеличение фактора беспокойства со стороны людей иногда вынуждает птиц покидать гнездовые участки.

Обследования, проведенные специалистами в 1973-1977 гг. в Калифорнии, позволили с помощью магнитофона (записывали брачные крики) установить 317 мест возможного гнездования в этом штате пятнистых неясытей. Некоторые местообитания птиц охраняются на территории национальных парков (Олимпик, Маунт-Рейнир) и лесных резерватов.

К середине нашего столетия возникли опасения за судьбу флоридского земляного сыча (Speotyto cunicularia floridana) - маленькой, коричневой с белыми пятнами, короткохвостой совы, похожей на нашего домового сыча. Распространение этой птицы ограничено п-овом Флорида и некоторыми из Багамских о-вов. Остальные 17 подвидов земляного сыча населяют прерии и остепненные участки на равнине и в горах западной части Северной Америки, а также многие районы Центральной и Южной Америки, но 2 островных подвида (S. c. amaura и S. c. guadeloupensis) исчезли в конце прошлого века. Гнездятся земляные сычи в норах, вырытых различными животными, поэтому в литературе этих птиц называют также "кроликовой совой", "норным сычом" и т. д. В полной кладке земляных сычей 6-11 белых яиц, у флоридского подвида обычно 5-7. Насиживают кладку самка и самец в течение 28-29 дней, почти столько же времени они выкармливают молодых насекомыми и мелкими позвоночными животными, которых ловят и днем.

В настоящее время флоридский земляной сыч оказался изолированным от других подвидов, хотя в прошлом ареал вида на юге Северной Америки, видимо, был сплошным. Разрыв ареала произошел, вероятнее всего, в результате хозяйственного освоения значительных территорий под сельское хозяйство и многолетней борьбы с луговыми собачками, норы которых сычи использовали для гнездования. Гнезда земляных сычей доступны и различным хищникам, включая крыс, кошек и собак. Два подвида земляных сычей, населявших некоторые острова Карибского моря, были уничтожены к концу прошлого века мангустами, интродуцированными для борьбы со змеями и крысами. Истребление грозило и флоридскому земляному сычу, который сохранился только в центральных районах полуострова, но с 50-х годов отмечено увеличение его популяции и расширение гнездового ареала к югу и северу. В конце 70-х годов новые места гнездования этого подвида были обнаружены у северной границы шт. Флорида, и можно полагать, что опасность его исчезновения миновала.

Из довольно значительного числа видов дятлов Северной Америки в список птиц, находящихся под угрозой в США, и в Красную книгу внесен сосновый, или краснохохлый, дятел (Picoides borealis). Название "краснохохлый дятел" встречается в отечественной литературе, хотя на самом деле у этого дятла красного хохла нет, да и вообще красный цвет в оперении имеется только у самцов в виде двух маленьких пятен по бокам черной шапочки. Для этого дятла, как и для пестрых дятлов, характерен белый поперечный рисунок на черной спине и крыльях, белый низ с продольными темными пестринами по бокам тела, белые щеки и лоб. Самки отличаются от самцов отсутствием красных пятнышек и несколько более длинным хвостом. Распространен сосновый дятел в сосновых высокоствольных лесах в юго-восточных штатах США, включая Флориду, где, по мнению некоторых специалистов, живет самостоятельный, хотя географически и не изолированный подвид P. b. hylonomus. В связи с тем что сосновые дятлы выдалбливают дупла для гнезд и отдыха в старых деревьях, имеющих возраст более 50-70 лет, а многие сосновые леса на юго-востоке США в значительной степени пострадали, сократилась и численность этих птиц. В некоторых местах вид уже исчез, однако общая численность сосновых дятлов в настоящее время еще превышает 3 тыс. особей.

Летом сосновые дятлы обычно живут постоянными парами, но размножающиеся птицы часто имеют одного и даже двух помощников - однолетних самцов, помогающих выкармливать птенцов. Наблюдали даже участие дятла-помощника в насиживании кладки наряду с родительской парой. В полной кладке 2-4 яйца, инкубация продолжается 10-12 дней, птенцы покидают дупло через 26-29 дней. Зимой родители, помощники и молодые держатся группами до 8 особей и ведут преимущественно оседлый образ жизни. Поскольку, помимо дупла для гнезда, каждая птица выдалбливает (и активно защищает!) еще дупло для отдыха и ночевки, в местах, заселенных сосновыми дятлами, имеются своеобразные "колонии" занятых, незаконченных и старых дупел. Учет таких дупел, или "колоний", позволяет судить о численности вида и тенденциях ее изменения. В 1973-1974 гг. в юго-восточных штатах США из 312 "колоний", учтенных 4 года ранее, покинутыми оказались 41. На востоке Техаса из 23 известных в 1971 г. поселений в 1977 г. обитаемыми оказались 11, т. е. популяция сократилась на 50%. В Мэриленде последнего дятла видели в 1976 г.

Табл. 5. 1. Калифорнийский кондор. 2. Белоголовый орлан. 3. Американский сорокопут. 4. Коршун-слизнеед. 5. Белоклювый дятел. 6. Сосновая древесница. 7. Приморская вьюрковая овсянка. 8. Древесница Бахмана. 9. Эскимосский кроншнеп. 10. Американский журавль
Табл. 5. 1. Калифорнийский кондор. 2. Белоголовый орлан. 3. Американский сорокопут. 4. Коршун-слизнеед. 5. Белоклювый дятел. 6. Сосновая древесница. 7. Приморская вьюрковая овсянка. 8. Древесница Бахмана. 9. Эскимосский кроншнеп. 10. Американский журавль

Табл. 5. 1. Калифорнийский кондор. 2. Белоголовый орлан. 3. Американский сорокопут. 4. Коршун-слизнеед. 5. Белоклювый дятел. 6. Сосновая древесница. 7. Приморская вьюрковая овсянка. 8. Древесница Бахмана. 9. Эскимосский кроншнеп. 10. Американский журавль
Табл. 5. 1. Калифорнийский кондор. 2. Белоголовый орлан. 3. Американский сорокопут. 4. Коршун-слизнеед. 5. Белоклювый дятел. 6. Сосновая древесница. 7. Приморская вьюрковая овсянка. 8. Древесница Бахмана. 9. Эскимосский кроншнеп. 10. Американский журавль

Сокращение численности сосновых дятлов обусловлено не только уменьшением площади спелых лесных массивов, но и санитарными рубками: птицы предпочитают гнездиться в соснах, пораженных грибковым заболеванием (красносердцевинной гнилью). А поскольку большинство поселений расположено на частных участках лесопромышленников, заставить их сохранять старые и больные деревья почти невозможно. Формально сосновый дятел с 1973 г. находится под охраной закона, и принимаются меры по сохранению и улучшению его местообитаний в национальных лесных заказниках. В штате Джорджия были даже проведены довольно успешные опыты по переселению "колоний" (вместе с выпиленными кусками стволов с дуплами!) на новое место.

В юго-восточных штатах США в прошлом гнездился белоклювый дятел (Campephilus principalis) - единственный в Северной Америке представитель рода острохохлых дятлов, другие 10 видов которого населяют Центральную и Южную Америку. Эта огромная, почти полуметровой длины, птица имеет весьма скромную черную с белым окраску; на затылке удлиненные перья образуют заостренный хохол - черный у самок и ярко-красный с черным верхом у самцов. Основные местообитания этих дятлов - высокоствольные девственные леса в долинах рек и по болотам с обилием засыхающих деревьев, из-под коры и в древесине которых птицы добывают различных насекомых, преимущественно личинок древоточцев, хотя к осени охотно поедают ягоды и другие плоды. Биология белоклювого дятла довольно хорошо изучена благодаря исследованиям Дж. Тэннера, которому в середине 30-х годов Одюбоновское общество поручило провести исследования этого вида, оказавшегося уже в то время на грани исчезновения.

Пары у белоклювых дятлов, вероятно, постоянны, и партнеры всегда держатся неподалеку друг от друга, обыскивая деревья на кормовой территории в диаметре около 7-8 км. В период с января до апреля самец и самка совместно выдалбливают дупло в стволе живого дерева, чаще всего дуба, на большой высоте от земли. Птицы имеют также дупла для ночевки, которые постоянно используют, особенно во внегнездовой период. В полной кладке до 4 белых яиц, хотя при раннем гнездовании (январь - февраль) бывает всего по 1-2 яйца. Насиживают попеременно обе птицы в течение почти 20 дней, а затем еще почти 5 недель они выкармливают птенцов.

Некогда материковый подвид белоклювого дятла (Ср. principalis) населял густые леса от юго-восточной Оклахомы и восточной части Техаса до юга Северной Каролины и побережья Мексиканского залива и Атлантики. Индейцы когда-то добывали этих дятлов, используя их хохол вместе с надклювьем для украшения, но угроза существованию вида пришла вместе с вырубкой лесов и особенно уничтожением гигантских деревьев в бассейне Миссисипи и других рек. Уже к 1885 г. белоклювый дятел исчез в северных областях своего прежнего ареала. В конце 30-х годов нашего столетия стало известно, что он сохранился только в Южной Каролине в заболоченных лесах у р. Санти, на востоке Луизианы в участке девственного леса Сингер-Трэк и на нескольких участках во Флориде. По мнению Дж. Тэннера, общая численность белоклювых дятлов в это время не превышала 25 особей. Через 10-15 лет был уничтожен лес Сингер-Трэк, исчезли гнездовые пары в большинстве известных мест во Флориде. Лишь единичные сообщения, поступающие изредка из северо-западной части Флориды и из некоторых районов техасского побережья, свидетельствуют, что белоклювый дятел на материке еще не вымер.

Кроме материка, особый подвид белоклювого дятла - Ср. bairdi населял также леса на Кубе. Биология его сходна с таковой номинативного подвида, но, помимо низинных лесов, этого дятла встречали и в лесах по склонам гор. Вырубка лесов и расчистка территорий для плантаций сахарного тростника, а также охота на дятлов уже в начале нашего столетия привели к резкому сокращению численности и ареала этих птиц. К середине 50-х годов кубинских белоклювых дятлов осталось менее 20, а еще через 20 лет популяция сократилась наполовину. Теперь судьба этого дятла, как и материкового подвида, всецело зависит от человека.

Добыча белоклювых дятлов повсеместно запрещена. Отдельные изолированные места его обитания охраняются на юге Техаса, во Флориде и на востоке Кубы (резерваты Купеял и Хагуани), но в некоторых из них птицы уже давно не гнездятся, поэтому необходимы специальные меры, чтобы сохранить белоклювого дятла в списке птиц фауны мира.

Среди воробьинообразных птиц Северной Америки к числу редких или исчезающих можно отнести около 10 подвидов широко распространенных видов птиц. Южную половину Северной Америки населяет американский сорокопут (Lanius ludovicianus), очень похожий на распространенного у нас и на севере Америки большого, или серого, сорокопута, но с темно-серой шапочкой на голове. Специалисты различают 11 подвидов американского сорокопута, у некоторых из них отмечено сокращение численности. С 1972 г. этот вид внесен в "Голубой список", но наибольшую тревогу вызывает подвид L. l. mearnsi, живущий на о. Сан-Клементе, расположенном в Тихом океане примерно в 120 км западнее г. Сан-Диего (Калифорния). В прошлом он населял густые заросли кустарников, покрывающих значительную часть этого довольно большого, около 100 км2, острова. Гнезда птицы строили невысоко над землей, в полной кладке было около 6 яиц, которые самка насиживала примерно 16 дней.

Еще в прошлом веке на острове были выпущены козы и овцы, а позднее туда завезли и свиней, его использовали для свободного выпаса домашних, постепенно дичавших животных. В начале 70-х годов на острове было более 6 тыс. коз. В результате этого значительная часть прежних местообитаний сорокопута была уничтожена или стала непригодной для гнездования. Р. Стюарт, посетивший остров в 1974 г., обнаружил всего 16 особей местного подвида американского сорокопута, а в последние годы его численность оценивают в 20-30 особей.

Сходная судьба и у сан-клементского подвида шалфейной овсянки - Amphispiza belli clementeae. Самцы этой овсянки, величиной с полевого воробья, имеют темно-серую окраску верха и белый с черным пятнышком на груди низ, а самки - коричневатые с темными продольными пестринами. Гнездятся птицы в зарослях полыни и злаков. Естественно, что интродуцированные животные, особенно козы, существенно сократили популяцию этого островного подвида, и обычная в начале нашего века сан-клементская овсянка оказалась на грани исчезновения: в 1974 г. видели всего 7 взрослых и 37 молодых птиц, поэтому предположили, что на острове осталось 2-3 десятка гнездящихся особей.

Были начаты работы по выселению с острова коз, а сан-клементских сорокопута и шалфейную овсянку с 1977 г. объявили птицами, охраняемыми федеральным законом и законом шт. Калифорния. Следует отметить, что на этом же о. Сан-Клементе в результате деятельности одичавших животных к концу 20-х годов, видимо, полностью вымер местный подвид крапивника Бевика - Thryomanes bewickii leucophrys, по крайней мере, последний раз его видели в 1927 г.

Среди небольшой группы эндемичных для Америки вьюрковых овсянок, которых различные специалисты то относили к родам Ammospiza, Passerculus и Ammodramus, то всех объединяли в последний род, особого внимания заслуживают два подвида приморских вьюрковых овсянок - Ammodramus maritimus nigrescens и A. m. mirabillis. До 1973 г. их рассматривали в качестве самостоятельных видов: мерриттская приморская овсянка (A. nigrescens) и эверглейдская, или удивительная, приморская овсянка (A. mirabillis). Первая гнездится на востоке центральной части Флориды в соленых приморских болотах побережья, на о. Мерритт и в плавнях р. Сент-Джонс, а вторая - на болотах и в прериях юго-западного побережья Флориды, включая п-ов Кейп-Сейбл. По величине и характеру окраски эти птицы напоминают самок камышовых овсянок, но имеют желтоватую бровь и крупные продольные темные пестрины на белом фоне груди и по бокам тела. Самки отличаются от самцов чуть меньшими размерами и поведением.

Наиболее темная из всех приморских овсянок - мерриттская, у нее черноватые пятна на голове и спине почти сливаются. Впервые эту оседлую птицу обнаружили во Флориде и описали более 100 лет назад, а еще через 50 лет нашли первые гнезда. Ареал овсянки оказался ограниченным небольшой территорией вдоль побережья между р. Сент-Джонс и п-овом Канаверал. Птицы населяли обширные открытые заболоченные участки с отдельными деревьями и кустарниками, но гнезда устраивали в зарослях околоводных растений, преимущественно крупного злака спартины. В полной кладке этих овсянок 4, реже 3 яйца, но в течение года птицы могут гнездиться дважды.

Еще до второй мировой войны мерриттские овсянки были довольно многочисленными, но последующие работы по мелиорации, строительству дорог, увеличение выпаса скота и борьба с комарами после строительства космодрома и Центра космических исследований на мысе Канаверал (мыс Кеннеди) быстро сократили эндемичную популяцию. Если в прошлом на о. Мерритт обитали около 2 тыс. пар, то в 1963 г. их осталось всего 70, еще через 5 лет были отмечены 30-35 поющих самцов, в 1972 г. - 11 самцов, в 1975 г. остались всего 1-2 пары, а в 1978 г. на острове овсянок не видели вообще, хотя остатки пригодных для этих птиц местообитаний в созданном в 1963 г. резервате Мерритт-Айленд еще сохранились. Было намечено завезти в этот заказник птиц из долины р. Сент-Джонс, но и там, включая территорию спешно организованного заказника - рефугиума, мерриттские овсянки почти исчезли. Еще летом 1968 г., по данным Б. Шарпа, в болотах у р. Сент-Джонс обитали 895 пар, но последующие учеты, проведенные орнитологами из Гейнсвиллской лаборатории, показали катастрофическое падение численности этих птиц: в 1977 г. были отмечены 28 поющих самцов, на следующий год - 24, а в 1979 г. - всего 13 самцов. Последнее гнездо мерриттской овсянки в этом районе было найдено в 1975 г., а последнюю самку видели в 1977 г.

Сейчас мерриттская приморская овсянка находится под охраной закона, и созданы два заказника, в которых различными способами восстанавливают сходные с первичными местообитания, но основные надежды сохранить этих птиц связаны все же с искусственным разведением их в неволе и восстановлением подвида путем возвратных скрещиваний с приморскими овсянками других подвидов, населяющих прибрежные болота на юго-востоке США. Для этого в 1979-1980 гг. в долине р. Сент-Джонс были отловлены и помещены в питомник 5 самцов мерриттской овсянки, но к июлю 1984 г. в живых остались всего 3 самца.

Эверглейдская приморская овсянка (A. m. mirabillis) отличается от мерриттской оливково-серыми головой и верхом спины, более широкой желтовато-оливковой бровью и меньшим развитием пестрин на спине и нижней части тела. Хотя эти птицы менее требовательны к местообитаниям, чем мерриттские овсянки, их распространение ограничено отдельными участками приморских болот и прибрежных злаковых прерий юго-запада Флориды. Сельскохозяйственное освоение, осушение болот и строительство уже привели к исчезновению в некоторых местах эверглейдских овсянок, но их общая численность пока превышает 1,5-2 тыс. особей. Значительная часть местообитаний этих птиц находится в пределах национального парка Эверглейдс, но и здесь они сокращаются в связи с расширением в последние годы площади мангровых зарослей. По экологии эверглейдская приморская овсянка сходна с мерриттской и как эндемичный, редкий и уязвимый подвид находится под охраной закона.

Из американских овсянок певчая зонотрихия, или певчий воробей (Melospiza melodia), распространена от Алеутских о-вов, Аляски и Канады до Мексики. Во многих частях столь обширного ареала этот вид ведет строго оседлый образ жизни, лишь птицы северных популяций совершают регулярные перелеты. Специалисты, основываясь на различиях в окраске и географическом распределении птиц, выделяют до 39 подвидов певчих зонотрихий, из которых один (М. m. amaka), населяющий только небольшой о. Амак, оказался на грани исчезновения. Этот островок расположен в Беринговом море близ оконечности Аляски, примерно в 40 км северо-западнее г. Колд-Бей.

Амакские певчие зонотрихий значительно мельче аляскинского подвида и, видимо, издавна живут оседло на этом скалистом острове. Интродукция на о. Амак песцов привела к тому, что эти птицы перестали размножаться, видимо, песцы уничтожают все их гнезда и слетков. Будущее амакского подвида под угрозой. Еще один островной подвид певчей зонотрихий (M.m.graminea), гнездившийся на о. Санта-Барбара (близ берегов Калифорнии), вероятнее всего, вымер, так как с 1967 г. птиц этого подвида никто не видел.

Характерное для Америки и многочисленное семейство древесниц, или американских славок, включает два вида, один из которых находится под угрозой исчезновения, а другой почти вымер. Древесница Киртланда, или сосновая (Dendroica kirtlandii), уже давно привлекла внимание орнитологов и специалистов по охране природы. Эта похожая на пеночку птичка с желтыми грудью и брюшком и серым с темными пестринами верхом гнездится только в сосновых лесах на северо-востоке шт. Мичиган, преимущественно в бассейне р. О-Сейбл. Зимовать древесницы улетают на Багамские о-ва. Вероятнее всего, в прошлом ареал их был более обширным, современное же распространение имеет реликтовый характер. Благодаря работам Г. Мэйфилда и других исследователей, сейчас об этой древеснице известно почти все, даже изменение численности всей ее популяции по годам с середины нашего века.

Гнезда древесницы Киртланда, как и многие наши пеночки, устраивают на земле, но почти всегда в зарослях молодых банксовых сосен (эти сосны дают поросль только после пожаров или на вырубках). В современных охраняемых сосновых лесах условия для гнездования древесницы Киртланда хуже, чем были в конце прошлого века, когда леса выжигали и вырубали (по крайней мере, большинство экземпляров этого вида попало в коллекции с Багамских о-вов в период между 1870-1900 гг.). Вот почему в Гуронском лесном резервате и еще на трех участках сосняков пришлось периодически устраивать контролируемые пожары, на местах которых примерно через 8 лет создаются условия, подходящие для гнездования птиц данного вида.

Древесницы Киртланда привязаны к своим местам гнездования; по наблюдениям Л. Уолкиншоу, некоторые самцы возвращаются на гнездовые участки в течение 7-8 лет. Обычно птицы живут парами, но старые самцы могут иметь и по две самки. В полной кладке 5 яиц, а в повторной 4. Молодые птицы могут размножаться на следующий год, поэтому продуктивные способности вида достаточно высокие. Учеты, проведенные в 1951 и 1961 гг., показали, что численность популяции довольно стабильна, в ней насчитывается около 1 тыс. особей. Однако через 10 лет обнаружили, что популяция сократилась более чем в 2 раза. Ежегодные учеты поющих самцов в 1971-1983 гг. показали, что количество птиц колеблется между 167 и 243 особями. Правда, ареал "расширился" - в последние годы 1-2 самцов слышали в соседнем шт. Висконсин, а одного - в Канаде, в пров. Онтарио.

Причины сокращения популяции древесницы Киртланда вскоре стали ясны: в местах ее обитания увеличилась численность буроголовых воловьих птиц, которые, как и наши кукушки, подкладывают свои яйца в гнезда других птиц. Гнездовой паразитизм воловьих птиц на древесницах Киртланда был очень высоким: более 60% древесниц выкармливали птенцов воловьих птиц. С 1972 г. началась кампания по борьбе с воловьими птицами. За 10 лет были выловлены и уничтожены почти 34 тыс. воловьих птиц, в результате чего количество слетков у древесниц Киртланда возросло до 3 на одно гнездо, однако численность популяции почти не увеличилась. Видимо, сказались ухудшение условий в местах зимовки древесниц на Багамских о-вах, а также трудности образования пар, особенно у молодых птиц, из-за критически низкой плотности этого вида. Таким образом, несмотря на принятые в США меры охраны и проведение специальных мероприятий, будущее древесницы Киртланда пока проблематично.

Древесница Бахмана, или болотная (Vermivora bachmanii), имеет такую же желтую окраску низа, как и древесница Киртланда, но мельче ее и сверху оливково-зеленая. Самцы отличаются от самок черным зобом и такого же цвета пятном на макушке. В конце прошлого и начале нашего столетия древесницы Бахмана встречались от юго-востока штатов Миссури, Кентукки и Южной Каролины до Луизианы и юга Алабамы, т. е. почти по всему юго-востоку США, но уже тогда распределение этих птиц было пятнистым. Гнездились они в старых низкорослых лесах на болотах и по долинам рек. С 1886 г. в коллекции поступило более 400 экземпляров древесниц Бахмана, а в 1897-1919 гг. было найдено 40 гнезд птиц этого вида с кладками в 3-5 яиц и птенцами. На зиму эти древесницы отлетали на Кубу и о. Хувентуд (преимущественно через Флориду); в марте 1889 г. около 20 птиц из пролетной стаи разбились о маяк Сомбреро-Ки во Флориде, а в июле и августе 1887 и 1889 гг. в районе Ки-Уэст видели по 150-200 этих птиц.

Что произошло с этой древесницей в первой половине нашего века, непонятно: внешне подходящие для гнездования птиц местообитания еще сохранились, в том числе и в резерватах в некоторых районах юго-востока США, но последнее гнездо древесницы Бахмана было найдено в Алабаме в 1938 г. До нашего времени известны единичные встречи этих птиц, причем не гнездящихся; несмотря на интенсивные поиски, до 1982 г. мест гнездования этого вида обнаружить не удалось. Предполагают, что причинами вымирания древесницы Бахмана, которая с 1965 г. находилась в США под охраной закона, могут быть ухудшение условий в районах зимовки и высокая смертность птиц во время осенних миграций.

* * *

Центральная и Южная Америка относятся к неотропической фаунистической области, но авифауна собственно Центральной Америки, как и фауна многих островов Карибского моря (Вест-Индия), в значительной степени имеет переходный характер и включает многие формы, свойственные Северной Америке. В зимний период фауна Центральной Америки, островов Вест-Индии и некоторых северных районов Южной Америки значительно увеличивается за счет неарктических мигрантов. Поскольку многие местные виды птиц в сухой период, соответствующий зимним месяцам на севере, не размножаются, это позволяет аборигенным видам нормально сосуществовать с зимующими здесь же перелетными птицами.

Морское побережье с заливами и островами и возвышающиеся почти до 4000 м над ур. м. горы с озерами, долинами и ущельями рек определяют ландшафт Центральной Америки. Исключительное разнообразие ландшафтов, мозаичность растительности и местообитаний на весьма небольшой территории Центральной Америки обусловливают богатство авифауны этого региона.

Значительную часть Южной Америки занимают тропические дождевые леса, саванны и степи, а протянувшаяся вдоль всего западного побережья континента горная цепь Анд, отдельные вершины которых достигают почти 7000 м над ур. м., создает неповторимое разнообразие растительных поясов и в значительной степени определяет климатические условия прилежащих районов. На юге континента, включая изрезанное фьордами западное побережье с многочисленными островами, господствует растительность умеренной зоны южного полушария, здесь же многочисленны ледники. Длительное время Южная Америка была изолированным островным континентом - этим в значительной степени объясняется современное разнообразие и богатство местной авифауны. По-видимому, в определенные "сухие" эпохи четвертичного периода на значительной территории Южной Америки сохранялись отдельные центры переживания, или рефугиумы, которые позволили выжить многим первобытным формам птиц и стали своеобразными центрами эндемизма. В настоящее время из 67 семейств птиц, представители которых населяют неотропическую область, многие являются реликтами минувших эпох и эндемичными только для Южной Америки; общее число эндемичных видов здесь превышает 1500!

Поражает богатство авифауны многих стран Южной Америки по сравнению со сходными по площади территориями в других частях света. В Колумбии, например, встречается около 1570 видов птиц, а в Боливии - 1200. Следует учитывать и тот факт, что значительные территории Южной Америки до сих пор еще плохо изучены специалистами-орнитологами, и почти каждый год на этом материке они обнаруживают новые виды птиц.

Освоение этого региона человеком было крайне неравномерным. До открытия Америки Колумбом наиболее заселенными были отдельные районы Центральной Америки и северо-востока Южной Америки. Отношение коренных жителей к птицам было вполне благоприятным (у некоторых племен отдельные их виды считались священными, например гарпия, которой даже приносили жертвы, считая, что она уносит души умерших в небесную обитель). Тем не менее некоторые виды птиц, преимущественно крупных, используемых для питания, изготовления одежды и украшений, пострадали от аборигенов. Наибольший же ущерб фауне был причинен в относительно короткий период после освоения Америки европейскими колонизаторами и переселенцами. Уничтожение девственных лесов, замена их плантациями сельскохозяйственных культур и пастбищами, отлов и истребление некоторых экзотических видов птиц быстро привели к изменению экологического равновесия и вымиранию многих форм животных в Центральной Америке и особенно в Вест-Индии. За последние два столетия фауна и флора Антильских о-вов понесла такой урон, что некоторые натуралисты называют Вест-Индию "кладбищем исчезнувших животных". Только на островах Карибского бассейна вымерли более 20 видов и подвидов птиц, а более 40 следует отнести сейчас к категории редких или находящихся под угрозой исчезновения.

Страны Центральной Америки потеряли всего 1 вид и 5-7 подвидов птиц, но около 20 стали исчезающими или редкими. Печальное исключение составляет о. Гуадалупе в Тихом океане: расположенный примерно 250 км западнее мексиканского побережья Калифорнии, он имеет в авифауне представителей как неарктической, так и неотропической области. Среди птиц этого относительно небольшого (310 км2) острова имелось довольно много эндемичных подвидов, а возможно, и видов. Природные условия острова настолько пострадали, особенно в результате разрушения местообитаний и уничтожения растительности интродуцированными и одичавшими козами, что, по крайней мере, 3-4 подвида и 1-2 вида местных птиц уже вымерли, а еще несколько находятся под угрозой исчезновения.

Интенсивное освоение и изменение природы Южной Америки практически началось лишь в нашем столетии, особенно в последние десятилетия. Почти треть южноамериканского континента (7 млн. км2) занимает Амазония - бассейн р. Амазонки с влажными тропическими лесами, или сельвой. Миллионы гектаров этих лесов уже вырублены, и их место заняли скотоводческие ранчо и плантации. Нарушение экологического баланса во многих районах Амазонии серьезно обеспокоило расположенные здесь страны. В 1978 г. 8 стран подписали "Договор об амазонском сотрудничестве", но остановить вырубку лесов еще долго, по-видимому, не удастся. Поэтому наряду с поисками оптимальных методов ведения сельского хозяйства начато создание крупных охраняемых территорий. Интенсификация сельского хозяйства и промышленности привела не только к расширению освоенных и измененных территорий, но и к загрязнению ядохимикатами и промышленными отходами местообитаний животных как в сельве, так и на Атлантическом побережье. Особую тревогу вызывает применение в последние годы высокотоксичных дефолиантов, близких по действию к использованному во Вьетнаме американскими войсками эйдженд-оранджу. В 1981 г. под предлогом расчистки долины р. Токантинс от растительности для строительства гидроэлектростанции у г. Тукуруи этими веществами была заражена территория площадью около 2,5 тыс. км2 в бассейне Амазонки. Участились случаи сброса в реки (например, в р. Богота) ядовитых отходов промышленных предприятий, что вызывает гибель многих животных.

Существенные изменения происходят и на обширных территориях южноамериканских степей - в пампе. Более двух веков пампа использовалась для скотоводства и посевов зерновых. В последние годы в отдельных районах она уступает место песчаным пустыням (результат эрозии почвы). Сокращение и изменение местообитаний и прямое преследование уникальных видов животных Южной Америки привело к тому, что сейчас более 110 видов и подвидов птиц этого континента стали редкими или находятся под угрозой исчезновения, хотя вымерло здесь пока 2-3 вида.

В Южной Америке живут своеобразные страусы - нанду. От африканских страусов они отличаются трехпалыми ногами и отсутствием роскошных белых перьев на крыльях и хвосте. Из двух видов нанду ареал малого нанду, или нанду Дарвина (Pterocnemia pennata), состоит из двух частей: равнины юга Чили и Аргентины от Магелланова прол. населяет один подвид, а еще два подвида живут в горах севера Чили, северо-запада Аргентины и юго-запада Боливии. Некоторые специалисты выделяют горные формы и равнинный подвид в самостоятельные виды. Наиболее редким в настоящее время стал западный горный подвид малого нанду (P. p. tarapacensis), который еще сохранился местами в зоне пуна в горах выше 3 тыс. м над ур. м. на севере Чили от пустыни Атакама до границы с Перу. Одна из главных причин сокращения численности этого нанду- преследование его человеком. Сбор яиц и добыча самих птиц существенно подорвали запасы популяции: остались лишь несколько сотен особей. Другой горный подвид (P. p. garleppi), встречающийся на северо-западе Аргентины, юго-западе Боливии и кое-где на юге и юго-востоке Перу, очень близок к предыдущему и во многих районах тоже стал редким.

Характерная черта биологии нанду - сочетание полигамии и полиандрии. К началу периода размножения самец формирует гаремы из нескольких самок и строит гнездо - неглубокую ямку, выстланную травой. Самки откладывают в это гнездо яйца, и когда их число достигнет примерно 20, самец отгоняет самок и начинает насиживать кладку. Самки могут перейти к другому токующему самцу и отложить яйца в его гнездо, но никакого участия в насиживании и воспитании птенцов не принимают. Инкубационный период длится 36-38 дней. Птенцы вылупляются достаточно самостоятельными, но еще длительное время находятся под опекой родителя.

Формально охота на горных малых нанду и сбор их яиц в Чили, Боливии и Перу запрещены законом, но эта мера в связи с традиционным использованием местными жителями мяса, яиц и шкур нанду оказалась пока неэффективной. Для того чтобы прекратить международную торговлю шкурками малого нанду, весь вид включили в Приложение 1 СИТЕС. В Чили около 100 малых нанду обитают на территории национального парка Лаука.

Свойственный только Центральной и Южной Америке отряд тинамуобразных насчитывает около 50 видов своеобразных птиц. Тинаму наиболее близки к нанду и, возможно, имеют общее с ними происхождение. Эти наземные птицы ведут строго оседлый образ жизни, поэтому изменение или уничтожение их местообитаний, а также добыча самих птиц привели к сокращению численности многих популяций различных видов.

В 1943 г. на севере Колумбии, в лесу между р. Магдалена и подножием Восточной Кордильеры (близ г. Ла-Глория) была добыта одна особь тинаму, описанная А. Уитмором как особый вид Crypturellus saltuarius. Больше об этой птице (по-русски ее можно назвать магдаленский тинаму) ничего не известно. Г. Вольтерс поддерживает видовую самостоятельность магдаленского тинаму, считая его очень близким к тинаму-чоко (С. kerriae), но Р. Говард и А. Мур считают магдаленский экземпляр подвидом красноногого тинаму - С. erythropus saltuarius. Темно-серая и коричневая окраска верха и боков и белое горло делают его похожим на других крупных тинаму, но грудь у магдаленского тинаму светло-желтая, а центральная часть живота тускло-белая. По-видимому, как и некоторые другие близкие виды тинаму, он живет в лесу и большую часть времени проводит на земле в поисках пищи, почти не используя свои короткие, округлые крылья. Принимая во внимание, что леса в том районе, где был добыт магдаленский тинаму, в значительной степени сведены, не исключена возможность, что этот недавно открытый и, несомненно, очень редкий вид или подвид может попасть уже в число вымерших.

В лесах от востока Бразилии до востока Парагвая и северо-востока Аргентины живет крупный охристоголовый тинаму - Tinamus solitarius. Окрашен он очень скромно: кроме охристых головы и шеи и белого горла, весь верх и нижняя часть тела сероватые или оливково-серые, лишь на боках имеются черные полосы и пестрины. Гнезда эти птицы устраивают на земле, насиживает кладку и водит птенцов только самец. У охристоголового тинаму различают два подвида: Т. s. solitarius (Центральная Бразилия и восток Парагвая) и Т. s. pernambucensis. Хотя численность и территория распространения номинативного подвида в результате сведения первичных лесов и охоты значительно сократились, он еще встречается в некоторых резерватах и размножается в питомниках. В отличие от него пернамбукский подвид, впервые описанный в 1946 г., занимал очень небольшой участок ареала - жил только в лесах вдоль р. Сан-Франсиску в штатах Пернамбуку и Алагоас на востоке Бразилии. В коллекциях имеется всего 3 экземпляра этого исчезающего подвида. Возможно, в остатках прибрежных лесов еще живут несколько десятков пернамбукских охристоголовых тинаму, но сохранить их очень сложно, так как уничтожение первичных лесов в этом районе привело к исчезновению и изоляции местообитаний, а в питомниках этого подвида нет. Пока только запрещен экспорт охристоголовых тинаму - весь вид включен в Приложение 1 СИТЕС.

Близкий к охристоголовому тинаму другой вид - черный тинаму (Tinamus osgoodi) - был обнаружен лишь в двух местах: в Перу, в лесах долины р. Мар-капата (департамент Куско) и более чем в 1500 км севернее - в Колумбии, в субтропическом лесу на юге департамента Уила. Птицы из этих столь удаленных мест были описаны как два разных подвида - Т. о. osgoodi (Перу) и Т. о. herschkovitzi (Колумбия), однако информация о современном состоянии их популяций очень скудная. Возможные места обитания черных тинаму в Перу в значительной степени уничтожены, а в Колумбии этот вид, видимо, сохранился в небольшом, всего 700 га, национальном природном парке Куэва-де-лос-Гуачарос.

Широко распространенные во всем мире поганкообразные на горных озерах Южной и Центральной Америки живут оседло и в результате длительной изоляции и экологической специализации являются примером сравнительно недавнего возникновения среди этих птиц новых видов. Однако ограниченность ареала таких видов поганок лишь одним водоемом делает их весьма уязвимыми к антропогенному воздействию; примерно 4-5 видов американских поганок следует считать уже редкими или даже исчезающими.

Много лет назад в список видов птиц, находящихся под угрозой исчезновения, внесена атитланская поганка (Podilymbus gigas), или большая пестроклювая поганка (так ее называют за некоторое сходство с широко распространенной в Америке пестроклювой поганкой. Птицы этого вида живут оседло только на одном довольно крупном (около 130 км) оз. Атитлан, расположенном в горах Гватемалы на высоте 1700 м над ур. м. Летают они очень плохо - по сравнению с крупными размерами тела крылья их непропорционально малы, но, как и все другие поганки, они прекрасно плавают и ныряют, добывая мелких рыбешек, моллюсков и водных насекомых. Пары у атитланских поганок сохраняются длительное время. В конце марта они приступают к строительству гнезд, которые устраивают в зарослях камышей и рогоза близ южных берегов озера. В полной кладке 1-5 яиц, которые попеременно насиживают самец и самка. После вывода птенцов птицы покидают гнезда и почти все время проводят на воде. Выводки встречаются в конце мая - сентябре.

Табл. 8. 1. Толстоклювый попугай. 2. Императорский дятел. 3. Сокорронский пересмешник. 4. Рыжегрудая тиранновая мухоловка. 5. Бурокрылый гуан. 6. Большой кракс. 7. Атитланская поганка
Табл. 8. 1. Толстоклювый попугай. 2. Императорский дятел. 3. Сокорронский пересмешник. 4. Рыжегрудая тиранновая мухоловка. 5. Бурокрылый гуан. 6. Большой кракс. 7. Атитланская поганка

Табл. 8. 1. Толстоклювый попугай. 2. Императорский дятел. 3. Сокорронский пересмешник. 4. Рыжегрудая тиранновая мухоловка. 5. Бурокрылый гуан. 6. Большой кракс. 7. Атитланская поганка
Табл. 8. 1. Толстоклювый попугай. 2. Императорский дятел. 3. Сокорронский пересмешник. 4. Рыжегрудая тиранновая мухоловка. 5. Бурокрылый гуан. 6. Большой кракс. 7. Атитланская поганка

Впервые экземпляр этой крупной птицы с высоким, уплощенным с боков клювом с темной поперечной полосой орнитологи получили в 1862 г., но решили, что это местный подвид пестроклювой поганки. Лишь в 1929 г. Л. Гриском доказал, что атитланская поганка является самостоятельным видом. В то время он насчитал на озере всего около 100 пар этих птиц. На таком же уровне сохранялась их популяция в 1936 и 1960 гг., хотя местные жители регулярно охотились на поганок. В январе 1959 г. на оз. Атитлан специальным декретом была запрещена охота на всех водоплавающих птиц, но численность поганок начала резко снижаться: в 1964 г. осталось около 100 птиц, а в 1966 г. всего 86. Вид оказался под угрозой исчезновения. Возможной причиной этого была интродукция в 1957 г. в озеро двух видов окуней: размножившись, они могли поедать пуховых птенцов или, по крайней мере, стать конкурентами в борьбе за корм. Следует сказать, что кормовая база для поганок на оз. Атитлан довольно бедная, а если учесть, что на озеро прилетают зимовать другие виды поганок и утки, она может обеспечить существование всего 250-280 атитланских поганок. Численность популяции ограничена и наличием подходящих для гнездования зарослей камышей. Поэтому с 1968 г. регулируется выкос камышей и рогоза, усилен контроль за соблюдением запрета охоты. Атитланская поганка включена в Приложение 1 СИТЕС. Для пропаганды сохранения этого вида были выпущены почтовые марки с изображением атитланской поганки. По-видимому, принятые меры оказались действенными: число птиц начало возрастать, и в мае 1969 г. на озере насчитали 122 особи, в апреле 1973 г. - 189, а в 1975 г. - 232 особи. В 1976 г. произошло сильное землетрясение, после которого начал снижаться уровень воды в озере: за 6 лет он упал на 4,5 м, что привело к уменьшению кормовой базы для птиц и площади гнездовых местообитаний. В 1979 г. на озере оставалось 130 поганок, а в 1983 г. не более 60. Если не будут приняты срочные меры (включая разведение птиц в неволе и расселение их на другие водоемы), в ближайшие годы вид может исчезнуть.

На оз. Тота, расположенном на высоте около 3000 м над ур. м. в горах Восточной Кордильеры в центральной части Колумбии, возможно, еще сохранилась андская поганка (Podiceps andinus). Впервые эта оседлая птица была описана в 1959 г. как подвид черношейной поганки (P. nigricollis andinus) - вида, распространенного в Америке и Евразии, включая территорию СССР. Андская поганка, действительно, очень похожа на черношейную, но передняя часть шеи у нее каштанового цвета, а не черная, поэтому одни специалисты считают ее самостоятельным видом, а другие - подвидом, но все соглашаются, что она заслуживает охраны. Еще до 50-х годов андская поганка жила на некоторых высокогорных озерах Колумбии в департаментах Кундинамарка и Бояка, а на оз. Тота была даже многочисленной. К концу 60-х годов почти на всех озерах эта птица исчезла, лишь на оз. Тота еще держались около 300 особей. Однако через 10 лет и там их остались единицы.

Образ жизни андской поганки сходен с таковым черношейной поганки, но птицы первого вида живут оседло. Условия обитания андской поганки на оз. Тота мало изменились, прибрежные заросли камышей остались, и все же популяция оказалась на грани исчезновения. Возможно, это произошло из-за того, что в 1944 г. в оз. Тота была запущена форель, которая стала конкурентом птицы в борьбе за корм. С начала 80-х годов о встречах этих птиц никаких сведений не поступало.

В перуанских Андах на высоте около 4000 м над ур. м. раскинулось большое (около 40 км в поперечнике) оз. Хунин. Берега его местами заболочены, а вдоль кромки воды имеются обширные заросли или бордюры тростника и камышей. Только на этом озере живет крупная и практически утратившая способность летать поганка Тачановского (Podiceps taczanowskii). По величине эта птица несколько крупнее нашей серощекой поганки: у нее серый верх с черноватой окраской на затылке и зашейке, белый низ и серые удлиненные перья по бокам головы. По образу жизни поганка Тачановского стайный и в некоторой степени колониальный вид. Кормятся эти птицы компактными группами, часто выстраиваясь в линию вдоль кромки тростника и синхронно ныряя. Питаются они мелкой рыбой на открытых участках водоема, а с околоводной растительностью связаны только в период гнездования.

Еще 50 лет назад поганка Тачановского на оз. Хунин была массовым видом. В начале 70-х годов, после строительства обогатительной фабрики для местных рудников, часть озера оказалась загрязненной сбросами этой фабрики, что отрицательно сказалось на растительности и животном мире озера. К концу 70-х годов на нем гнездились всего около 100 пар поганок Тачановского, а общая численность популяции не превышала 300 особей. К настоящему времени оз. Хунин объявлено национальным резерватом, рудники национализированы, и загрязнение воды прекратилось. Теперь необходимы работы по восстановлению измененных местообитаний, однако озеро предполагается использовать как водохранилище для снабжения водой столицы Перу, что приведет к значительным сезонным колебаниям уровня воды, а, в конечном счете, к ухудшению околоводной растительности и условий для гнездования этих редких птиц. Планируется небольшое количество поганок интродуцировать на другие озера с подходящими местообитаниями.

На юго-западе Аргентины на возвышенном плато в пров. Санта-Крус имеется много крупных и небольших озер. На заросшем урутью оз. Лас-Эскархадес площадью всего 3 км2 была обнаружена и в 1974 г. описана как новый вид чубатая поганка (Podiceps gallardoi). По величине она похожа на гнездящуюся в Средней России ушастую поганку, но отличается от нее белой с узкой темной полосой сзади шеей и черной головой со своеобразным чубом, образованным красновато-коричневыми удлиненными и рассученными перьями. Численность всей популяции этого вида составляла около 150 особей. Хотя оз. Лас-Эскархадес в 1979 г. было объявлено резерватом, число гнездящихся на нем чубатых поганок к 1984 г. сократилось до 30. Обнаруженная в 1982 г. вторая колония этого вида из 170 птиц через два года уменьшилась до 45 особей. Вероятнее всего, причиной этому была не гибель поганок, а их перераспределение по озерам малоисследованного базальтового плато. Исследования, проведенные в 1983-1984 гг. датским орнитологом И. Феллсо, показали, что общая численность чубатых поганок достигает 3 тыс. особей, но уровень воспроизводства этого узкоспециализированного вида очень низкий.

Чубатые поганки устраивают гнезда в плотных зарослях урути и зарослях прибрежной растительности, откладывая не более двух яиц, из которых паре родителей редко удается вырастить даже одного птенца (И. Феллсо определяет продуктивность у этого вида всего 0,12 молодых на пару в год). Гнезда этих птиц разоряют хищники, включая доминиканскую чайку, и даже лысухи. Успех размножения во многом зависит и от состояния кормовой базы: чубатые поганки кормятся преимущественно местным видом улитки-прудовика, численность которого зависит от многих факторов и меняется в различные годы. Часть популяции чубатых поганок оседла и зимний период проводит на участках озер, свободных от льда, но многие птицы улетают, по-видимому, на другие водоемы. Низкий уровень воспроизводства и узкая специализация делают этот вид особенно уязвимым, поэтому необходим постоянный контроль за состоянием популяции.

Листообразные в Америке представлены многими видами, в большинстве своем обычными и широко распространенными. Однако численность некоторых из них, особенно отдельных популяций, в результате деградации местообитаний неуклонно сокращается.

В Южной и Центральной Америке живут своеобразные тигровые выпи, которых выделяют в особый род Tigrisoma. Молодые птицы всех трех видов этого рода имеют тигровую раскраску (чередующиеся темно-коричневые и светло-охристые поперечные полосы и пестрины), но у взрослых птиц окраска более разнообразна, хотя узкие светлые полосы на спине сохраняются и у них. Полосатогрудая тигровая выпь (Т. fasciatum) встречается в отдельных местах во влажных тропических лесах, предпочитая берега речек с быстрым течением, от Коста-Рики до севера Аргентины и юга Бразилии. Взрослая птица по облику напоминает нашу большую выпь, но более крупная. Верхняя часть тела и бока шеи у нее исчерчены серовато-черными и темно-желтыми, а грудь - черноватыми и белыми полосами, на голове черная шапочка. Из четырех подвидов полосатогрудой тигровой выпи один (Т. f. pallescens) известен лишь по четырем экземплярам, добытым на северо-западе Аргентины в провинциях Сальта и Тукуман. Номинативный подвид (Т. f. fasciatum) гнездится на ограниченной территории юга Бразилии между Рио-де-Жанейро и Риу-Гранди-ду-Сул, а единичные экземпляры были добыты в прилежащих районах Мату-Гросу и в Аргентине в пров. Мисьонес. Однако все эти сведения многолетней давности. В последние годы полосатогрудую тигровую выпь никто в этих местах не видел. Леса здесь сильно вырублены, поэтому можно предположить, что существенно пострадали и местообитания тигровой выпи. В Бразилии формально добыча вида запрещена законом, но более важно сохранить оставшиеся места обитания этой скрытной птицы.

Во многих районах оказался под угрозой исчезновения еще один эндемичный вид, представитель монотипического рода - ябиру (Jabiru mycteria). Это крупный, белый с черными маховыми перьями аист с огромным, как у марабу, темным клювом, белой шапочкой на темной голове и оранжево-красным ошейником. Обитает он от юга Мексики до севера Аргентины, однако на этом обширном ареале встречаются лишь небольшими вкраплениями отдельные гнездовые участки птиц. Например, в Эквадоре в последние годы известна лишь одна встреча ябиру. Основные местообитания этих птиц - обширные заболоченные равнины с участками леса и саванны с рощицами пальм и группами деревьев вблизи водоемов. По образу жизни ябиру несколько напоминает наших аистов. Пары у них постоянны; гнезда птицы строят большие, до 1,5 м диаметром, из сучьев, на высоких сухих деревьях или на верхушках пальм далеко друг от друга, одно и то же гнездо используют в течение ряда лет. В зависимости от широты местности гнездование начинается после периода дождей, обычно с середины августа. В полной кладке 2-3 яйца, но иногда бывает и до 5 яиц. Инкубация продолжается около 30 дней, а в конце ноября, в начале засушливого периода, молодые покидают гнездо. Питаются ябиру лягушками, рыбами, змеями и различными беспозвоночными.

Интенсивное освоение местообитаний ябиру привело к сокращению численности этих обычных в прошлом птиц. Особенно угрожаемое положение у них в Центральной Америке: здесь сохранились всего около сотни птиц, многие из которых не гнездятся. В частности, в последние годы лишь 9 гнезд и всего 25 птиц были отмечены в Белизе, около 40 ябиру и 7 гнезд известны в Коста-Рике. Встречающиеся на юге Мексики, у границы с Гондурасом, 20-30 птиц, вероятнее всего, не гнездящиеся, а кочующие особи. Отдельные встречи, по-видимому, кочующих ябиру отмечены и в более северных районах.

Своеобразную и древнюю группу фламингообразных одни систематики относят к аистообразным, а другие - к гусеобразным, но, видимо, правильнее все же их рассматривать как самостоятельный отряд, включающий всего 6 видов, распространенных в Евразии, Африке и Америке. Среди них фламинго Джеймса (Phoenicoparrus jamesi) некоторое время считали полностью вымершим, пока в 1956 г. не обнаружили его гнездовья на оз. Колорадо, в горах на высоте 4200 м над ур. м. в южной части Боливии. В ноябре 1965 г. насчитали около 10 тыс. фламинго Джеймса, а еще через 10 лет численность этого вида, нередко гнездящегося поблизости с чилийскими и андскими фламинго на соленых озерах Поопо, Оруро, Колорадо, Салар-де-Чалвири в Боливии, а также на оз. Титикака в Перу и Боливии, превысила 50 тыс. особей. По-видимому, на распространение и численность фламинго Джеймса определенное влияние оказывают многолетние циклические колебания засушливых и влажных периодов. В настоящее время этот вид находится вне опасности, хотя он и малочисленнее других. Местные жители нередко в массе собирают яйца фламинго, например, в 1966 г., по данным П. Моррисона, в одной из колоний было собрано 25 тыс. яиц. Однако в Боливии и Перу в последние годы для охраны гнездовий фламинго созданы два национальных резервата.

На юге Патагонии, на о. Огненная Земля и на Фолклендских (Мальвинских) о-вах живут 5 видов птиц своеобразного и эндемичного рода Chloephaga. По внешности они похожи на гусей или казарок, но таксономически ближе к пеганкам. Гнезда, эти птицы устраивают на земле у опушки леса, а коричневоголовая пеганка (Chloephaga rubidiceps) - на равнине среди травы или под защитой мелких кустиков. На зиму пеганки отлетают на север Патагонии и юг Пампы, в пров. Буэнос-Айрес. Питаются эти птицы в основном мятликами и другими травами, а так как численность пеганок была довольно высокой, то 3 вида их в 1974 г. в Аргентине были объявлены вредными как конкуренты овец. К настоящему времени прямое преследование и другие причины привели к резкому сокращению численности коричневоголовой пеганки на юге Аргентины. Другая популяция этого вида, населяющая Фолклендские о-ва, пострадала меньше. По данным М. Румболла, на Огненной Земле коричневоголовые пеганки в 1954 г. составляли 50% всех птиц этого рода, в 1961 г. - 10%, а в 1973 г. - всего 0,1%. Учеты, проведенные в местах зимовок в 1975-1977 гг., показали, что численность этих птиц и здесь составляла 0,5-0,7% общего количества особей всех трех видов пеганок этого рода. Таким образом, вся материковая популяция, видимо, не превышала 1000 особей. На Фолклендских о-вах численность коричневоголовых пеганок достигала в то время 40 тыс. особей. По-видимому, главной причиной сокращения популяции на Огненной Земле была интродукция в конце 40-х годов на остров патагонской серой лисицы для контроля численности завезенных сюда ранее кроликов. Размножившись и расселившись по всему острову, этот хищник, предпочитающий в качестве местообитаний травянистые равнины, где селятся и коричневоголовые пеганки, начал уничтожать их кладки и птенцов.

Табл. 9. 1. Корольковая котинга. 2. Хохлатая гарпия. 3. Гарпия. 4. Рогатая лысуха. 5. Чубатая поганка. 6. Охристоголовый тинаму. 7. Кракс-миту, или плоскоклювый. 8. Коричневоголовая пеганка
Табл. 9. 1. Корольковая котинга. 2. Хохлатая гарпия. 3. Гарпия. 4. Рогатая лысуха. 5. Чубатая поганка. 6. Охристоголовый тинаму. 7. Кракс-миту, или плоскоклювый. 8. Коричневоголовая пеганка

Табл. 9. 1. Корольковая котинга. 2. Хохлатая гарпия. 3. Гарпия. 4. Рогатая лысуха. 5. Чубатая поганка. 6. Охристоголовый тинаму. 7. Кракс-миту, или плоскоклювый. 8. Коричневоголовая пеганка
Табл. 9. 1. Корольковая котинга. 2. Хохлатая гарпия. 3. Гарпия. 4. Рогатая лысуха. 5. Чубатая поганка. 6. Охристоголовый тинаму. 7. Кракс-миту, или плоскоклювый. 8. Коричневоголовая пеганка

Еще один эндемик Южной Америки - лебедь-коскороба (Coscoroba coscoroba). Прежде он был распространен от юга Бразилии до Огненной Земли. Но в последние годы во многих местах стал редок. Лебеди-коскоробы, самые короткоклювые из лебедей, живут на больших водоемах на равнине обычно отдельными парами, но зимой и в сухой сезон иногда встречаются стайками до 50 особей. В результате отстрела и изменения местообитаний численность коскоробы почти повсеместно сократилась, в Чили, например, осталось не более 1000 особей. Данный вид включен в Приложение 2 СИТЕС.

Бразильский крохаль (Mergus octosetaceus) встречается по небольшим речкам в первичных тропических лесах северо-востока Аргентины, востока Парагвая и юга Бразилии. Он чуть мельче нашего длинноносого крохаля, но с таким же тонким красным клювом и черной с зеленоватым отливом окраской головы и шеи, имеет длинный хохол. Верхняя часть тела у него темная, зеленовато-бурая, низ серый, исчерченный бурыми и белыми пестринами. Единственное найденное гнездо бразильского крохаля располагалось в дупле высокого дерева прямо над водой. Живут эти птицы отдельными парами, питаются преимущественно рыбой. Ареал этого оседлого вида имеет явно реликтовое происхождение, а спорадичность распространения в малоисследованных тропических лесах не позволяет судить об истинной численности популяции. Однако вид этот, несомненно, редок, встречи его за последние 50 лет единичны, а места обитания интенсивно разрушаются из-за вырубки лесов. Формально этот крохаль находится под охраной только в Бразилии.

Из 4 видов древесных, или свистящих, уток, встречающихся в Америке, карибская, или кубинская древесная, утка (Dendrocygna arborea) жила оседло на некоторых Багамских, а также Больших и Малых Антильских островах. Окраска головы и шеи у этой длинноногой, величиной со свиязь, утки от светло-коричневой до светло-серой, верх головы и задняя часть шеи более темные, грудь и спина темно-рыжие, низ серый с черноватыми пестринами у подхвостья, на верхней стороне крыла большие белые пятна. В общем она похожа на распространенную от Центральной Америки до севера Аргентины красноносую древесную утку, но отличается от нее черной окраской клюва и ног. Основные местообитания Карибской древесной утки - заболоченные леса в низинных участках островов и мангровые леса на побережье. Живут птицы уединенно, и значительную часть светлого времени проводят, сидя на нижних ветвях деревьев или на воде среди зарослей. К ночи они иногда улетают в пальмовые рощи, где поедают гроздевидные плоды капустной пальмы. Гнезда эти утки сооружают в прибрежной растительности, иногда в нишах полусгнивших деревьев или пней. В полной кладке 10-14 белых яиц, которые птицы насиживают около 30 дней.

На карибских древесных уток издавна охотятся жители островов, на Кубе был распространен сбор яиц древесных уток, которые подкладывали наседкам (домашним птицам). Охота и осушение болот на некоторых из Больших Антильских о-вов привели к существенному сокращению популяции этого вида; на Ямайке, большинстве Багамских о-вов и ряде других островов Карибского моря древесная утка исчезла. Основная часть популяции карибской древесной утки в настоящее время обитает на Кубе, где еще сохранились крупные участки заболоченных низменностей, которые частично находятся под охраной, и на о. Гаити. На многих островах охота на этот вид запрещена, включен он и в Приложение 2 СИТЕС. Карибская древесная утка живет и хорошо размножается во многих зоопарках и питомниках мира.

Из других редких южноамериканских гусеобразных в неволе содержат и разводят коричневоголовую пеганку, известны случаи размножения в зоопарках лебедя-коскоробы. Бразильского крохаля в коллекциях зоопарков нет.

Дневные хищные птицы в Южной Америке представлены различными эндемичными видами, а в Центральной Америке - как местными формами, так и мигрантами из Неарктики. Численность многих, особенно крупных видов хищных птиц, во многих районах сокращается, но редкими или находящимися под угрозой исчезновения можно считать всего 4-6 видов и несколько островных подвидов соколообразных. Гуадалупская большая каракара (Polyborus lutosus) вымерла в начале нашего века: последние птицы были убиты на о. Гуадалупе в 1901 г.

Андского кондора (Vultur gryphus) пока нельзя отнести к категории птиц, находящихся под угрозой исчезновения. Этот представитель американских грифов населяет горные системы Анд от Венесуэлы до Огненной Земли. Однако численность андских кондоров в нашем столетии существенно сократилась и, видимо, не превышает 1 тыс. особей. Этих величественных и самых крупных (наряду с калифорнийским кондором) хищных птиц мира уничтожают охотники и скотоводы, а в последние годы в некоторых районах стал ощутимым для птиц недостаток кормов, а также гибель пернатых от отравления приманками, предназначенными для четвероногих хищников. В отличие от калифорнийского кондора у андского имеется белый воротник, а у взрослых самцов еще и гребнеподобные выросты на голове у клюва. Биология этих видов сходна, поэтому андского кондора в зоопарках и питомниках используют как модель для отработки методов спасения калифорнийского кондора. Отдельные гнездовые участки андских кондоров находятся на территории национальных парков в Перу, Чили и Аргентине. Этот вид включен в Приложение 1 СИТЕС и в некоторых странах Южной Америки формально находится под охраной закона.

Примерно в таком же положении находится обыкновенная гарпия (Harpia harpyja), населяющая тропические и субтропические леса на равнине и иногда в предгорьях от юго-востока Мексики до Парагвая. Эта крупная, почти метровой длины, птица имеет мощный темный клюв и желтые лапы, низ и голова у нее белые, крылья и хвост темные с поперечными полосками; у взрослых птиц (старше 4-х лет) поперек зоба проходит широкая темная полоса, появляются мелкие черноватые пестрины на перьях голени и кончиках хохла. Гнезда гарпии строят из сучьев в кроне (у вершины) огромных деревьев (сейбы, мироксилона бальзамоносного, смоковницы и др.) на высоте 35-50 м от земли. Парой птиц гнезда обычно используются в течение ряда лет и достигают 1,5 м в диаметре, но гнездятся птицы, вероятно, не каждый год. В кладке 1-2 белых с желтовато-бурыми пятнами яйца. В целом уровень воспроизводства этого вида низкий. По наблюдениям Н. Реттинджа, на юго-западе Гайаны гарпии в середине июня, перед началом откладки яиц, выстилали лоток зелеными ветками. Насиживала в течение 56 дней почти исключительно самка, а самец примерно раз в неделю приносил ей добычу. Первый месяц после появления птенца самка постоянно находилась у гнезда и лишь через пару месяцев стала улетать на охоту. Молодая птица начала летать в возрасте около 7 мес., но продолжала держаться недалеко от гнезда, по нескольку дней дожидаясь родителей с добычей. Основу питания гарпии составляют различные млекопитающие, преимущественно древесные виды: ленивцы, обезьяны, опоссумы; крупные птицы, рептилии.

Несмотря на довольно значительный ареал, общая численность гарпий низкая: распространение их весьма спорадично, живут они далеко друг от друга, так как нуждаются в обширном охотничьем участке. Большинство встреч относится к птицам, летающим в поисках добычи, поэтому включение этого вида в фауну более 20 охраняемых территорий не всегда свидетельствует о гнездовании птиц в соответствующем национальном парке или другом резервате. Однако охрана в резерватах птиц и их местообитаний имеет большое значение. Несмотря на запрет добычи гарпий в некоторых странах, включая Бразилию, много их гибнет от выстрелов охотников, а вырубка и изменение первичных лесов уменьшают возможность успешного размножения птиц. Гарпия включена в Приложение 1 СИТЕС. Птиц этого вида содержат во многих зоопарках, но лишь в 1971 г. в Лос-Анджелесе впервые в неволе вывелся птенец, который вскоре был съеден самкой. Только в 1981 г. в Берлинском зоопарке паре гарпий удалось вырастить птенца.

Несколько мельче обыкновенной гарпии длиннохвостая гарпия (Morphnus guianensis), распространенная во влажных тропических лесах, особенно в долинах рек от Гондураса до Парагвая и северо-востока Аргентины. Эта птица имеет хорошо выраженный бурый хохол и относительно длинный хвост с бурыми и светлыми поперечными полосами. У взрослых особей голова и шея буроватые, нижняя сторона белая, но на животе рыжеватые поперечные пестрины. Вся верхняя сторона черновато-бурая с аспидным оттенком и серыми пестринами. Молодые птицы имеют более светлую окраску. Иногда встречаются особи с черноватыми боками головы и грудью и с более темными пестринами, даже полосами на нижней стороне, а еще реже - темные морфы; некоторые натуралисты в прошлом считали эти цветовые вариации длиннохвостых гарпий особым "эквадорским" видом. Гнездятся птицы на деревьях и на территории гнездового участка имеют излюбленные присады на вершине высохшего дерева, возвышающегося над пологом леса. Часами они могут сидеть на такой присаде, изредка издавая громкие и резкие крики. В кладке 1-2 яйца. Начало насиживания приходится на период дождей (с середины февраля до середины марта), а вылупление птенцов (через 40-50 дней) совпадает с началом сухого сезона.

Общая численность длиннохвостых гарпии неизвестна, но, видимо, они повсеместно редкие птицы. В странах Центральной Америки известны единичные встречи гарпий преимущественно в начале нашего века. Сравнительно чаще этот вид видели в Панаме, где не только имеются подходящие для гнездования места, но и больше бывало специалистов. В Бразилии, несмотря на обилие внешне подходящих местообитаний, длиннохвостая гарпия во многих штатах считается исчезающим видом. Возможно, она еще гнездится в национальных парках Эмас и Апарадус-де-Серра. Формально этот вид в некоторых странах находится под охраной. Основная причина его редкости, вероятнее всего, - истребление этих птиц людьми.

Из 10 видов эндемичного рода оседлых американских канюков 3 относятся к редким и сокращающимся в численности. Один из них, полуметровой длины сероспинный американский канюк (Leucopternis occidentalis), живет в тропических и субтропических лесах на западе Эквадора. Назван он так за серую с белыми пестринами окраску верха, и этим он отличается от сходного внешне, но изменчивого по окраске и распространенного от юга Мексики до юга Амазонии пегого канюка. Оперение низа у сероспинного канюка белое с редкими пестринами на груди, а на белом хвосте широкая черная предвершинная перевязь. Плащеносный американский канюк (L. polionota) гнездится в первичных лесах на юге и востоке Бразилии и к западу до Парагвая и северо-востока Аргентины. Белой окраской головы и нижней части тела он также похож на пегого канюка, но задняя половина хвоста у него белая, а спина и крылья темно-серые, поэтому, когда птица сидит, создается впечатление, что она прикрыта накидкой или плащом. На юге и востоке Бразилии обитает также белошейный американский канюк (L. lacernulata) сходный по окраске с плащеносным, но с сизым оттенком верха головы и узкой черной полосой у конца хвоста.

Американских канюков чаще видят снизу, когда они парят над лесом, поэтому основное их отличие- характер и расположение белых и темных полос на хвосте. Несмотря на то, что американские канюки-птицы, хорошо заметные и крикливые, в последние годы указанные 3 вида встречают все реже и реже; биология их пока не изучена. Численность популяций, несомненно, сократилась в результате уничтожения и расчистки первичных лесов, а также отстрела птиц. Сероспинного канюка видели в национальном парке Мачалилья (Эквадор), а плащеносного регулярно отмечали в национальных парках Итатиайя и Серрадуз-Органс (Бразилия) и в Игуасу (Аргентина), но эти охраняемые территории представляют лишь мизерную долю местообитаний, необходимых для существования каждого из описанных видов.

В лесах Центральной Америки, северо-востока Южной Америки и на островах Тринидад, Гренада и Куба живет крупный, 40-50 см длиной, имеющий несколько цветовых вариаций крючкоклювый коршун (Chondrohierax uncinatus), единственный представитель эндемичного рода. Подобно коршуну-слизнееду, этот вид специализировался на питании древесными и наземными улитками, поэтому изменение местообитаний, обедняющее кормовую базу крючкоклювого коршуна, отрицательно сказывается на его популяции. Самки крючкоклювого коршуна имеют обычно темную окраску верха, охристого цвета бока и заднюю часть шеи, а низ у них равномерно исчерчен рыжевато-коричневыми и белыми поперечными полосами. Самцы сверху темно-серые, а снизу могут быть серыми или полосатыми: белые полосы чередуются с серыми или, как у самок, с коричневатыми; встречаются и темные морфы - черного цвета, лишь поперек хвоста у них светлые полосы.

Крючкоклювые коршуны, населяющие Кубу, имеют светлую окраску и мельче континентальных птиц: их выделяют в особый подвид (Ch. u. wilsonii), а некоторые специалисты считают даже отдельным видом - Ch. wilsonii (под таким наименованием он включен в Приложение 1 СИТЕС). В прошлом кубинский крючкоклювый коршун был довольно обычен в лесах вдоль рек на юге и востоке острова, но в последние годы сохранился, видимо, только в отдельных местах восточной части острова, между Моа и Баракоа (провинции Ольгин и Гуантанамо). Основу питания кубинского крючкоклювого коршуна составляют эндемичные улитки-полимиты. Внешне они похожи на виноградную улитку, но мельче, раковины их очень яркие, раскрашены черными, белыми, красными и желтыми полосами. Неповторимое разнообразие полимит издавна привлекало внимание местных жителей: улиток собирают, а раковины используют для изготовления украшений и на продажу. В связи с вырубкой лесов и неумеренным сбором улиток некоторые виды полимит исчезли, другие стали редкими. Это сказалось на популяции кубинского крючкоклювого коршуна. В настоящее время этот вид на острове находится под охраной, установлен контроль за сбором улиток-полимит, а вывоз их из страны запрещен.

Другой островной подвид крючкоклювого коршуна - Ch. uncinatus minis - был обнаружен на о. Гренада и впервые описан в 1934 г. Он несколько крупнее кубинского и без серовато-коричневых полос на нижней стороне тела. Гнездился гренадский крючкоклювый коршун в лесах на склонах и у подножий гор, а питался преимущественно большими наземными улитками (строфоцеилус), а также мелкими древесными улитками (булимулус и эндолихотус). Вырубка лесов, сокращение запасов местных улиток, в том числе уничтожение их интродуцированными видами моллюсков, охота на хищных птиц, разрешенная на Гренаде в течение почти всего года, а возможно, и периодические разрушительные ураганы - все это привело к тому, что к концу 70-х годов на острове сохранились всего несколько пар этих птиц. В июне 1980 г. Т. Смит и С. Темпле в лесах южной части Гренады видели примерно 8 крючкоклювых коршунов. В других частях острова этот вид, возможно, уже исчез; в настоящее время существует реальная угроза его существованию и в оставшихся местах обитания.

От лесов Северной Америки до севера Аргентины, а также на островах Карибского моря распространен и местами многочислен полосатый ястреб - Accipiter striatus. В пределах этого ареала специалисты выделяют 10 его подвидов, 3 из которых живут оседло на островах Куба, Гаити и Пуэрто-Рико. Этот ястреб похож: на нашего ястреба-перепелятника, но несколько мельче и имеет от рыжеватого до красно-коричневого цвета оперение голени, иногда оно исчерчено такого же цвета пестринами. Питаются полосатые ястребы преимущественно мелкими птицами. Островные подвиды населяют лесные районы как низменностей, так и гор. Гнезда птицы устраивают на деревьях или на пальме, обычно высоко над землей. В полной кладке 2-3 яйца, которые насиживает самка. Гаитянский подвид пестрого ястреба еще достаточно многочислен, пуэрториканских ястребов (A. s. venator) осталось около 200 особей, они находятся под охраной закона, а численность кубинского полосатого ястреба (A. s. fringilloides) сократилась настолько, что теперь он находится, по-видимому, под угрозой исчезновения. В прошлом этот подвид был широко распространен на острове в лесах у подножий гор, в горах и долинах. Вырубка лесов, уничтожение самих птиц, а также, вероятно, применение в хозяйстве ядохимикатов привели к тому, что кубинский полосатый ястреб сохранился только в западной части острова, в горах Сьерра-де-лос-Органос. Формально он охраняется законом, и, если выполнение запрета добычи будет контролироваться и станет проводиться соответствующая пропаганда, этот подвид может восстановиться.

Еще в худшем положении находится кубинский ястреб, или ястреб Гундлаха (Accipiter gundlachii). Он несколько крупнее перепелятника и таксономически близок к североамериканскому ястребу Купера, но на нижней стороне тела у самцов этого вида белый цвет имеется только на подхвостье, а грудь серовато-коричневая с редкими темными продольными пестринами. Основные его местообитания - девственные леса на западе Кубы и на о. Хувентуд (Пинос) - серьезно пострадали, и этот редкий в недалеком прошлом вид, по мнению некоторых специалистов, возможно, уже вымер.

Из семейства соколиных в Красную книгу внесен сапсан Крейенборга (Falco kreyenborgi), изредка встречающийся на юге Аргентины и Чили и на островах у Огненной Земли. Последние исследования Д. Эллиса и П. Гарата-Сезара показали, что сапсан Крейенборга на самом деле является бледной цветовой вариацией обыкновенного сапсана. В 1981 г. эти специалисты на юге Патагонии наблюдали смешанные пары (с выводками) сапсана Крейенборга с местным подвидом обыкновенного сапсана.

Отряд курообразных включает эндемичное для Южной и Центральной Америки семейство краксовых; более 40 видов краксов живут в лесах. Эти среднего и крупного размера птицы имеют весьма характерный облик: округлые и довольно короткие крылья и мощные ноги, удлиненные шею и хвост и относительно короткий, иногда со вздутиями или выростами клюв. У некоторых видов на голове есть курчавый хохол. В отличие от многих куриных краксовые живут как в кронах деревьев, собирая плоды и семена, так и на земле, где кормятся разгребая лесную подстилку. Насколько подвижны и грациозны краксы, гуаны и пенелопы в своей природной обстановке в лесу, настолько неприглядны они в клетках зоопарков, где чаще всего лежат или лениво ходят у кормушек. Систематика краксовых до сих пор окончательно не разработана. В значительной степени это объясняется случаями гибридизации некоторых краксов в природе и в неволе с появлением плодовитого потомства. Однако, анализируя современное состояние краксовых в природе, можно утверждать, что большинство видов птиц, особенно крупных, в нашем столетии серьезно пострадали в результате охоты и разрушения местообитаний; 6-7 видов краксовых оказались на грани исчезновения и примерно столько же подвидов других видов стали редкими или исчезающими.

Белокрылая пенелопа (Penelope albipennis) - птица более полуметра длиной, с белыми внешними маховыми - была известна специалистам лишь по трем музейным экземплярам, добытым в 1876-1877 гг. в лесах в низовье р. Тумбе и в долине р. Пьюра на северо-западе Перу, хотя в середине прошлого века в тех же районах она была довольно обычной. Почти столетие об этом виде не было никаких сведений, и его считали вымершим, пока 13 сентября 1977 г. белокрылую Пенелопу не воскресили: в засушливых лиственных лесах, с преобладанием акаций и бомбакса, у края пустынь на северо-западе Перу обнаружили нескольких птиц этого вида. Район этот расположен примерно в 70 км юго-восточнее тех мест, где в 1877 г. видели 15 пар пенелоп и одну добыли. Дальнейшие поиски и наблюдения в 1977-1980 гг. показали, что распространение вида ограничено несколькими участками леса у края пустыни и в долинах ручьев у западных склонов Анд на высоте 500-1200 м над ур. м. в департаментах Пьюра и Ламбаеке. Здесь встречали белокрылых пенелоп группами по 4-8 особей, преимущественно в кронах деревьев, где птицы кормились различными плодами. В сухой сезон пенелопы держатся близ ручьев в вечнозеленых зарослях по ущельям. 27 мая 1978 г. севернее г. Ольмос впервые было найдено гнездо пенелопы. Оно располагалось на дереве в 2,5 м от земли и содержало 3 почти белых яйца.

Полагают, что сохранилось несколько сотен белокрылых пенелоп, рассеянных в подходящих местообитаниях на северо-западе Перу, однако в ходе учетов пока обнаружили всего 62 особи. Возможно, эти птицы еще обитают в мангровых зарослях у побережья и на островах дельты р. Тумбе, где их добывали в 1876-1877 гг. Помимо отстрела самих птиц, основную угрозу их существованию представляет разрушение мест обитания: леса вырубают, в частности, для изготовления древесного угля. В 1978 г. в Перу были запрещены охота на белокрылую пенелопу и вырубка лесов в местах ее обитания, а в 1980 г. полностью запрещены любая добыча и отлов птиц. Участок леса в районе Кебрада-Сан-Исидро-Ольмос (деп. Ламбаеке) объявлен охраняемой зоной. Вид включен в Приложение 1 СИТЕС.

Субтропические леса в долине р. Каука и склонов Западной Кордильеры в центральных и западных районах Колумбии когда-то населяла кауканская пенелопа (P. perspicax). Это крупная, красноногая птица с оливково-коричневыми с серыми каймами перьями на спине, боках и груди, рыжеватым подхвостьем и длинным хохлом из тонких волосовидных перьев бледно-серого цвета. Она похожа на пенелопу Спикса, распространенную от Венесуэлы до Боливии, а также на хохлатую пенелопу, встречающуюся от Мексики до севера Колумбии, поэтому Р. Мейер Де-Шауензе объединяет эти три вида в один, однако разграниченность ареалов и морфологические отличия позволяют считать их разными видами. К настоящему времени кауканских пенелоп в природе почти не осталось. Леса в долине р. Каука, где жили эти птицы, почти полностью вырублены, от лесов на западных склонах гор также остались лишь отдельные, но уже в значительной степени измененные участки. Известно, что кауканская Пенелопа сохранилась в небольшом лесу близ Йотоко (деп. Дель-Каука), но организовать действенную охрану этого местообитания пока не удалось.

Настоящие краксы, или гокко, широко распространены в лесах от Мексики до северо-востока Аргентины. Из 7-8 видов рода по крайней мере 2 стали очень редкими, а среди других видов есть подвиды, популяции которых серьезно пострадали. Гнезда краксы устраивают из веток высоко на деревьях. В полной кладке обычно 2 белых яйца, которые самка насиживает около 30 дней. Птенцы некоторое время остаются в гнезде, родители кормят их, пока они не научатся летать. У всех краксов, особенно у самцов, окраска довольно однообразная: черная с белым.

Красноклювый кракс, или кракс Блюменбаха (Сrах blumenbachii), имеет черное с зеленоватым отливом оперение, только живот и подхвостье у самца белые, а у самки живот с коричневатым оттенком; у самцов хорошо развиты красные сережки у основания подклювья. Прежде красноклювый кракс обитал в первичных дождевых тропических лесах прибрежных районов юго-востока Бразилии от Баня до Рио-де-Жанейро. Европейцы давно освоили эти районы. Длительная и бесконтрольная охота и вырубка лесов быстро сократили численность и площадь местообитаний этого вида: в настоящее время он находится под угрозой исчезновения. Изредка красноклювых краксов еще встречают в лесах шт. Эспириту-Санту, в частности в заповеднике Сооретама, где сохранился участок изолированного низинного леса площадью около 24 тыс. га. Здесь живут, видимо, несколько десятков этих краксов; столько же птиц обитают в национальном парке Монти-Паскуал и заповеднике Коррегу-ду-Веаду. Возможно, вся популяция красноклювых краксов в природе состоит из 100-200 особей. Около 15 этих краксов содержатся в зоопарках и питомниках, а в одном из них, в Бразилии, известен случай успешного размножения этого вида в неволе. Охота на красноклювых краксов в Бразилии запрещена, но контролировать выполнение такого запрета в местных условиях трудно. Для предотвращения вывоза птиц за пределы Бразилии этот вид включен в Приложение 1 СИТЕС.

В низменных и равнинных тропических лесах севера Колумбии между зал. Ураба, низовьями р. Каука и долиной р. Магдалена живет синеклювый кракс (Crах alberti). От красноклювого он отличается синими основанием клюва, выростами у основания подклювья (у самцов) и белой каймой на черном хвосте. Современная численность синеклювого кракса, как и многих других скрытных и осторожных птиц тропических лесов, неизвестна. Ареал его в прошлом был сравнительно небольшим, а теперь в результате изменения и ухудшения местообитаний еще более сократился. Вероятно, птицы этого вида сохранились еще в лесах низовий долины р. Магдалена, но продолжающиеся сведение лесов и охота с каждым годом ухудшают их положение. Из охраняемых территорий Колумбии синеклювый кракс достоверно отмечен только в резервате Лос-Колорадос площадью всего 1000 га, расположенном в деп. Боливар. Содержат этих краксов в некоторых зоопарках и питомниках, но размножаются в неволе они чрезвычайно редко.

В центральных и восточных районах Бразилии, в тропических лесах южнее Амазонки и до восточных районов Боливии и Парагвая обитает гололицый кракс (С. fasciolata). Сернисто-желтого цвета оперение живота, широкая белая полоса на хвосте и небольшое вздутие у желтоватого основания клюва отличают его от других близких видов краксов. Из трех подвидов гололицего кракса северный (С. f. pinima), несомненно, заслуживает особого внимания. Этот подвид, который был описан также под названием С. sclateri в качестве самостоятельного вида, гнездится только на северо-востоке Бразилии, в низменных лесах восточной части долины р. Токантинс (шт. Парана) и, возможно, на северо-западе шт. Мараньян. Ч. Вори, занимавшийся систематикой краксовых, считал этот подвид вымершим до середины 60-х годов, однако он сохранился, хотя численность его популяции очень низкая.

В Бразилии охота на птиц этого вида запрещена законом, однако для сохранения этого самого северного подвида более важно то, что часть его сохранившихся местообитаний находится на территории огромного национального парка Амазония. Гололицых краксов довольно успешно содержат в некоторых зоопарках. В 1966 г. был описан случай успешного размножения северного подвида в Честерском зоопарке (Англия), но в последние годы в европейских питомниках этих птиц нет.

Наиболее хорошо изучен распространенный от Мексики до запада Колумбии и Эквадора самый крупный из краксовых - большой кракс (С. rubra). Самец этого вида достигает 80 см длины и имеет у основания надклювья характерное вздутие желтого цвета, а на голове - хохол из загнутых вперед перьев. Больших краксов содержат во многих зоопарках мира, в некоторых из них эти птицы нормально размножаются. Несмотря на многолетнюю охоту и изменение местообитаний, большой кракс в некоторых районах относительно обычен. Однако на небольшом мексиканском о. Косумель, расположенном у восточного побережья п-ова Юкатан, живет кракс, которого выделяют в особый подвид - С. r. griscomi. На острове результаты интенсивной охоты сказались быстрее, и этот изолированный подвид стал редким. Дождевые леса, в которых он живет, занимают на о. Косумель еще значительную площадь, но расчленены дорогами на отдельные массивы. Хотя правительство Мексики запретило охоту на косумельский подвид большого кракса, соответствующий контроль на острове не налажен, и существованию вида угрожает браконьерство. Кстати, в зоопарках и питомниках косумельского подвида кракса нет.

Три вида краксов некоторые специалисты выделяли в особый род Mitu, но в большинстве последних работ их включают в род Сrах. Среди них остроклювый кракс, или кракс-миту (С. mitu), широко распространен в лесах юга Амазонии от Колумбии, востока Перу и Боливии до востока Бразилии. Однако на северо-востоке Бразилии, в шт. Пернамбуку в первичных тропических лесах в 1636 г. был добыт экземпляр кракса-миту, по которому в 1766 г. К. Линней и описал этот вид. Западнее этого района позже обнаружили краксов, отличающихся от первого экземпляра формой клюва, широкой белой краевой полосой на хвосте и другими деталями окраски. Этих птиц, довольно обычных в долине Амазонки, сначала считали особым видом, и лишь в 50-х годах решили, что это подвид кракса-миту. О номинативном же подвиде (Cm. mitu) столь долго не было сведений, что его еще в XIX в. стали считать вымершим. Действительно, вырубка лесов в местах прошлого обитания номинативного подвида совершенно преобразила ландшафт этого района. Лишь в 1951 г. бразильский орнитолог О. Пинто получил от охотника экземпляр самки номинативного подвида, добытого в шт. Алагоас южнее Пернамбуку. В 1977 г. там же была поймана еще одна такая же самка кракса-миту. Полагают, что в этом районе сохранились около 20 таких птиц, а вся территория, пригодная для их обитания, не превышает 200 тыс. га. Номинативный подвид кракса-миту включен в Приложение 1 СИТЕС, но сохранить его от полного исчезновения возможно только путем разведения в неволе с последующим выпуском птиц в подходящий заповедник. Западный подвид кракса-миту в неволе размножается так же успешно, как и многие другие краксы.

Три вида краксов, или гуанов, относят к роду Aburria, или Pipile. Они населяют тропические леса северной половины Южной Америки, а один подвид белошапочного гуана живет на о. Тринидад. Чернолобый гуан (Aburria jacutinga) встречается в лесах юга Бразилии, юго-востока Парагвая и провинций Корриентес и Мисьонес в северо-восточной части Аргентины. Бархатистыми черными перьями на лбу, по бокам головы и по верху горла, а также красной сережкой этот вид хорошо отличается от других гуанов. Всего 30-35 лет назад чернолобых гуанов добывали охотники, но уже с 1951 г. охота на них была запрещена, вид включен в Приложение 1 СИТЕС. Сколько всего сохранилось теперь в природе чернолобых гуанов, неизвестно, но участки их местообитаний охраняются в 6 национальных парках, в трех биологических заповедниках Бразилии, а также в национальном парке Игуасу в Аргентине. Известны случаи размножения этого вида в питомниках.

Среди редких краксовых прибрежных островов следует упомянуть тринидадский подвид белошапочного гуана (Aburria pipile pipile). Другие 4 подвида гуана, населяющие леса северной и центральной частей Южной Америки, пока еще достаточно многочисленны. Таким же был в прошлом и подвид, гнездящийся в тропических лесах на о. Тринидад. Хотя этот остров расположен всего в нескольких километрах от побережья Америки, для таких "домоседов", как гуаны, пролив оказался серьезной преградой, изолирующей их от материковых популяций.

Эта крупная, более полуметра длиной птица похожа на чернолобого гуана, но отличается от него белой "шапочкой" из удлиненных перьев на голове и тем, что на горле у нее кобальтово-синий участок кожи и такого же цвета сережка у самцов.

Многолетняя охота и окультуривание лесов настолько сократили численность тринидадского белошапочного гуана, что в Красной книге он значится как исчезающий. Формально этот гуан находится под охраной закона и включен в Приложение 1 СИТЕС. Один участок его местообитания охраняется в заказнике Тринити-Хилл на юго-востоке острова, а другой - в фаунистическом резервате Сентраль-Рейндж, включающем дождевые леса вдоль рек Тальпаро и Тумпуна. Большая часть лесов, в которых в прошлом жили птицы этого подвида, серьезно изменены, но положение их не безнадежно: значительное количество птиц содержатся в неволе, в том числе и в полудомашнем виде в садах и парках.

Представитель монотипического рода рогатый гуан (Oreophasis derbianus) получил свое название за ярко-красный прямой рог на голове. Населяет эта птица влажные "туманные" горные леса юго-востока Мексики и юго-запада Гватемалы. Величиной она с дикую индейку, общая окраска головы и верхней части тела черная с зеленым отливом, а передняя сторона шеи и грудь белые, как и широкая полоса поперек хвоста. Основные местообитания рогатого гуана - вечнозеленые широколиственные леса с кустарниками и лианами на склонах гор выше 1500-3300 м над ур. м. В настоящее время ареал рогатого гуана разорван на два участка - мексиканский и гватемальский, но находки костей этого вида в плейстоценовых отложениях указывают на прежнее единство ареала. Местами эти птицы поднимаются до самых хребтов или встречаются в участках кипарисовых и сосновых лесов; большую часть времени они проводят в кронах высоких деревьев.

Кое-где лес в горах уже полностью уничтожен, его место заняли плантации сельскохозяйственных культур и пастбища. Однако сведение участков леса, по-видимому, сыграло меньшую роль в сокращении численности рогатых гуанов, чем многолетняя охота: крупная и красивая птица представляет интерес и для охотников, и для зоопарков. Общая численность птиц этого вида неизвестна: некоторые труднодоступные массивы лесов в горных районах не обследованы специалистами, но, судя по редким в последние годы встречам рогатых гуанов, вся популяция не превышает нескольких сотен особей, сохранившихся преимущественно в Гватемале. В Мексике последний раз видели гуана в декабре 1975 г. в горах Сьерре-Мадре близ г. Мапастепек, в Гватемале в конце 60-х - начале 70-х годов видели и слышали не более 10 особей. Гнезда птиц этого вида еще никто не находил.

В Мексике и Гватемале охота на рогатых гуанов запрещена, но эта мера имеет чисто формальный характер. Запрещена и международная торговля птицами: вид включен в Приложение 1 СИТЕС. Отдельные участки их местообитаний имеются на территории некоторых резерватов и национальных парков, например в Кесаль (Гватемала). Содержат рогатых гуанов и в зоопарках, но в неволе они пока не размножаются.

В лесах от Техаса до севера Аргентины живут похожие на пенелоп, но невзрачно окрашенные краксы, которых индейцы называют чачалаками. Из 9 видов чачалак самую северную часть ареала этого рода занимает бурокрылая чачалака (Ortalis vetula). Как и другие краксы, это в основном древесная птица, хотя на юге Техаса она населяет густые кустарники. Зимой чачалаки держатся группами, которые к периоду размножения распадаются на пары. Гнезда птицы сооружают на кустах и деревьях невысоко над землей, но известны находки гнезд и на земле. В полной кладке 2-4 яйца, которые самка насиживает 24-27 дней. Часто этих птиц содержат в зоопарках и питомниках, в некоторых из них чачалаки регулярно размножаются. Крупные и довольно обычные в подходящих местообитаниях бурокрылые чачалаки представляют большой интерес для охотников, и местами наблюдается явный перепромысел этих птиц. Из четырех подвидов бурокрылой чачалаки один, названный в честь орнитолога Р. М. Де-Шауензе О. vetula deschauen-seei, находится на грани исчезновения, если уже не исчез. Птицы этого подвида населяли мангровые болота и леса с густыми зарослями кустарников на маленьком, всего около 50 км2 о. Утила (из группы островов Ислас-де-ла-Баия) в 35 км от северного побережья Гондураса. Еще в середине 30-х годов, когда этот подвид был впервые описан, он местами на острове был обычен, но охотники быстро сократили его численность: уже в 1962 г. Б. Монро всю популяцию этой чачалаки оценивал в 50-75 особей. С тех пор прошло более 20 лет, а охота на о. Утила все еще не запрещена.

Из куриных главным образом в Центральной и Южной Америке встречается более 30 видов птиц, которых многие специалисты объединяют в эндемичное подсемейство американских куропаток. Размером от мелкой перепелки до обыкновенной куропатки, нередко украшенные хохлом или отдельными удлиненными перьями на голове, американские куропатки населяют различные ландшафты: поля, саванны, различные типы леса и горы. Наиболее известным представителем этих птиц является виргинский перепел, или виргинская куропатка (Colinus virginianus), один из подвидов которого (С. v. ridgwayi) в результате освоения травянистых равнин на северо-западе Мексики скотоводами и земледельцами внесен как исчезающий в Красную книгу и включен в Приложение 1 СИТЕС. В результате разрушения местообитаний и чрезмерной охоты существенно сократились в Мексике численность популяции двух подвидов перепела Монтезумы (Cyrtonyx montezumae), а третий подвид (Cm. merriami) до сих пор известен лишь по одному экземпляру, добытому на склонах вулкана Орисаба в шт. Веракрус.

В качестве находящегося под угрозой исчезновения в Красную книгу внесена воротничковая лесная куропатка (Odontophorus strophium), встречавшаяся в Колумбии в лесах умеренной зоны близ Боготы. Эта птица несколько мельче серой куропатки, с красновато-каштановым с белыми пестринами низом, темным верхом, черновато-бурой шапочкой и белым подбородком; у самцов горло черное с белой серповидной полосой, а у самок белое с поперечной полоской из черных пятен. От бывших местообитаний воротничковой лесной куропатки сохранились лишь небольшие и серьезно нарушенные участки лесов. О самой птице в течение 60 лет не было никаких сведений, лишь в начале 70-х годов эту куропатку встретили в дубовом лесу близ Бетулия в деп. Сантандер.

В горах Дарьен на юго-востоке Панамы обнаружена куропатка, очень похожая на воротничковую лесную куропатку, но с черной шапочкой, - Odontophorus dialeucus. He исключено, что эта редкая черношапочная лесная куропатка имеет гибридное происхождение (конспецифичное) и родственна воротничковой. Пока никаких специальных мер для охраны этих птиц и их местообитаний не принято.

Из пастушковых Южной Америки следует упомянуть редкую рогатую лысуху - Fulica cornuta. Гнездится она на нескольких озерах в горах на высоте около 3000 м над ур. м. от юго-запада Боливии до центральных районов Чили и северо-запада Аргентины. По окраске похожа на нашу обыкновенную лысуху, но намного крупнее и отличается более мощным, с черным гребнем клювом и бахромчатым наростом из перьев у основания надклювья, напоминающим рог. Общая численность рогатых лысух неизвестна, но в целом популяция этого вида в последние годы довольно стабильна.

Гнездятся рогатые лысухи небольшими колониями. Гнезда их весьма оригинальны. В 10-30 м от берега птицы из камней строят искусственный остров, на котором и делают гнездо, выстилая его листьями и стеблями водных растений (руппии, мириофиллума и др.). Основание для гнезда лысухи укладывают из камней, которые достают со дна или приносят в клюве с берега, причем некоторые камни "фундамента" весят до 400 г. Эти искусственные островки используются и подновляются птицами в течение ряда лет, и каменный конус для гнезда, построенный на глубине 60 см, достигает у основания до 2 м в диаметре, а масса камней 1,5 т! Откладка яиц в зависимости от района происходит с ноября по февраль. В полной кладке 3-5 яиц, вылупившиеся черные пуховички еще долго держатся с родителями. При надлежащей охране местообитаний этот вид будет сохранен, но большинство из известных мест гнездования рогатых лысух не охраняется. В Аргентине колония этих птиц есть в границах памятника природы Лагуна-де-Посуелос.

Характерный для Америки род пастушков Laterallus представлен несколькими видами, из которых наиболее редок и наименее изучен каштановолицый пастушок - L. xenopterus. Впервые его шкурка попала в коллекции в 1933 г. из восточных районов Парагвая, в 1976-1979 гг. там же были пойманы еще 4 птицы этого вида, а в июле 1978 г. одного каштановолицего пастушка добыли в Бразилии. От близких видов этот пастушок отличается черным цветом подхвостья, синевато-серым цветом ног и короткого клюва, а также темно-рыжеватым, почти каштановым оперением передней части головы. Никто еще не находил его гнезд, но очевидно, что местообитания птиц этого вида ограничены тремя-четырьмя участками заболоченного леса, что и определяет редкость вида и ставит под угрозу его существование, если эти участки будут уничтожены.

В 1983 г. И. Феллсо в болотах у оз. Хунин в центральных районах Перу обнаружил нового пастушка этого же рода. Хунинский черный пастушок (L.tuerosi), возможно, является реликтовой формой, обитающей только в котловине оз. Хунин, которое в период последнего оледенения было своеобразным рефугиумом, но, вероятнее всего, сформировалось здесь в более позднее время. Этот пастушок имеет очень ограниченное распространение, но практически весь его ареал находится в пределах охраняемой территории.

Сапатский пастушок (Cyanolimnas cerverai) в настоящее время живет только на небольшом возвышенном участке, покрытом густыми зарослями кустарников (восковников), перемежающихся осоковниками, у южной окраины болота Сьенага-Оксиденталь-де-Сапата (севернее г. Санто-Томас). Этот пастушок, величиной с коростеля, красноногий, оливково-коричневый сверху и сероватый снизу, с белым пятном на горле и красным основанием светло-зеленого клюва, впервые был описан по экземпляру, добытому здесь же в 1927 г. Позднее из этого района в коллекции поступило еще несколько экземпляров. Биология сапатского пастушка неизучена, но, видимо, мало отличается от таковой других видов пастушков. Хотя крылья у сапатского пастушка имеют относительно нормальные размеры, летает он очень плохо и предпочитает скрываться среди зарослей, поэтому птиц чаще слышали, чем видели. П-ов Сапата на Кубе считается охраняемой территорией, и участок, где живет сапатский пастушок, пока сохранился. Несомненно, в прошлом этот вид был распространен значительно шире: остатки костей пастушка обнаружены в пещере в пров. Пинар-дель-Рио на западе Кубы, а также на о. Хувентуд.

Следует отметить, что на о. Пуэрто-Рико и Виргинских о-вах (о. Сен-Томас) в "кухонных" отбросах были обнаружены кости пастушка, который вымер или был истреблен еще в XV-XVI вв. А. Уитмор назвал этот исчезнувший вид пастушком Дебуйи (Nesotrochis debooyi), но его таксономическое положение пока неопределенно.

Среди ржанкообразных Южной Америки особый интерес представляет королевский бекас (Gallinago imperialis). Этот бекас, несколько крупнее дупеля и более длинноклювый, отличается яркой раскраской верха: чередующиеся рыжие и черные полосы. Бока головы, шеи и зоба рыжевато-каштановые с черными пестринами на шее и полосами на груди, остальной низ с широкими белыми и черными полосами. Королевский бекас был описан в 1869 г. по единственному экземпляру, добытому в горах Колумбии. Многие годы этот вид считали исключительно редким и даже вымершим. Второй экземпляр королевского бекаса, шкурка которого не сохранилась, был добыт в Восточной Кордильере в Колумбии в 40-х годах. Лишь в июле - августе 1967 г. этих бекасов обнаружили в 2 тыс. км южнее - в районе Куско на юго-востоке Перу. Вероятно, птицы здесь гнездились, так как наблюдали их вечерний ток, но гнезд никто не видел. Вполне возможно, что ареал королевского бекаса, как и ареал нашего бекаса-отшельника, представлен отдельными участками в Андах Колумбии и Перу, но пока известны лишь два из них, и этот кулик считается одним из редчайших куликов мира.

Голубеобразные в Америке представлены несколькими эндемичными родами, многие виды и подвиды которых имеют ограниченное распространение. Численность некоторых из них в результате изменения местообитаний и интенсивного отстрела сокращается, но точных данных о современном состоянии популяций этих голубей пока нет.

Пурпурнополосая земляная горлинка (Claravis godefrida) - мелкая, с дрозда величиной, живет в тропических лесах юго-востока Бразилии и, возможно, востока Парагвая. У этих птиц хорошо выражен половой диморфизм: самцы имеют в общем сизую окраску, более светлую снизу, а самки рыжевато-коричневые, на крыльях у них три широких, пурпурного цвета полосы. В лесах поблизости от побережья раньше встречали стаи пурпурнополосых горлинок по 50-100 особей, но теперь редко можно увидеть стайку даже в 10 птиц - по-видимому, сказалась вырубка лесов. В Бразилии этот вид формально объявлен охраняемым. В прошлом пурпурнополосых горлинок содержали в вольерах, но сейчас в зоопарках и питомниках, по крайней мере, Северной Америки и Европы, их нет.

Ареал горлицы Коновера, или толимской (Leptotila conoveri), ограничен небольшим районом субтропических лесов на высоте 1300-2500 м над ур. м. по восточным склонам Анд в департаментах Толима и Уила (Центральная Колумбия). Это такая же маленькая, как и пурпурнополосая, горлица имеет коричневатую с бронзовым отливом на спине окраску, сходную у самцов и самок, лишь верх головы у них голубовато-серый, а горло белое. Сейчас первичные леса по склонам к р. Магдалена в значительной степени вырублены, на их месте-плантации и вторичные леса. Возможно, в последних толимская горлица сохранилась, но специальные поиски этого вида в районах его прежнего обитания оказались пока безуспешными.

Значительно хуже, чем на материке, положение у некоторых голубей на островах Вест-Индии. Невзрачная, светло-коричневая сверху и винного цвета снизу, с белым лбом и красным кольцом вокруг глаз гренадская горлица (L. wellsi) относится к исчезающим эндемичным видам о. Гренада, где она, вероятно, еще сохранилась. В прошлом веке гренадская горлица на этом острове была обычной птицей, а в начале нашего столетия еще гнездилась на соседних островах Главера и Грин-Айленд. Единичные встречи птиц за последние 40-50 лет относятся к юго-западной части Гренады, но общая численность сохранившейся популяции пока неизвестна. Гнездятся гренадские горлицы, вероятно, по склонам холмов, поросших кустарниками. Часть таких местообитаний сохранилась, но значительные площади теперь заняты плантациями сахарного тростника и бананов. Возможно, причиной сокращения численности гренадской горлицы стала конкуренция со стороны расселившейся здесь другой горлицы - фиолетовоухой зенаиды.

На Больших Антильских о-вах от Кубы (включая о. Хувентуд) до Пуэрто-Рико живет довольно большой, несколько крупнее обычного в наших городах сизого голубя и так же окрашенный серохвостый голубь (Columba inornata). Голова, передняя часть тела и вся нижняя сторона у него винного цвета, мантия более темная, серовато-коричневая, поясница и хвост серые, но издали птица выглядит светлой, возможно, из-за белых пестрин на крыльях. Гнезда эти голуби устраивают на деревьях невысоко над землей, иногда разреженными колониями. В кладке 1-2 белых яйца. Основную часть ареала (острова Куба, Хувентуд и Гаити) занимает пока еще довольно многочисленный номинативный подвид (С. i. inornata), а два других подвида населяют Ямайку (C. i. exigua) и Пуэрто-Рико (С. i. wetmorei).

Пуэрториканский серохвостый голубь относится к категории исчезающих. В прошлом он был довольно многочисленным и встречался почти по всему острову, но уже в 20-е годы нашего столетия предполагали, что он вымер в результате охоты, разорения гнезд и разрушения местообитаний. Лишь в 1958 г. этих птиц обнаружили в районе Лаго-де-Сидра в 22 км юго-западнее г. Кагуас. Позднее еще одно поселение нашли несколько южнее, в Серро-де-ля-Табля (между Сидра и Каей). Основные местообитания серохвостого голубя здесь - заросли бамбука и жестколистных пород у берега озера и в ущелье. В кладке этого подвида единственное яйцо. Кормятся эти птицы плодами и семенами преимущественно королевской пальмы. Полагают, что сохранилось несколько сотен пуэрториканских серохвостых голубей, но тщательные учеты в январе 1973 г. показали, что вся популяция насчитывает от 45 до 102 особей. В марте 1982 г. в районе Сидра видели 75-85 этих голубей. С 1971 г. охота в районе Лаго-де-Сидра запрещена; этот голубь был объявлен охраняемым еще раньше, в 1967 г. Однако, несмотря на запрет, серохвостых голубей, птиц очень доверчивых, продолжают добывать, разоряют и их гнезда. В конце 70-х годов американскими специалистами разработан план восстановления популяции пуэрториканского серохвостого голубя, предусматривающий создание двух независимых популяций этого подвида (каждая примерно из 250 пар) и обеспечить сохранение их местообитаний.

Ямайский серохвостый голубь в конце 20-х годов также был близок к исчезновению, но в 1970-1973 гг. установили, что небольшое количество этих птиц живет в дождевых лесах по склонам Блу-Маунтин и, возможно, Джон-Кроу-Маунтин. В период плодоношения фруктовых деревьев, в частности фиговых, эти голуби встречаются в низинных участках. Охота на Ямайке на серохвостого голубя запрещена, но из-за его внешнего сходства с ямайским голубем, довольно обычным объектом охоты и отличающимся полосой поперек хвоста, охотники продолжают добывать и серохвостых голубей.

Среди птиц Центральной и Южной Америки особое внимание привлекают попугаи. Здесь их 141 вид, т. е. более 40% видов попугаеобразных мира. Разнообразные по величине и ярко раскрашенные американские попугаи издавна привлекали внимание любителей экзотических птиц, и с первыми кораблями испанцев в Европе появились ары, амазоны и представители других родов попугаев с островов Вест-Индии и американского побережья. В середине нашего столетия международная торговля попугаями приняла невиданные ранее размеры: десятки и сотни тысяч попугаев отлавливали в природе, и в ящиках, клетках или даже в чемоданах, сумках и карманах туристы переправляли их в свои страны. В 1971 г. в США было ввезено более 230 тыс. попугаев. После подписания в Вашингтоне конвенции СИТЕС и издания в США акта об ограничении импорта птиц, торговля попугаями несколько снизилась, но затем их импорт стал быстро расти: многие страны с легкостью давали различным дельцам и фирмам разрешения на экспорт птиц. В 1978-1979 гг. в США по таким разрешениям ввозили около 100 тыс. попугаев ежегодно. Возросла и контрабанда живым товаром: на каждом попугае можно было заработать деньги, и 25-50 тыс. птиц ежегодно переправляли в США через границу с Мексикой. А сколько попугаев привозили в европейские и азиатские страны! Швеция в 1975 г. импортировала из разных стран мира 5 тыс. попугаев, в 1976 г. - 14 тыс., а в 1978 г. - 44,5 тыс. особей. Своеобразный "рекорд" в те годы поставили "любители птиц" Японии: в 1976 г. они ввезли 344 тыс. попугаев. Отлов птиц и главным образом изменение и уничтожение их местообитаний быстро привели к сокращению популяций многих видов. Чтобы хоть как-то ослабить пресс международной торговли, 27 видов и 5 подвидов попугаев были включены в Приложение 1 СИТЕС (из них 20 южно- и центральноамериканских видов), а все остальные виды - в Приложение 2 СИТЕС. К настоящему времени 25 видов и 3 подвида попугаев Нового Света отнесены к исчезающим и редким, популяции еще около 15 видов серьезно сократились, а 6 видов и не менее 2 подвидов попугаев полностью вымерли.

В наибольшей степени пострадали попугаи Вест-Индии. Следует отметить, что аборигенами этих островов являются только попугаи из родов амазоны, аратинги и ары. Все 3 вида рода Ага, обитавшие на Кубе, Ямайке, в Гваделупе и на Мартинике, а также гваделупский аратинга (Aratinga labati) вымерли еще до начала нашего столетия. Из 9 ныне живущих видов карибских амазонов 5 находятся под угрозой исчезновения, один стал редким, а популяции остальных 3 видов быстро сокращаются. Еще не менее 3 островных видов или подвидов амазонов вымерли.

В наиболее угрожаемом положении сейчас находится пуэрториканский амазон (Amazona vittata). Величиной с галку, с относительно коротким, прямым хвостом, с преобладающей, как у всех других видов амазонов, зеленой окраской оперения, пуэрториканский амазон имеет ярко-красную узкую полосу на лбу, продолжающуюся до глаз. В прошлом он, несомненно, был распространен по всему о. Пуэрто-Рико, а также на близлежащих островах Кулебра и Вьекес, где гнездился особый подвид A. v. gracilipes, но последний вымер уже в начале нашего века. Низинные леса и мангры, основные местообитания пуэрториканского амазона на о. Пуэрто-Рико, большей частью были вырублены еще в прошлом столетии, и в 1930-1931 гг. этих попугаев обнаружили только на северо-востоке острова в сохранившемся участке тропического леса на склонах Сьерра-де-Лукильо. В конце 50-х годов на острове жили около 200 амазонов, но в ноябре 1968 г. удалось обнаружить всего 19 птиц, а еще через год 16 особей. Хотя часть участка леса Лукильо находится в пределах национального резервата, популяция пуэрториканских амазонов сокращалась с ужасающей быстротой.

С 1969 г. начались работы по изучению и спасению этого вида в соответствии со специальным проектом МФОП. Выяснилось, что период размножения у этих попугаев продолжается с февраля по июнь. В полной кладке у них 2-3 яйца. Гнезда эти амазоны, как и большинство других видов американских попугаев, устраивают в дуплах и нишах крупных деревьев, однако дупел, пригодных для гнездования, в этом лесу мало, некоторые из них заливаются водой во время дождей, к тому же дуплистые деревья нередко рубят в поисках меда диких пчел. Помимо уничтожения кладок и птенцов пуэрториканского амазона крысами, кошками и совками, на сокращении его популяции сказалась конкуренция из-за дупел и ниш со стороны жемчужноглазого пересмешника, который часто разорял гнезда попугаев. Развеска искусственных гнездовых ящиков для пересмешника в 20 м от дупел амазонов позволила не только сократить вред попугаям со стороны жемчужноглазого пересмешника (искусственные гнездовья они занимают охотнее, чем дупла), но и уменьшить хищничество других пересмешников, которых хозяин изгоняет из своей гнездовой территории, защищая таким образом и гнездо попугая. Таким путем удалось увеличить число амазонов в Пуэрто-Рико с 13 в 1975 г. до 28 в 1978 г., однако гнездились в эти годы всего 3-4 пары. Опасность представляет и случайная интродукция на остров других попугаев, которые могут стать конкурентами угасающей популяции пуэрториканского амазона, а также возможность гибридизации последнего с интродуцированными ранее эспаньольским, или гаитянским, амазоном.

В питомниках и зоопарках сейчас имеется некоторое количество пуэрториканских амазонов, однако получить приплод от этих птиц в неволе пока не удавалось. В значительной мере это было связано с невозможностью определения пола птиц. Лишь в 1978 г. в Сан-Диего и Лондонском зоопарке удалось установить пол у 13 амазонов и начать программу искусственного их осеменения. Остается ждать результатов разведения пуэрториканских амазонов в неволе (птицы могут жить десятки лет) и приложить максимум сил для сохранения оставшихся в природе 20-30 этих птиц.

На о. Доминика из группы Малых Антильских островов живут 2 вида амазонов, находящихся под угрозой исчезновения: императорский амазон (A. imperialis) и красношейный амазон (А. arausiaca). У последнего полукруглое красное пятно на горле, контрастирующее с зеленым низом, а у более крупного императорского нижняя часть имеет преимущественно пурпурно-фиолетовую окраску. Красношейный амазон населяет равнинные леса и леса на склонах гор ниже 600 м над ур. м., а в низкорослых дождевых лесах в горах выше 450-500 м над ур. м. живет императорский амазон. Массовая вырубка лесов и охота на попугаев, несмотря на формальный запрет, привели к тому, что к началу 80-х годов сохранилось не более 250 красношейных и примерно 75-100 императорских амазонов. Небольшой участок местообитаний этих видов охраняется в национальном парке Морн-Труа-Питон, но положение обоих видов, особенно императорского, угрожающее: осталось всего около 50 птиц.

В августе 1980 г. ураган Аллен, пронесшийся над о. Сент-Люсия, поломал почти половину деревьев в давно поредевших лесах по склонам гор, где живет исчезающий местный вид попугая - разноцветный, или сентлюсийский, амазон (A. versicolor). Он похож на красношейного амазона, но несколько крупнее его и с темно-красными перьями на груди и животе. До урагана на острове оставались всего около 125 попугаев, а часть их местообитаний охранялась в трех маленьких лесных резерватах. Помимо многолетней вырубки и выкорчевывания старых деревьев, замены лесов плантациями, популяциям этих птиц регулярно наносили ущерб охотники и птицеловы. Лишь в 1980 г. разноцветный амазон был официально объявлен национальной птицей Сент-Люсии. С целью улучшения условий обитания этого вида в 1982 г. начаты работы по изготовлению и установке искусственных гнездовий.

Южнее о. Сент-Люсия еще один вид амазонов живет в дождевых лесах о. Сент-Винсент на высоте 350-600 м над ур. м., хотя изредка встречается и в низинных лесах, включая речные долины. Сентвинсентский амазон (A. guildingii) величиной почти с доминиканского императорского амазона, но имеет характерную расцветку: белый лоб, желтое темя и пятно под глазом, фиолетовые щеки и заднюю часть головы; спина и плечевые перья у него золотисто-коричневые, поперек хвоста фиолетово-синяя перевязь, а на конце широкая белая кайма. У этого попугая две цветовые морфы: у одной внешние опахала рулевых перьев и первостепенные маховые оранжевые, а у другой зеленые. Гнездятся сентвинсентские амазоны с конца марта - апреля до середины августа, занимая в 12-15 м от земли дупла в крупных деревьях, преимущественно в дакриодес высокой. В полной кладке 2-3 яйца, но в отдельные, "кормовые" годы их может быть и 4. Сентвинсентский амазон внесен в Красную книгу как находящийся под угрозой исчезновения, но несомненно, что его положение намного лучше, чем у предыдущих видов амазонов. На острове сохранились значительные площади, занятые дождевыми лесами, и формально этот вид находится под охраной закона. Хотя 30-40 молодых птиц регулярно отлавливают для продажи (каждый экземпляр еще в 70-х годах стоил в США более 200 дол.), по мнению Ф. Лэмберта, в 1978 г. на острове обитали 450-600 этих амазонов. После извержения вулкана в 1979 г. и урагана в 1980 г., по данным экспедиции СИПО, в 1982 г. в природе остались 421 (±52) сентвинсентских амазонов и еще около 100 их содержатся в неволе. В некоторых питомниках птицы изредка дают потомство.

В Красную книгу в качестве редких внесены 2 из 5 подвидов белоголового амазона (A. leucocephala). Один из них - А. l. Hesterna - живет на островах Малый Кайман и Кайман-Брак, но состояние его популяции (около 130 особей) пока относительно стабильно. Другой - А. l. bahamensis-населял большинство из Багамских о-вов, но в связи с уничтожением лесов и отстрелом самих птиц сохранился теперь лишь на островах Инагуа и Абако. На о. Большой Инагуа около 500 пар этих амазонов живут в национальном парке Инагуа. На о. Абако, по наблюдениям в 1976-1977 гг. У. Кинга и его коллег, багамский подвид белоголового амазона оказался сравнительно обычной птицей, гнездящейся в вертикальных карстовых воронках, расщелинах и нишах известняковых скал.

Следует отметить, что все перечисленные выше карибские амазоны включены в Приложение 1 СИТЕС, но борьба с контрабандным вывозом попугаев из-за обилия туристов и высокой рыночной стоимости птиц весьма сложна.

Из амазонов, населяющих материковую часть Южной Америки, следует обратить внимание на краснохвостого бразильского амазона (A. brasiliensis). Это средних размеров попугай с красноватым оперением лба, синими щеками, оранжевым "зеркальцем" на крыльях и малинового цвета основанием хвоста, заканчивающегося желтой каймой. Встречается он только в прибрежных лесах юго-востока Бразилии от Сан-Паулу до Санта-Катарина. В прошлом краснохвостый бразильский амазон гнездился южнее - в Риу-Гранди-ду-Сул, но теперь и в пределах современного ареала сохранились лишь небольшие участки первичных лесов, где еще может жить этот вид. Никаких сведений о численности в природе этого прежде многочисленного попугая нет, хотя изредка его еще встречают в лесах из араукарии. Несколько экземпляров бразильских амазонов содержится в неволе в Сан-Паулу. Хотя этот вид формально находится в Бразилии под охраной закона и включен в Приложение 1 СИТЕС, очень высокая стоимость его на международном рынке, разобщенность местообитаний и отсутствие действенной охраны последних с каждым годом ухудшают и без того тяжелое положение популяции этого исчезающего вида.

В Приложение 1 СИТЕС включен также красношапочный попугай (Pionopsitta pileata) - зеленый, величиной с дрозда, с синими внешними рулевыми и светло-красным оперением лба и передней части верха головы (у самцов). Населяет он тропические леса бассейна р. Парана на юго-востоке Бразилии, в Парагвае и на северо-востоке Аргентины. Численность красношапочных попугаев резко сократилась, но в последние годы удается регулярно получать от этих птиц потомство в неволе.

Попугаев-ара в Южной Америке в настоящее время 17 видов, относящихся к трем родам. Это наиболее крупные и привлекательные попугаи среди американских. Яркая раскраска и длинный ступенчатый хвост делают их украшением коллекций зоопарков. Хотя этих птиц в природе можно увидеть многочисленными стаями, когда они появляются, на плантациях фруктовых деревьев, в гнездовой период ары живут отдельными парами, строго придерживаясь определенного гнездового участка. В полной кладке у них обычно 2 крупных белых яйца, которые птицы насиживают около 1 мес., птенцы не покидают гнезда почти 2 мес. Нередко дупло служит для каждой пары в качестве места гнездования в течение ряда лет, поэтому такие деревья высоко ценились у индейских племен и даже передавались по наследству, что позволяло периодически брать в поселок молодых попугаев. Многие виды попугаев-ара содержатся в неволе, но случаи успешного размножения птиц в вольерах довольно редки.

К числу исчезающих, если не исчезнувших видов, следует отнести голубого ара (Anodorhynchus glaucus), который еще в прошлом веке встречался в субтропических лесах вдоль рек Парагвай, Парана и Уругвай. Внешне его ареал кажется достаточно обширным - от Парагвая через северо-восток Аргентины (Корриентес и Мисьонес) и юг Бразилии до Уругвая. Однако уже более 30 лет никто не видел этих птиц в природе. Этот крупный, 65-75 см длиной, попугай имеет бледно-синюю окраску верха и зеленовато-синий низ; голова серая, но щеки и горло с коричневатым оттенком, а участки голой кожи вокруг глаз и у основания подклювья бледно-желтые. Первоначальные его местообитания большей частью уничтожены в результате рубки и сведения лесов.

Другой вид - ара Леара, или малый гиацинтовый ара (A. leari), долгое время вызывал споры у специалистов: более 100 лет несколько этих попугаев содержали в европейских и американских зоопарках, но точное происхождение их было неизвестно. Многие предполагали, что этот ара, описанный в 1832 г. Э. Леаром, является гибридной формой между голубым и гиацинтовым арами. Лишь в 1977 г. в коллекцию поступил первый экземпляр ары Леара, добытый в пограничной области между Пернам-буку и Баия на востоке Бразилии. Г. Зик из университета г. Рио-де-Жанейро с двумя молодыми коллегами предпринял трудное путешествие к местам, где была добыта эта птица, и в январе 1978 г. впервые увидел пары этих попугаев в природе. Места обитания ары Леара оказались каньоновидной долиной в сухой, пустынной местности (по-видимому, эти попугаи гнездятся в нишах или отнорках в скалах). Ареал вида ограничен небольшим и труднодоступным участком на северо-востоке шт. Баия, а популяция его очень малочисленна. По величине ара Леара несколько мельче гиацинтового, имеет такую же кобальтово-синюю окраску верха, но с узкими светлыми каемками на перьях спины и кроющих крыла, а голова, шея и нижняя части тела у него сероватого цвета; кожа вокруг глаз и у подклювья, как и у голубого ары, желтого цвета. Открытие мест гнездования ары Леара, весьма ценимого любителями экзотических и редких птиц, может трагически закончиться для этого вида, так как территория его обитания пока не охраняется.

Табл. 7. 1. Красноухий ара. 2. Ара Леара. 3. Белоголовый амазон. 4. Пуэрториканский амазон. 5. Буроспинный попугай. 6. Красношейный попугай. 7. Сентлюсийский амазон. 8. Императорский амазон. 9. Сентвинсентский амазон
Табл. 7. 1. Красноухий ара. 2. Ара Леара. 3. Белоголовый амазон. 4. Пуэрториканский амазон. 5. Буроспинный попугай. 6. Красношейный попугай. 7. Сентлюсийский амазон. 8. Императорский амазон. 9. Сентвинсентский амазон

Табл. 7. 1. Красноухий ара. 2. Ара Леара. 3. Белоголовый амазон. 4. Пуэрториканский амазон. 5. Буроспинный попугай. 6. Красношейный попугай. 7. Сентлюсийский амазон. 8. Императорский амазон. 9. Сентвинсентский амазон
Табл. 7. 1. Красноухий ара. 2. Ара Леара. 3. Белоголовый амазон. 4. Пуэрториканский амазон. 5. Буроспинный попугай. 6. Красношейный попугай. 7. Сентлюсийский амазон. 8. Императорский амазон. 9. Сентвинсентский амазон

Несколько западнее предыдущего вида, в лесах-каатинга и пальмовых насаждениях у истоков р. Парнаиба (близ границы штатов Мараньян, Пиауи, Баия и Гояс), живет ара Спикса, или малый голубой ара (Cyanopsitta spixii). Иногда его включают в род настоящих ар, но он имеет участки голой кожи серого цвета только на уздечке и у глаз. Окраска этого полуметрового попугая преимущественно серовато-синяя, более темная на крыльях и хвосте и с зеленоватым отливом снизу, лоб и щеки серые. Биология ары Спикса в природе практически не изучена. Несколько пар этих попугаев долгое время содержали в неволе, и одна из них неоднократно давала потомство. Численность вида, несомненно, очень мала. Особой угрозы его мозаичным местам обитания в настоящее время нет, но птиц продолжают отлавливать на продажу.

Голубой ара, ары Леара и Спикса включены в Приложение 1 СИТЕС и в Бразилии формально находятся под охраной закона. В 1983 г. в Приложение 1 СИТЕС включены еще два вида ар.

Красноухий ара (Ara rubrogenys) - оливково-зеленого цвета крупный попугай с красными лбом, шапочкой, кроющими ушей, плечевыми, подкрыльями и оперением голени. Его встречали только в сухих лесах некоторых долин в Боливии - в деп. Кочабамба и на западе Санта-Крус. Птицы эти были очень редкими еще в начале 70-х годов, но из-за высокой стоимости их продолжали усиленно отлавливать: в 1979 г. в США поступило 125 красноухих ар. Общая численность популяции этого вида неизвестна, но ограниченность ареала и изначальная редкость при таких темпах вылова поставили красноухого ару на грань исчезновения.

Несколько сложнее обстоит дело с синегорлым арой (A. glaucogularis). Под наименованием A. caninde он внесен в Красную книгу, но специалисты долгое время не могли решить, считать синегорлого ару, или ару-канинде, самостоятельным видом или подвидом, либо молодыми особями сине-желтого ары, или арарауны. Лишь в последние годы было доказано, что синегорлый ара является самостоятельным видом и на юго-востоке Боливии, севере Аргентины и, возможно, в Парагвае живет совместно с сине-желтым арой. От последнего этот вид отличается широкой синеватой полосой на горле, поднимающейся к кроющим ушей. Живет синегорлый ара в сухих листопадных лесах, которые еще сохранились в пределах его ареала, но зато самих птиц в Парагвае уже не видели с начала нашего столетия, а на северо-западе Аргентины последний раз этот попугай был отмечен в 40-х годах. Индейцы добывали этих огромных птиц для еды, а перья их использовали для украшений во время церемониалов. Несколько птиц в последние годы поступили из Боливии к любителям. Цена этих попугаев на международном рынке у коллекционеров 15 тыс. дол. за пару. В 1984 г. в попугайном питомнике на о. Тенерифе впервые было получено потомство от пары синегорлых ар. Неумеренная добыча может привести к исчезновению этого вида.

В тропических дождевых лесах на востоке шт. Пара и в шт. Мараньян (северо-восток Бразилии) в прошлом был обычен довольно крупный, с ворону, золотистый попугай, или золотистый аратинга (Aratinga guarouba). Он имеет золотисто-желтую окраску оперения, лишь наружный край крыльев темно-зеленый. Гнездятся золотистые аратинги в дуплах деревьев, откладывая 3-5 яиц. Насиживание продолжается около 22 дней, но птенцы покидают гнездо только через 6-7 недель. Привлекательная окраска и неприхотливость этих попугаев к условиям содержания в неволе привели к массовому их отлову, но значительно больший вред популяции нанесло уничтожение коренных местообитаний. Уже к середине нашего столетия золотистый аратинга стал редким в природе, а в настоящее время его ареал ограничен отдельными участками в междуречье низовий рек Тапажос и Токантинс. Формально этот вид находится в Бразилии под охраной и включен в Приложение 1 СИТЕС. Встречи золотистых аратинг в национальном парке Тапажос вселяют надежду, что, если в этом парке сохранятся местообитания птиц и удастся прекратить отлов их, часть популяции этого вида будет в относительной безопасности.

Желтоухий аратинга (Ognorhynchus icterotis) населяет субтропические леса и леса умеренного пояса на склонах Анд на высоте 2000-3000 м над ур. м. В начале века этот попугай был обычным на западе Колумбии и в северных районах Эквадора. Колонии желтоухих аратинг встречали в насаждениях восковых пальм, но прежние массивы леса представлены сейчас отдельными участками, перемежающимися плантациями. В последние годы известны встречи только отдельных пар этих попугаев, в частности в колумбийском национальном парке Куэва-де-лос-Гуачарос. В 1976 г. одну пару этих крупных зеленых птиц видели в национальном парке Пурасе, а на территории Эквадора желтоухий аратинга, вероятно, исчез. С 1983 г. этот вид включен в Приложение 1 СИТЕС. В неволе до сих пор содержались единичные экземпляры желтоухих аратинг.

Среди эндемичного рода краснохвостых попугаев белошейный попугай (Pyrrhura albipectus) в течение 65 лет был представлен в коллекциях единственным экземпляром, добытым на юге Эквадора. Лишь в 1980 г. нескольких птиц этого вида обнаружили в тропическом лесу на склонах Восточной Кордильеры на юго-востоке Эквадора и еще 3 тушки пополнили коллекции музея. Белошейный попугай, величиной с крупного дрозда, имеет довольно пеструю раскраску из коричневатого, оранжевого, желтого, белого, розового и зеленого цветов, заостренный хвост, как у большинства видов этого рода, красный, но центральные рулевые с зелеными каймами. Белое кольцо вокруг шеи характерно только для этого вида. В Эквадоре белошейный попугай объявлен охраняемым видом. Леса в местах его обитания в значительной степени изменены или уничтожены.

В субтропических лесах изолированного горного массива Санта-Марта на севере Колумбии были добыты 3 зеленоватых краснохвостых попугая (Pyrrhura viridicata). Кроме трех шкурок в коллекциях, никаких иных сведений об этом попугае нет. Возможные места его обитания в департаментах Магдалена и Сесар давно освоены под сельскохозяйственные культуры.

В Красную книгу в качестве редкого вида внесен синегорлый краснохвостый попугай (P. cruentata). Он зеленого цвета, с черно-коричневой шапочкой, красными щеками и кроющими уха, синей с красным пятном в центре окраской живота, от других краснохвостых попугаев отличается светло-синей полосой на затылке и синей грудью. В прошлом этот попугай встречался местами в первичных тропических лесах востока Бразилии от юга шт. Баия до северо-востока Сан-Паулу. В этих районах сейчас леса большей частью вырублены или заменены другими насаждениями, поэтому синегорлый попугай стал редким и сохранился только в отдельных участках леса, в частности в национальных парках Тижука и Монти-Паску ал, в биологическом заповеднике Сооретама и в частном заповеднике Клабин-Фарм. Правда, этих попугаев в последние годы видели на плантациях какао, что свидетельствует о возможности птиц приспособиться к измененному человеком ландшафту. Формально этот вид в Бразилии считается охраняемым, кроме того, он включен в Приложение I СИТЕС.

Несколько восточнее ареала синегорлого попугая, в лесах по склонам гор близ побережья юго-востока Бразилии в прошлом был обычен буроспинный попугайчик (Touit melanonota) - небольшой, с воробья, тускло окрашенный, с коротким, словно подрезанным хвостом. Сейчас он стал редким из-за сведения лесов близ Атлантического побережья. Правда, в последние годы его встречали в некоторых резерватах и национальных парках (Тижука, Серрадуз-Органс и др.), что позволяет надеяться на сохранение этого малопривлекательного для птицеловов вида.

В кустарниковых зарослях на склонах Центральной Кордильеры (деп. Толима в Колумбии) изредка встречается рыжелобый попугайчик (Bolborhynchus ferrugineifrons) - один из представителей небольшого рода толстоклювых попугайчиков. До середины нашего века он был известен по единственному экземпляру, полученному из Боготы, но в начале 50-х годов рыжелобого попугайчика видели на высоте до 3700 м над ур. м. на юге Толима, а также на склонах вулкана Пурасе в Кауке. Большая часть подходящих для него местообитаний уничтожена, сохранились лишь отдельные участки, где может обитать этот вид. За последние 30 лет никаких, однако, новых сведений о рыжелобом попугайчике не поступало.

Толстоклювый попугай (Rhynchopsitta pachyrhyncha) - единственный представитель близкого к арам рода крупных попугаев, но с более коротким хвостом. Кроме красных лба, полосы у глаза, оперения голени и желтых под крыльев, в окраске этой птицы преобладает зеленый цвет. Населяет толстоклювый попугай центральные и северо-западные районы Мексики. Различают два его подвида - Rh. p. pachyrhyncha и Rh. p. terrisi, хотя некоторые специалисты считают их даже отдельными видами. Оба подвида внесены в Красную книгу, причем последний считается находящимся под угрозой исчезновения, хотя общая численность его популяции составляет около 2 тыс. особей. Однако ограниченность распространения двумя хребтами гор Сьерра-Мадре, где птицы этого подвида гнездятся в дуплах старых сосен на высоте 2300- 3000 м над ур. м., а сосновые леса здесь интенсивно вырубали, требует специальных мер охраны самих птиц и их местообитаний. Долгое время не было никаких сведений о биологии центральномексиканского толстоклювого попугая, пока в 1978-1979 гг. Д. Лэнинг и Дж. Шифлет не провели специальные исследования. По их наблюдениям, эти птицы гнездятся с середины июня до конца июля, откладывая 2-4 яйца. Насиживает их самка; молодые покидают дупло через 7-9 недель, в начале сентября - конце октября. Выяснилось также, что гнездовой сезон попугаев совпадает со временем созревания семян сосны - их основного корма. Толстоклювые попугаи включены в Приложение I СИТЕС, а в Мексике считаются находящимися под охраной, хотя осуществить ее на практике весьма сложно: слишком много попугаев ежегодно вывозят из Мексики в США. Номинативный подвид толстоклювого попугая, отличающийся от центрально-мексиканского алым, а не темно-красным оперением лба и желтой полоской на больших кроющих крыла, в некоторых зоопарках начал размножаться.

Список редких и сокращающихся в числе попугаев Южной Америки значительно шире, и мы не можем здесь рассказать о всех этих видах, но заинтересованный читатель может найти достаточно полную информацию о них в прекрасной книге Ж. Форшау "Попугаи мира", изданной на английском и немецком языках.

Очень важно сейчас принять меры для сохранения наиболее редких и исчезающих видов попугаев. Одним из путей спасения этих птиц считается разведение их в неволе. Еще в 1972 г. на о. Тенерифе (Канарские о-ва) был создан авиарий Лос-Пальмитос, в котором содержится богатая коллекция попугаев. На специальном совещании рабочей группы по попугаям СИПО в 1980 г. была разработана стратегия охраны попугаев Нового Света, включающая как сохранение и восстановление их местообитаний в небольших резерватах, так и создание новых питомников. В начале 1982 г. было достигнуто соглашение с правительством Доминиканской Республики об организации Карибского треста сохранения животных, включающего Станцию по разведению птиц, преимущественно попугаев.

Из кукушкообразных Нового Света в Красную книгу внесены 2 подвида широко распространенной в Южной Америке кукушки Жоффруа (Neomorphus geoffroyi). Эта крупная, почти полуметровой длины, птица ведет преимущественно наземный образ жизни, но биология ее изучена недостаточно. В 1977 г. впервые было найдено гнездо этой кукушки, оно было расположено на кусте в 2,5 м от земли и представляло собой рыхлую постройку из веток с выстилкой из сухих и зеленых листьев. В начале сентября птица насиживала единственное желтоватого цвета яйцо, а спугнутая с гнезда, спрыгивала на землю и убегала. Всего насчитывается 6 подвидов кукушки Жоффруа, из них в наиболее угрожаемом положении находится восточнобразильский подвид N. g. dulcis. Распространение птиц этого подвида ограничено девственными лесами на юге и юго-востоке шт. Баия, а также в штатах Минас-Жерайс и Эспириту-Санту. Вероятно, в результате изменения местообитаний численность кукушек Жоффруа резко сократилась: в последние годы специалисты этих птиц не видели. Однако можно надеяться, что они сохранились на территории национального парка Монти-Паскуал и заповедника Сооретама, где имеются участки девственного леса. Другой подвид N. g. maximiliani был добыт в 1932 г. в шт. Баия в Рио-Гонгоги; территория, где была встречена эта кукушка, очень небольшая и в значительной степени освоена. Уже более 50 лет никаких сведений об этой популяции кукушки Жоффруа не поступало.

Из большинства козодоеобразных Америки определенный интерес представляют островные виды. Довольно крупная птица с белой полосой на горле - пуэрториканский козодой (Сарrimulgus noctitherus) был почти одновременно найден А. Уитмором в виде костей этого козодоя, сохранившихся с времен, близких к последнему ледниковому периоду, в пещерах на о. Пуэрто-Рико, и там же он встретил живую птицу. Но после наблюдений А. Уитмора в 1911 г. об этом козодое около полувека не было никаких сведений, и его считали вымершим. Пуэрториканского козодоя в то время относили к подвиду жалобного козодоя (С. vociferus noctitherus), а некоторые специалисты и сейчас считают его лишь подвидом. В 1961 г. на севере острова Г. Рейнар записал на магнитофон крики козодоя, отличающиеся от криков обычного жалобного козодоя, а затем, воспроизведя эту запись, привлек и поймал... пуэрториканского козодоя. В результате длительных исследований Г. Рейнар обнаружил небольшую популяцию этого "живого ископаемого". В настоящее время у южного побережья о. Пуэрто-Рико три участка леса (государственные леса Гуаника и Сусуа и холмы Гуянила-Хиллс) являются местами гнездования пуэрториканского козодоя. Площадь этих участков около 3000 га, или 3% предполагаемой территории обитания этого вида в прошлом. Вся популяция пуэрториканского козодоя 10 лет назад оценивалась примерно в 500 пар. На первый взгляд, для островного вида такая численность достаточно высока, и тревожиться о его судьбе нет как будто бы оснований. Но если вспомнить, что осталось от его прежних местообитаний, учесть возросшее население острова, усиление пресса рекреации и деятельности крыс и мангустов - беспощадных хищников для всех гнездящихся на земле птиц, то можно с уверенностью причислить этот вид к редким и уязвимым.

В значительной степени деятельность интродуцированных хищников привела к исчезновению ямайского малого козодоя (Siphonorhis americanus), вымершего во второй половине прошлого века. Близкий к нему вид, а ранее считавшийся его подвидом, гаитянский малый козодой (S. brewsteri) населяет широколиственные, смешанные и сосновые леса, а также поросшие кустарниками холмы на о. Гаити и маленьком о. Гонав. С 1928 г. на Гаити этого козодоя не наблюдали, лишь в 1969 г. записали на магнитофон его голос. По данным А. С. Дод, с 1972 г. эту птицу неоднократно слышали и встречали в ряде пунктов на западе Доминиканской Республики в сухих районах до высоты 800 м над ур. м. Полагают, что появление такого количества козодоев на западе острова вызвано откочевкой их с территории Республики Гаити, где их местообитания большей частью уничтожены человеком. Но не следует забывать, что крысы и мангусты встречаются по всему острову, а репродуктивные способности козодоев (два птенца за сезон) очень низкие.

По костным остаткам из пещер на Кубе в 1985 г. С. Олсон описал еще один вид - кубинского малого козодоя (S. daiquiri). Автор не исключает возможности существования этого вида в аридных районах южного побережья на востоке Кубы, но пока его никто в природе не видел.

Колибри - эндемичную для Америки и своеобразную группу птиц - одни специалисты рассматривают как подотряд стрижеобразных, а другие выделяют в самостоятельный отряд, что более верно. В настоящее время известны 320-330 видов колибри, из которых около 260 представлены каждый особым родом. Кроме того, около 40 "видов" колибри, описанных разными авторами, в действительности являются либо гибридными формами, либо морфами. Населяют колибри самые разнообразные места, от низинных тропических лесов до альпийских лугов. Гнезда они строят, подвешивая их к тонкой веточке, в развилке сучьев или в узких расщелинах скал. В полной кладке обычно 1-2 белых яйца, которые в течение 14-20 дней насиживает только самка. У колибри хорошо развит половой диморфизм: по сравнению с тускло-окрашенными самками самцы имеют яркое, блестящее оперение. Многие виды колибри представлены в коллекциях всего несколькими экземплярами или единственным, что может свидетельствовать как об их редкости, так и о малой изученности. Несомненно, что изменение местообитаний и добыча птиц существенно снизили численность некоторых видов.

В первом издании Красной книги было упомянуто 12 видов колибри, имеющих ограниченный ареал, а в последнее издание занесены 6 видов, из которых 3 впервые были описаны лишь в 1972-1973 гг. Очевидно, что общее число редких или исчезающих видов колибри в Южной и Центральной Америке значительно больше, но о состоянии их популяций нет сведений.

Из новых видов колибри, описанных А. Руши после обработки коллекционных сборов на юго-востоке Бразилии, особый интерес представляет лесной колибри Маргариты (Phaethornis margarettae): 10 птиц этого вида были добыты в лесу Клабин-Фарм, или Фазенда-Клабин, на северо-востоке шт. Эспириту-Санту. Этот участок первичного дождевого леса площадью 4 тыс. га находится в частном владении и представляет особый интерес как место концентрации эндемичных видов и подвидов птиц (остальные естественные их местообитания в окрестностях давно уничтожены). В 1977 г. колибри Маргариты был встречен также в другом сохранившемся массиве дождевого леса - в заповеднике Сооретама. Несомненно, что в прошлом птицы этого вида были распространены значительно шире, но по мере вырубания лесов ареал и численность вида сократились до минимума.

Черноклювый лесной колибри (Ph. nigrirostris) найден только в охраняемом участке первичного леса в заповеднике Нова-Ломбардия на высоте около 950 м над ур. м. на юге Эспириту-Санту. Здесь он живет рядом с довольно обычным чешуегорлым лесным колибри (молодых особей последнего вида специалисты ранее принимали за этот редкий вид).

Третий вид, названный А. Руши в честь Б. Гржимека Threnetes grzimeki, также был обнаружен только в лесу Клабин-Фарм и в резервате Сооретама. Однако возможно, что "колибри Гржимека" не самостоятельный вид, а лишь молодые особи краснохвостого колибри (Glaucis hirsuta). Близкий к последнему, бронзово-зеленого цвета колибри Дорна (Glaucis dohrnii) был распространен в девственных лесах востока Бразилии от юга шт. Баия до Рио-де-Жанейро. Однако за 30 лет в результате уничтожения лесов ареал его катастрофически сократился: от площади лесов в 35 тыс. км в 1939 г. к 1967 г. осталось всего около 100 км2. В настоящее время колибри Дорна встречается только в лесу Клабин-Фарм (около 20 особей) и на территории национального парка Монти-Паскуал и заповеднике Коррегу-ду-Веаду. В Бразилии все редкие виды колибри охраняются законом, а колибри Дорна, единственный представитель этого семейства, включен в Приложение I СИТЕС.

Маленький, зеленый сверху и белый снизу (самцы с красновато-фиолетовым оперением горла) чилийский колибри-эльф (Eulidia yarrellii) прежде населял отдельные участки между побережьем и горами на севере Чили от г. Антафагаста до границы с Перу. В 1935-1948 гг. он был довольно обычен даже в садах и скверах городов и поселков, причем местами встречался чаще, чем кормящийся на тех же цветущих деревьях и кустарниках более крупный колибри-родопис. Но в 70-х годах по непонятным причинам во многих местах своего прежнего обитания чилийский колибри-эльф исчез, хотя численность колибри-родопис осталась прежней. Р. Мак-Фарлейн, изучавший в 1972-1973 гг. птиц в этих районах, видел чилийского колибри-эльфа всего 3 раза. Еще этих птиц можно встретить в г. Арика и прилежащей долине р. Асапа, а также восточнее, в долине р. Льюта, отдельные находки известны из долины р. Камаронес. А. Джонсон в 1969 г. наблюдал чилийского колибри-эльфа в г. Маминья - это самая южная находка птицы в последние десятилетия.

Дятлообразные Центральной и Южной Америки представлены многими эндемичными видами, но большинство из них, несмотря на быстрое уничтожение лесов, пока еще достаточно многочисленны, хотя сокращение популяций отмечено для многих, особенно островных форм.

О бедственном положении императорского дятла (Campephilus imperialis) стало ясно после исследований Дж. Тендера в 1962 г. Этот огромный, более полуметра в длину, дятел окрашен весьма скромно: иссиня-черное оперение с крупными белыми пятнами на крыльях и спине, удлиненные перья хохла у самца ярко-красные, а у самки черные, загибающиеся вперед. В конце XIX - начале XX вв. императорский дятел был довольно обычен (1 пара на 27 км2) в сосновых и сосново-дубовых лесах Мексики в горах Западная Сьерра-Мадре от Соноры до Мичиокана. Как и наша желна, императорский дятел для своих гнезд выдалбливает в старых деревьях дупла с овальным входом, но в полной кладке у него всего 2 яйца. Основной причиной сокращения численности этого вида послужила, по-видимому, не вырубка лесов, а охота лесорубов на всех местных птиц, тем более что этот огромный дятел был легкой добычей для стрелков. По крайней мере, крупные старые деревья, необходимые для гнездования, сохранились, а дятлы почти исчезли. С 1950 г. их изредка встречали только в шт. Чиуауа и на юге шт. Дуранго. Сам Дж. Теннер в 1962 г. в лесах на плоскогорьях шт. Дуранго не видел ни одного дятла, а позднее были зарегистрированы только единичные встречи на юго-западе Чиуауа, на западе Дуранго и в Сакатекас. В настоящее время императорский дятел включен в Приложение 1 СИТЕС, отстрел и отлов птиц в Мексике запрещены.

Многообразная и богатая эндемичными формами фауна воробьинообразных птиц неотропической области, к сожалению, изучена еще недостаточно. Это подтверждается тем, что за последние 20 лет в этом регионе были открыты и описаны почти 30 новых видов и много подвидов воробьиных птиц. Тропические леса отличаются большим разнообразием воробьиных при относительно низкой плотности населения многих из них. Потребуются длительные исследования на обширных территориях, чтобы получить представление об истинном состоянии и динамике их популяций. Многие районы были обследованы однократно или вообще не посещались специалистами, поэтому трудно составить полный список редких и исчезающих видов этого отряда. В настоящее время имеются достоверные сведения о сокращении или исчезновении того или иного вида или подвида воробьиных только для наиболее населенных и освоенных территорий и островов Карибского бассейна. Список редких, сокращающихся в числе или находящихся под угрозой исчезновения представителей этого отряда в Центральной и Южной Америке, даже по предварительным данным, превышает 80 таксонов, из которых мы рассмотрим лишь некоторые.

Среди воробьинообразных 13 семейств специалисты объединяют в подотряд тиранновых, или кричащих, воробьиных. Из-за относительно примитивного строения нижней гортани все их представители хотя и издают разнообразные звуки, но настоящей песни, которую мы часто слышим у наших певчих птиц, у них нет. Десять семейств этого подотряда свойственны только Новому Свету, главным образом Центральной и Южной Америке. В одно из таких эндемичных семейств объединены птицы-печники, или гончары (Furnariidae), названные так за оригинальные шарообразные с боковым входом гнезда из глины, которые строят некоторые из этих птиц. Большинство же птиц-печников делают гнезда из травы, веточек и листьев или устраивают их в норах и расщелинах скал, однако название "печники" в отечественной литературе сохранилось и за ними. Из 216 видов птиц-печников многие имеют очень ограниченное распространение, и биология их не изучена.

Пестроголовый печник-серохвост (Хеnerpestes singularis)* почти 100 лет был известен по единственному экземпляру, добытому в горах на востоке Эквадора. Лишь в 1977 г. американские орнитологи Т. и С. Паркеры обнаружили этих птиц на севере деп. Сан-Мартин в Перу, почти на 500 км южнее места находки типового экземпляра. В высокоствольном туманном горном лесу в первой половине сентября они несколько раз видели пестроголовых серохвостов группами по 3-4 особи (возможно, выводки) в смешанных стайках других птиц. По повадкам эти птицы напоминают американских славок, или лесных певунов. На следующий год этот вид был отмечен на севере деп. Кахамарка (Перу) и на юге Эквадора в пров. Самора-Чинчипе в горах на высоте от 1100 до 1700 м над ур. м. Таким образом, ареал этого вида, который считали редким, если не вымершим, оказался сравнительно обширным, но биология его пока неизвестна.

* (Мнение Ч. Вори, что пестроголовый печник-серохвост является лишь подвидом распространенного от Панамы до Колумбии двухполосого печника-серохвоста (X. minlosi), оказалось ошибочным.)

Муравьеловковые (Formicariidae) - еще одно эндемичное южноамериканское семейство подотряда кричащих воробьиных, из 225 видов которого, по крайней мере, 3 бразильских находятся под угрозой исчезновения.

Рыжеспинный муравьиный крапивник (Myrmotherula erythronotos) был обнаружен на юго-востоке Бразилии в районе между Рио-де-Жанейро и Нова-Фрибургу в середине прошлого века. Крапивника он напоминает лишь величиной, коротким хвостом и привычкой держаться в подлеске или нижнем ярусе леса. Большая часть его оперения имеет черную или серую окраску (у самок черный цвет заменен на оливково-коричневатый), но спина каштаново-рыжая, а бока и часть кроющих крыла белые. Как и для большинства других "муравьеловок", основное место в рационе питания этих птиц занимают не сами муравьи, а другие насекомые, которых выпугивают муравьиные полчища, разгрызая полусгнившую древесину или во время своих походов. Девственные тропические леса в местах прежнего обитания рыжеспинных муравьиных крапивников давно уничтожены или расчищены под плантации, и уже много лет здесь никто не видел этих птиц. В 1953 г. рыжеспинного муравьиного крапивника А. Руши включил в список птиц шт. Эспириту-Санту, но позднее никаких подтверждений, что он живет в этих местах, не поступало. Не исключено, что этот и в прошлом редкий вид вымер.

Только в двух местах близ г. Салвадора в восточной части шт. Баия гнездится черная красноглазка (Pyriglena atra). Радужина у этих довольно крупных птиц огненно-красного цвета, а оперение блестяще-черное у самцов и буроватое у самок; белые перья с крупными овальными черными пятнами имеются лишь на плечах. По-видимому, черные красноглазки, как и широко распространенные белоплечие красноглазки, из сухих веточек и листьев строят невысоко над землей рыхлое, с боковым входом гнездо, откладывая в него всего 1-2 яйца, в насиживании которых принимают участие оба партнера. Прибрежные тропические леса, в которых была найдена черная красноглазка, в настоящее время расчищены или уничтожены, лишь небольшие сохранившиеся участки леса могут поддерживать существование этого вида. В 1968 и 1974 гг. этих красноглазок встречали в районе Санту-Амару, но численность их популяции, видимо, очень мала.

Представитель монотипичного рода длиннохвостая муравьеловка (Rhopornis ardesiaca) много лет была известна лишь по трем экземплярам, добытым в юго-восточных районах шт. Баия. Темно-серого цвета, с черным горлом у самцов и белым у самок, с длинным ступенчатым хвостом, эта птица предпочитает сухие участки лесов. В 70-х годах Э. Уиллис и И. Оники обнаружили длиннохвостых муравьеловок близ Боа-Нова в переходной зоне на границе тропического леса и пустынного кустарничника. По их наблюдениям, птицы предпочитают держаться поодиночке, каждая пара имеет обособленный участок, удаленный от участка другой пары на 100-200 м. Общая численность популяции низкая: расчистка лесов и кустарников в переходной зоне под пастбища и посевы представляет серьезную угрозу для этого вида.

Такое же угрожающее положение популяции узкоклювой муравьедки (Formicivora iheringi), населяющей сходные местообитания во внутренних районах шт. Баия. Этих птиц, похожих по окраске на белоплечего муравьиного крапивника, но с более длинным хвостом и белыми каймами перьев на горле, в последние годы видели всего несколько раз. Пригодная для их жизни территория неуклонно сокращается. В Бразилии все эти виды находятся формально под охраной, но специальных резерватов для их сохранения не создано.

Два вида питтовидных муравьеловок - усатая (Grallaria alleni) и бурогрудая (G. milleri) - известны только по экземплярам, добытым в 1911 г. в Колумбии на западных склонах Центральной Кордильеры в деп. Кальдас. Усатая питтовидная муравьеловка была встречена в лесу на высоте 2100 м над ур. м., а более мелкая белогрудая - еще выше (2700-3100 м), где были добыты 7 особей. Субтропические и умеренные леса на склонах Анд в Центральной Колумбии за 70 лет существенно изменились. Можно, конечно, надеяться, что при более детальных исследованиях этих птиц еще обнаружат в сохранившихся участках нетронутого леса. В 1971 г. усатую питтовидную муравьеловку добыли в верховьях р. Магдалена, но она отличалась от птиц из Кальдаса, поэтому ее описали в 1979 г. как особый подвид G. alleni andaquiensis.

Возможно, под угрозой исчезновения находится тачирская питтовидная муравьеловка (G. chthonia); три птицы этого вида были добыты в 50-х годах в субтропической зоне (1800-2100 м над ур. м.) на юго-западе шт. Тачира, у границы Венесуэлы с Колумбией. Район, где эти птицы обитали, интенсивно осваивается, и их естественные местообитания в значительной степени уничтожены. Этот вид очень похож на желтогорлую питтовидную муравьеловку, распространенную от Мексики до Бразилии, но темнее, а верх груди коричневатый с белыми пестринами. Кстати, о тринидадском подвиде желтогорлой питтовидной муравьеловки (G. guatimalensis aripoensis), обитавшей в горах на севере о. Тринидад, с 1925 г. нет никаких сведений, возможно, он вымер или находится на грани исчезновения.

Из 41 вида питтовидных муравьеловок гнезда известны лишь для 11. Чашевидной формы, из веточек и старых листьев почти все они были устроены на стволах поваленных деревьев; в кладке у этих птиц всего 2 яйца.

В Красную книгу занесены два бразильских представителя семейства тапакуловых (Rhinocryptidae) - тапакуло Штреземана и бразилианский. Столь странное название (в отечественной литературе можно встретить "тапаколо", "топаколо", "топоколо") произошло от испанского "tapaculo", из-за того что птиц этого небольшого (30 видов) семейства успевают увидеть быстро убегающими в чащу с поднятым, словно для прикрытия, хвостом. Обитают эти маленькие и внешне разнообразные птицы преимущественно в густом подлеске и зарослях кустарников. Больше ходят, чем летают, гнездятся чаще всего в норах, вырытых между корнями деревьев. Скрытый образ жизни объясняет скудность сведений о биологии и состоянии популяций многих из них.

Тапакуло Штреземана (Merulaxis stresemanni) - черная (самец) или черно-, коричневая (самка) птица величиной со скворца, но относительно длинным, ступенчатым хвостом. Впервые она была найдена в 30-х годах прошлого века на востоке шт. Баия в окрестностях г. Салвадора, а вторая особь была добыта позднее в 250 км к югу от первоначального места - у г. Ильеус. Тропические леса вдоль побережья, где они обитали, давно уничтожены или изменены. Никто из специалистов больше этих птиц не видел.

Сходная судьба и у похожего на крупного крапивника, но длинноногого и черновато-серого сверху бразилианского тапакуло (Scytalopus novacapitalis). Три этих птицы были добыты в 1957 г. в густых зарослях кустарников, папоротников и лиан в районе, который теперь заняли постройки г. Бразилиа. Подобные участки местообитаний, несомненно, есть на обширной территории Бразильского плоскогорья, и возможно, в ближайшие годы где-нибудь удастся найти этот вид.

Из весьма разнородного и включающего около 100 видов семейства котинговых (Cotingidae) наибольшее опасение вызывают лентогрудая (Cgtinga maculata) и белокрылая (Xipholena atropurpurea) котинги, населявшие первичные тропические леса вдоль восточного побережья Бразилии, от которых остались лишь небольшие изолированные участки между плантациями, полями, пастбищами и поселками. Кроме того, в прошлом котинг в больших количествах добывали для еды, а яркораскрашенных самцов - из-за перьев для украшений. Лентогрудая котинга, самец которой имеет пурпурно-синюю перевязь на груди, была распространена от юга Баия до Рио-де-Жанейро, теперь сохранилась, видимо, лишь в шт. Эспириту-Санту в заповедниках Сооретама, Коррегу-ду-Веаду и в частном заповедном лесу Клабин-Фарм. На этих же участках леса, а также в национальном парке Монти-Паскуал (на юго-востоке Баия) встречают белокрылую котингу, которая раньше гнездилась вдоль побережья на север до шт. Параиба. Оба этих вида котинг включены в Приложение 1 СИТЕС и находятся под охраной в Бразилии. Там же охраняется и корольковая котинга (Calyptura cristata). Эта маленькая птица, похожая на королька, с алой, отороченной черным шапочкой на голове, также гнездилась в тропических лесах побережья Эспириту-Санту и по склонам гор близ Рио-де-Жанейро. Однако в последние годы ее видели столь редко, что возникает опасение, существует ли она сейчас или уже вымерла.

Наиболее многочисленное и широко распространенное в Америке семейство тиранновых (Tyrannidae) включает несколько видов и еще больше подвидов, описанных по одному или нескольким экземплярам. Правда, это больше объясняется слабой изученностью внутренних районов Южной Америки, чем редкостью самих птиц. Экологически замещая в неотропиках наших мухоловковых, многие представители тиранновых оказались весьма пластичными видами - легко приспосабливаются к измененным местообитаниям. Однако некоторые оседлые подвиды, имеющие ограниченное распространение, могут исчезнуть, если будут уничтожены их местообитания, или их выловят коллекционеры-любители.

Островной подвид серогрудого тиранна (Empidonax euleri johnstonei), гнездившийся на о. Гренада, вымер к 1910 г., хотя остальные 3 его подвида еще обычны от Перу и Амазонии до центральных районов Аргентины и Уругвая.

К редким видам следует отнести рыжегрудую тиранновую мухоловку (Xenotriccus callizonus), населявшую на юго-востоке Мексики (шт. Чьяпас) и севере Гватемалы лиственное мелколесье и приручьевые кустарнички на высоте 800-1700 м над ур. м. Эта буроватая сверху птичка с небольшим хохолком и оранжево-коричневой перевязью между белесым горлом и желтым оперением живота живет оседло лишь в нескольких изолированных участках. Маленькое чашевидное гнездо она прикрепляет с помощью паутины к тройной развилке веток на высоте 1-1,5 м от земли. Районы вдоль панамериканской дороги в значительной степени освоены, и естественные заросли по склонам уступают места плантациям, пастбищам и полям сельскохозяйственных культур. Кроме того, в Мексике ежегодно отлавливают несколько десятков тысяч птиц для экспорта в различные страны, и не исключено, что некоторые любители декоративных птиц захотят иметь в своих живых коллекциях ставшую уже теперь редкой рыжегрудую тиранновую мухоловку.

Среди многообразных представителей подотряда певчих воробьиных немало редких или исчезающих форм среди птиц, населяющих острова. Сходная по величине и форме с нашей ласточкой-береговушкой, но с зеленым, отливающим золотистым и синим оперением верха золотистая карибская ласточка (Tachycineta euchrysea) живет на островах Гаити и Ямайка. Гнездятся золотистые ласточки в дуплах деревьев, а на Гаити - за карнизами домов, откладывая по 3 белых яйца. Номинативный подвид золотистой ласточки (в Красную книгу он занесен как Kalochelidon е. euchrysea) встречается теперь только на одном-двух участках леса по известняковым холмам в горных районах Ямайки. С середины 60-х годов этих птиц видели всего несколько раз (максимальное число 12 особей, 1969 г.), видимо, популяция близка к исчезновению. Предполагают, что причиной тому могла стать конкуренция со стороны завезенных на остров скворцов.

Из большого числа форм домового крапивника на о. Мартиника местный подвид Troglodytes aedon martinicensis вымер еще в конце прошлого века. Домового крапивника на о. Гваделупа (Т. a. guadeloupensis) считали исчезнувшим с 1914 г., но в 1969 г. неожиданно встретили трех поющих самцов, а в мае 1973 г. на том же участке горного дождевого леса с помощью магнитофона обнаружили 5 пар птиц этого подвида. В других местах острова, где еще сохранился тропический дождевой лес, найти гваделупского домового крапивника не удалось. Под угрозой исчезновения находится подвид Т. a. mesoleucus на о. Сент-Люсия, где крапивников и их гнезда, возможно, уничтожают мангусты и крысы. За последние 25 лет лишь одного домового крапивника слышали на востоке острова, где, полагают, этот подвид мог еще сохраниться в двух сухих, заросших кустарниками лесных долинах у побережья.

Вероятно, на грани вымирания находится эндемик Кубы - монотипичный сапатский крапивник (Ferminia cerverai). Ареал этого вида ограничен всего 10-15 км2 густых зарослей восковника и других кустарников близ Санто-Томас в заболоченной низине Сапата. Эта большая, крупнее воробья, серовато-коричневая сверху и беловатая снизу птица строит в кустах шаровидные гнезда с боковым входом; в полной кладке, видимо, 1-6 белых яиц. Как охраняемый вид сапатский крапивник изображен на одной из почтовых марок Кубы, но уже 50 лет никто не слышал его песни и не видел самих птиц.

Из эндемичного американского семейства пересмешниковых (Mimidae) к числу исчезающих относится белогрудый пересмешник (Ramphocinclus brac-hyurus), два подвида которого живут на островах Мартиника и Сент-Люсия. Похожий на дрозда, коричнево-бурый сверху и белый снизу, этот пересмешник ведет преимущественно наземный образ жизни, но крупные чашевидные гнезда устраивает в кустарнике или на молодых деревьях невысоко от земли. В полной кладке всего 2 зеленовато-голубых яйца. Номинативный подвид белогрудого пересмешника (R. b. brachyurus) в начале прошлого века был широко распространен в сухих кустарниковых лесах по всему о. Мартиника, но интродукция крыс и мангустов привела к тому, что экземпляр, добытый для коллекции в 1886 г. на п-ове Каравелл, более полувека считался последним. Лишь в 1950 г. удалось обнаружить небольшое поселение этих птиц на северо-востоке Мартиники, где они, возможно, сохранились и сейчас, хотя последний раз этого пересмешника здесь видели в 1966 г. По тем же причинам на о. Сент-Люсия местный подвид белогрудого пересмешника (R. b. sanctaeluciae) к началу нашего столетия сохранился преимущественно у северо-восточного побережья острова. Здесь эти птицы живут в лесу с кустарниковыми зарослями в пяти ущельях на территории лесного резервата. В начале 70-х годов общее число их пар не превышало 75.

Табл. 6. 1. Белогрудый пересмешник. 2. Сапатский крапивник. 3. Рыжегорлая отшельница. 4. Коричневый пересмешник. 5. Кубинская овсянка. 6. Домовый крапивник. 7. Крючкоклювый коршун. 8. Желтая древесница. 9. Кубинская древесная утка. 10. Белошапочный гуан
Табл. 6. 1. Белогрудый пересмешник. 2. Сапатский крапивник. 3. Рыжегорлая отшельница. 4. Коричневый пересмешник. 5. Кубинская овсянка. 6. Домовый крапивник. 7. Крючкоклювый коршун. 8. Желтая древесница. 9. Кубинская древесная утка. 10. Белошапочный гуан

Табл. 6. 1. Белогрудый пересмешник. 2. Сапатский крапивник. 3. Рыжегорлая отшельница. 4. Коричневый пересмешник. 5. Кубинская овсянка. 6. Домовый крапивник. 7. Крючкоклювый коршун. 8. Желтая древесница. 9. Кубинская древесная утка. 10. Белошапочный гуан
Табл. 6. 1. Белогрудый пересмешник. 2. Сапатский крапивник. 3. Рыжегорлая отшельница. 4. Коричневый пересмешник. 5. Кубинская овсянка. 6. Домовый крапивник. 7. Крючкоклювый коршун. 8. Желтая древесница. 9. Кубинская древесная утка. 10. Белошапочный гуан

Коричневый, или антильский, пересмешник (Cinclocerthia ruficauda) населяет Малые Антильские о-ва от о. Саба до о. Сент-Винсент. Он похож на белогрудого пересмешника, но имеет более длинный клюв, а окраска нижней стороны у шести подвидов варьирует от грязно-охристой до серовато-белой. Гнезда птиц этого вида с двумя-тремя зеленовато-голубыми яйцами находили в нишах стволов деревьев или у основания листьев пальм. В наиболее плачевном состоянии находится популяция антильского пересмешника на о. Мартиника. Здешний подвид пересмешника (С. r. gutturalis) в прошлом был обычен в лесах острова, но замена их плантациями сахарного тростника и деятельность хищников угрожает существованию птиц; лишь в южной части Мартиники, возможно, сохранилось несколько пар пересмешников.

Еще один представитель монотипичного рода - сокорронский пересмешник (Mimodes graysoni) - обитал в 600 км от тихоокеанского побережья Мексики на о. Сокорро, для фауны которого характерны многие эндемичные формы. Похожий на дрозда, с длинным хвостом сокорронский пересмешник был здесь обычен, но после создания в 1957 г. на острове военной базы, а также после интродукции на остров множества домашних животных, включая кошек, и в связи с ухудшением местообитаний численность этих птиц стала быстро сокращаться. По наблюдениям Дж. Джела, к 1978 г. сокорронский пересмешник стал уже редким, а через 3 года исчез (его место занял иммигрировавший с материка многоголосый пересмешник).

Из семейства мухоловковых на многих из Антильских о-вов встречается рыжегорлая отшельница (Myadestes genibarbis) - серая, с рыжими горлом, низом живота и подхвостьем желтоногая птица величиной со скворца. Чашевидные гнезда отшельниц с двумя голубовато-белыми пятнистыми яйцами можно найти в нишах пней, стволов деревьев или на краю заросшего откоса. На о. Сент-Люсия местный подвид рыжегорлой отшельницы стал относительно редким, но еще более малочисленна популяция самого темного, почти черного сверху подвида М. g. sibilafis на о. Сент-Винсент. В последние годы этих птиц видели или слышали всего несколько раз, в частности в лесном заказнике Суфриер.

Близкая к рыжегорлой кубинская отшельница (М. elisabeth) обычна в лесах по холмам и горным склонам запада и востока Кубы, но второй ее подвид М. е. retrusus, населявший густые леса на о. Хувентуд (Пинос), вероятнее всего, вымер: с 1934 г. сведений о нем нет.

В 1938 г. последний раз видели кайманского сизого дрозда (Turdus ravidus, или Mimocichla ravida) - эндемика о. Большой Кайман; с 1964 г. его место на острове стал занимать пестрогорлый сизый дрозд, иммигрировавший с о. Кайман-Брак или с Кубы.

Из четырех подвидов крупного, коричневого с белыми пятнами, желтыми клювом, ногами и кольцом вокруг глаз желтоногого лесного дрозда (Cichlherminia Iherminieri) один - С. l. sanctaeluciae - на о. Сент-Люсия находится, вероятнее всего, на пути к исчезновению. В XIX в. объемистые чашевидные гнезда этих птиц с кладкой из двух-трех зеленовато-голубых яиц находили в кустах или на деревьях невысоко от земли. Теперь этот подвид, возможно, сохранился только в лесистых ущельях на северо-востоке острова, но за последние 20 лет его видели лишь однажды.

Из обширного семейства древесницевых, или американских славковых, представитель монотипичного рода - антильская, или сентлюсийская, древесница (Leucopeza semperi) - обитает в подлеске горных лесов о. Сент-Люсия. Эта птица напоминает нашу серую славку, но более длинноклювая и светлоногая. Она была редкой уже в первом десятилетии нашего века, а с 1947 г. одиночных птиц видели или слышали всего 4 раза. Ни их гнезд, ни слетков никто не находил. Предполагают, что сентлюсийская древесница еще живет в лесном резервате, расположенном в 7 км юго-восточнее Кастри, где пару птиц несколько раз наблюдали в 1972 г.

Желтая древесница (Dendroica petechia), 37 подвидов которой встречаются от Аляски до северо-запада Перу, привлекает внимание тем, что ее номинативный подвид D. p. petechia, населяющий о. Барбадос, оказался в списке вымирающих из-за паразитирования проникшей на остров воловьей птицы. О воздействии чрезмерного гнездового паразитизма воловьих птиц мы уже говорили в разделе о редких воробьиных Северной Америки. На о. Барбадос воловьи птицы появились в 1916 г., а через 10 лет заметили сокращение численности и ареала желтой древесницы, встречавшейся ранее даже в пригородных садах. Теперь ее распространение ограничено несколькими участками, главным образом мангровых лесов, на западе, юге и юго-востоке острова. Полагают, что на о. Барбадос сохранились 30-40 пар желтых древесниц, а выдержат ли они натиск воловьих птиц, избегающих пока зарослей мангров, покажет ближайшее будущее.

В 1972 г. К. Кеплер и К. Паркес описали новый вид древесницы, которую обнаружили в тропическом лесу на о. Пуэрто-Рико. Пуэрториканская древесница (Dendroica angelae) похожа на древесницу Бишопа, около 1,5 тыс. особей которой живут на о. Сент-Винсент, но отличается от нее пятнистостью на горле и нижней стороне тела. На участке тропического леса площадью примерно 500 га (между долинами рек Сабана и Эспириту-Санто) обитают не более 300 пар пуэрториканских древесниц, несколько позднее небольшое поселение этих птиц обнаружили в 150 км западнее, в лесу Марикао. При такой численности этот эндемичный вид следует считать редким, тем более что он может стать объектом гнездового паразитизма воловьих птиц.

Ряд видов древесниц известен лишь из локальных участков Центральной Америки, но пока никаких сведений о состоянии и изменении численности их популяций нет. Так, чирикинская желтогрудка (Geothlypis chiriquensis) найдена пока лишь в туманных лесах на склонах вулкана Чирики на западе Панамы. Там же и в районе вулкана Ирасу в Коста-Рике живет пламенногорлая древесница (Vermivora gutturalis). Еще больше таких видов в Южной Америке; в результате дальнейших исследований их ареал или таксономическое положение, возможно, будут пересмотрены и уточнены.

Трупиаловые, или американские иволговые, в большинстве своем обычные птицы, но некоторые представители этого эндемичного семейства заслуживают внимания. Например, занесенный в Красную книгу желтоплечий трупиал (Agelaius xanthomus), напоминающий черно-белой окраской иволгу, живет только на о. Пуэрто-Рико (номинативный подвид) и восточнее, на маленьком о. Мона (подвид А. х. monensis). Как и для желтой древесницы, основную угрозу для этого вида представляет гнездовой паразитизм воловьих птиц, с 1955 г. появившихся на о. Пуэрто-Рико, а позднее и на о. Мона. Гнездится желтоплечий трупиал преимущественно среди мангровых зарослей побережья и лагун, реже на деревьях по опушкам леса, располагая гнезда в 0,5-4,5 м над поверхностью воды или земли. В полной кладке 3-4 пятнистых яйца. К середине 70-х годов, по данным У. Поста и Дж. Уили, на о. Пуэрто-Рико обитали около 2300, а на о. Мона 100-200 желтоплечих трупиалов. Из 76 обследованных гнезд в 56 (73,7%) было по 2-4 яйца воловьих птиц. Снижение успешности размножения трупиалов и является причиной падения их численности. Хотя желтоплечий трупиал находится в Пуэрто-Рико под охраной закона, паразитизм воловьих птиц продолжает возрастать: в 1981-1982 гг. число гнезд трупиалов с яйцами воловьих птиц достигло 89-95%.

Один из трех подвидов ямайского трупиала (Icterus leucopteryx bairdi), населявший о. Большой Кайман, вымер там еще в 30-х годах, хотя точные причины его исчезновения неизвестны. Мексиканский вид - болотный трупиал (Cassidix palustris) - в прошлом населял заросли на болотах в верховьях р. Лерма и по берегам озер. Под натиском строительства городов и поселков в окрестностях Мехико и использования земель под сельское хозяйство места обитания болотного трупиала полностью уничтожены, и последнюю птицу этого вида добыли здесь в 1910 г.

Из американского семейства танагровых (многие специалисты рассматривают его как подсемейство овсянковых) в Красную книгу занесены 3 вида танагр, из них в качестве исчезающей - вишневогорлая танагра (Nemosia rourei). Этот вид был описан в 1870 г. по единственному экземпляру, добытому в Бразилии на северном берегу р. Параиба в шт. Рио-де-Жанейро. В то время леса здесь были еще не затронуты хозяйственной деятельностью, хотя сейчас большинство их сведено или расчищено. Отсутствие более 100 лет сведений о вишневогорлой танагре позволяет предполагать, что либо этот вид был редким уже тогда и вымер, либо типовой экземпляр представляет собой вариацию другого вида или имеет гибридное происхождение.

Величиной с воробья, окрашенная в черный, бирюзовый и фиолетово-синий цвета семицветная танагра (Tangara fastuosa) издавна привлекает внимание птицеловов и коллекционеров. Ее ареал ограничен участками тропических прибрежных лесов на востоке Бразилии в штатах Пернамбуку и Алагоас. Сведение лесов на побережье и многолетний отлов самих птиц существенно сократили численность этого вида. Хотя формально семицветная танагра считается охраняемой, браконьеры ежегодно отлавливают птиц для продажи как внутри страны, так и в другие страны.

Танагра Кабаниса (Т. cabanisi) - сине-зеленая с металлическим отливом птица, лишь живот у нее белый. Живет она в туманных широколиственных лесах гор Сьерра-Мадре на юго-востоке шт. Чьяпас в Мексике и, видимо, на юго-западе Гватемалы, где 120 лет назад близ Кесальтенанго был добыт типовой экземпляр; с тех пор в коллекции поступило еще 3 шкурки. В 1972-1977 гг. танагр Кабаниса наблюдали во влажном тропическом лесу северо-восточнее Мапастепека (Мексика) на высоте 1200-1500 м над ур. м.

Пастбища для скота и плантации кофе и других культур существенно сократили площадь естественных местообитаний этого вида, но по ущельям вдоль границ Мексики и Гватемалы еще сохранились крупные массивы туманных лесов, где могут жить танагры. Участок леса площадью 10 тыс. га, где были встречены эти птицы в 1972-1977 гг., объявлен резерватом Института естествознания шт. Чьяпас.

Есть еще ряд видов и особенно подвидов танагр, известных по одному или нескольким экземплярам. Они имеют, видимо, ограниченное распространение, и состояние их популяций пока не выяснено. К ним можно отнести чернокрылую кустарниковую танагру (Chlorospingus inornatus), обнаруженную в начале нашего века на склонах г. Пирре (юго-восток Панамы), такаркунаскую кустарниковую танагру (Ch. tacarcunae), которая найдена только на г. Такаркуна и холмах Мале в пограничном районе Панамы и Колумбии, а также некоторые другие виды. Отсутствие информации об этих видах в течение многих лет уже указывает на их редкость и необходимость изучения биологии и современного состояния, а если нужно, то и разработки мер охраны.

Овсянковые и вьюрковые в Латинской Америке весьма разнообразны, и большинство из них относятся к многочисленным видам. Мы упомянем лишь о некоторых эндемичных видах. Только в двух районах Кубы живет занесенная в Красную книгу кубинская овсянка (Torreornis inexpectata); на возвышенных местах болота и вдоль древней морской террасы с зарослями кустарников, акаций, кактусов и злаковыми куртинами на п-ове Сапата обитает номинативный подвид, а на участке сухого скрэба на побережье в 40 км восточнее Гуантанамо на востоке Кубы - подвид Т. i. sigmani. В Красной книге со ссылкой на персональное сообщение О. Гарридо указано на находку кубинских овсянок (новый подвид?) еще и на о. Коко (архипелаг Камагуэй) у северного побережья Кубы.

Окраска у этих птиц скромная: серовато-оливковый верх, коричневая шапочка, черные полоски на щеках и желтоватого цвета снизу. Гнезда кубинских овсянок с пятнистыми яйцами находили в конце апреля - мае у основания злаковых кочек, причем каждая пара занимает индивидуальный участок площадью около 3 га. Общую численность этого вида не определяли, поэтому нет данных об изменении размеров популяций, но, несомненно, кубинская овсянка относится к редким видам. Как охраняемая эндемичная птица она изображена на одной из почтовых марок Кубы.

Будущее разных популяций кубинских овсянок зависит не только от сохранения их местообитаний (все три участка находятся в границах охраняемых территорий), но и от капризов природы, например тропических ураганов, частых в этих районах Карибского моря. Примером может служить судьба двух подвидов красноголового карибского вьюрка, один из которых живет на о. Пуэрто-Рико, а другой - Loxigilla portoricensis grandis - населял небольшой участок леса на о. Сент-Кристофер (Сент-Киттс). Последний экземпляр этого вьюрка с о. Сент-Кристофер поступил в коллекции в 1880 г., и полагали, что позднее птицы вымерли из-за уничтожения их гнезд завезенными на остров обезьянами. Г. Раффаэле установил, что сильнейшие ураганы в 1899 г. практически уничтожили участок леса на острове. Это и послужило, вероятнее всего, причиной исчезновения местного подвида красноголового карибского вьюрка.

Ряд видов овсянковых и вьюрковых известен по одному или нескольким экземплярам, добытым в конце прошлого или начале нашего века и позднее никем из специалистов не встреченных: либо они вымерли, либо еще будут обнаружены в других, пока не обследованных районах. Из таких видов тумакоская спорофила (Sporophila insulata), вероятнее всего, вымерла; ранее она встречалась на маленьком о. Тумако на юго-западе Колумбии. Здесь в 1912 г. были добыты 4 особи этого вида, но больше птиц не видели: остров, представлявший собой сухую песчаную равнину с низкорослой растительностью и участками мангров на берегу, позднее был застроен кварталами г. Тумако.

Чубатая спорофила (Sporophila melanops) известна лишь по единственному экземпляру, добытому более 100 лет назад у берега р. Арагуая в Бразилии на юге шт. Гояс. Она, видимо, близка к многочисленной и широко распространенной желтобрюхой спорофиле, но всеми специалистами признается как самостоятельный вид.

В Колумбии на склонах Центральной Кордильеры, на высоте более 2000 м над ур. м. в северо-западной части деп. Толима в 1911 г. были добыты 2 особи оливковоголовой атлапеты (Atlapetes flaviceps). С тех пор субтропические леса в этих районах в значительной степени вырублены, и оливковоголовых атлапет никто уже не встречал.

В отличие от описанных выше видов огненный, или красный, чиж (Carduelis cucullata, или Spinus cucullatus) населяет участки тропического леса, кустарниковых зарослей и редколесья с луговинами на севере Венесуэлы, от северо-востока Колумбии до о. Тринидад. Самец его напоминает нашего чижа, но раскрашенного в огненно-красный цвет, черные лишь голова, крылья и хвост. Этих птиц ежегодно тысячами отлавливали для продажи коллекционерам-любителям. С 1947 г. огненные чижи исчезли в Колумбии, единицы их остались на Тринидаде, а в Венесуэле в период гнездования их можно встретить только в отдаленных от поселков и дорог горных районах. Хотя формально в Венесуэле огненный чиж находится под охраной закона и включен в Приложение 1 СИТЕС, высокая стоимость этих птиц на черном рынке способствуют нелегальному отлову их и экспорту. Отрадно лишь то, что в последние годы огненные чижи успешно размножаются в неволе, откладывая по 3-5 яиц. При необходимости можно будет из вольерных птиц возродить некоторые популяции или интродуцировать птиц в другие подходящие места. По сведениям Г. Раффаэле, в 1976 г. этих чижей (по 12 особей одновременно) наблюдали в Пуэрто-Рико, где они, вероятно, акклиматизировались.

Заканчивая главу о птицах Америки, следует упомянуть об одном морском виде. Бермудские о-ва, расположенные в Атлантическом океане на пути в Америку, начали осваиваться европейцами преимущественно с начала XVII в. Первых поселенцев поразило обилие птиц, гнездившихся на скалах островов и в норах по берегам. Значительную долю их (около 100 тыс. особей!) составляли бермудские тайфунники, или кахоу (Pterodroma cahow). Вместе с поселенцами на островах появились крысы и свиньи, численность которых быстро увеличивалась, а количество гнездящихся птиц соответственно уменьшалось. К тому же колонисты начали интенсивно использовать тайфунников в пищу. Исчезновение птиц шло с такой катастрофической скоростью, что уже в 1616 г. было объявлено о запрете добычи кахоу, а в 1621-1622 гг. запрет на добычу этих птиц в местах гнездования принял форму закона. Но крысы и свиньи, конечно, продолжали их уничтожать, и в конце прошлого века полагали, что бермудский тайфунник вымер. В 1935 г. птица этого вида разбилась о маяк, и специалисты узнали, что кахоу еще существует в природе. После тщательных поисков в 1951 г. была обнаружена "колония" бермудских тайфунников из 7 гнезд.

Эти птицы, ведущие ночной образ жизни, ежегодно откладывают в норе или расщелине скалы единственное яйцо, но большинство птенцов погибают. В течение последующих лет шла борьба за спасение бермудского тайфунника: создавали заповедные зоны, уничтожали крыс, разрабатывали меры по предотвращению поедания птенцов кахоу белохвостыми фаэтонами, создавали искусственные гнездовья и даже предпринимались попытки реинтродуцировать с побережья Флориды на о. Нонсач желтошапочную квакву для борьбы с наземными крабами, уничтожавшими в норах яйца тайфунников. В 1966 г. загнездились 20 пар бермудских тайфунников, в 1968 г. - 26, а к 1983 г. популяция этих птиц возросла до 35 пар. Хотя численность их растет очень медленно, теперь есть надежда, что вид не попадет в список вымерших, как это произошло с ямайским подвидом черноголового тайфунника (P. hasitata caribbaea), уничтоженного крысами и мангустами в конце прошлого века.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© ORNITHOLOGY.SU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://ornithology.su/ 'Орнитология'
Рейтинг@Mail.ru