Пользовательского поиска






19.09.2010

Уральским орнитологам не разрешают выпускать птиц на волю

Абсурдная ситуация сложилась вокруг соколов-балобанов, выращенных энтузиастами для пополнения естественной популяции исчезающего вида птиц: чиновники не позволяют выпустить десять соколов на волю.

В зависимости от возраста и смышлености обучение сокола занимает от двух недель до полутора месяцев. Фото: Татьяна Андреева
В зависимости от возраста и смышлености обучение сокола занимает от двух недель до полутора месяцев. Фото: Татьяна Андреева

Беркут с Колымы

Центр по мониторингу и реабилитации хищных птиц "Холзан" возник на голом энтузиазме орнитолога-любителя Олега Светлицкого. Светлицкий руководствовался возвышенной мечтой: возродить в России соколиную охоту - изысканное развлечение, большим любителем которого был еще Алексей Михайлович Романов. Девять лет назад бизнесмен на свои деньги создал центр, привлек единомышленников. В селе под Екатеринбургом появились просторные вольеры, оборудование, научные сотрудники - энтузиасты защиты птичьих прав на выживание: практически все хищные птицы России занесены в Красную книгу.

"Холзан" начинался как госпиталь, и первым его пациентом стал ястреб-перепелятник, пострадавший в "автокатастрофе". В отличие, например, от ворон, глубоких мыслителей птичьего мира, хищники не отличаются выдающимся интеллектом и часто попадают в ДТП. Один из последних пациентов прибыл аж с Колымы, из заповедника "Магаданский", куда молодого истощенного беркута сдал дальнобойщик. "Краснокнижная" птица будто бы ожидала попутку на остановке транспорта около небольшого поселка. Когда шофер подошел к ней - сразу же села на протянутую руку. Ученые определили, что на воле этому беркуту не выжить: слишком "одомашнен" - привык к человеку и не умеет самостоятельно охотиться. Региональный Рос­природнадзор с Магаданским управлением по охране животного мира через Москву на самолете отправили найденыша на Урал. Сегодня беркута, названного Магги (от Магадана), вместе с такими же птицами, не способными выжить в природе, обучают охотничьим навыкам.

Сейчас в центре около 80 птиц: орлы-могильники, степные орлы, беркуты, соколы-балобаны и сапсаны, совы, филины и другие хищники. Экскурсии по центру - единственный способ заработка орнитологов.

Размножение контрабанды

Таможня иногда поставляет сюда изъятых птиц, которых контрабандой пытаются вывезти в арабские страны (там хороший ловчий сокол стоит более трех тысяч долларов). В 2004-м Екатеринбургская таможня передала в "Холзан" семь соколов-балобанов, которых сняли с борта самолета в аэропорту Кольцово. Контрабандиста, который перевозил птиц, туго завернув в полотенца и затолкав в сумку, приговорили к выплате штрафа в 450 тысяч рублей в пользу государства.

С появлением колонии балобанов центр начал осваивать функцию "родильного дома". Но поначалу птицы не соглашались размножаться. Ученые провоцировали их деликатесами. Самки не желали высиживать яйца - орнитологи испытывали различные типы гнезд, инкубаторов, подбирали режим выведения птенцов... И в 2005 году в "Холзане" появились первые птенцы балобанов. Так центр сделал первый шаг к выполнению совсем уж фантастической по нынешним временам задачи: расселению в естественные условия обитания птиц. В 2009-м состоялся первый выпуск соколов: в августе в заповеднике Аркаим Челябинской области на волю отпустили шестнадцать птиц.

Балобан на Аркаиме

В советские времена не без успеха разводили сайгаков, байкальскую нерпу, мускусных быков, зобастых газелей. На Среднем Урале восстанавливали популяцию бобров.

В современной России не существует ничего подобного глобальным советским программам. Но теория известна: животные должны быть готовы к самостоятельной жизни.

- Наши птицы, предназначенные для выпуска, не приучены к человеку. Они кормятся исключительно живым кормом - подрощенными цыплятами, крысами, перепелами, воронами, голубями. Содержатся вместе со взрослыми особями, которые своим примером дают понять, что нужно сделать, чтобы остаться сытым, - объясняет правила воспитания Алексей Бехтерев, научный сотрудник "Холзана". - Аркаим предоставляет великолепный кормовой ресурс для балобана, там водятся грачи, вороны, грызуны, а в окрестностях много сельхозпредприятий, которые облюбовали голуби.

- Лучше этих мест для балобана не найдешь, - считает и научный сотрудник Аркаима, главный орнитолог Валерия Гашек.

Однако благое дело споткнулось.

В силках

Чтобы не усложнять процесс, сокольники могли бы выпускать птиц на волю, никого не спросясь, но легких путей не ищут. Выпуск редкой фауны в природу санкционирует федеральная служба Росприроднадзора, на десяток соколов оформляется фолиант страниц в сто. Отправить соколов на волю в 2008 году уже помешала волокита: разрешительную лицензию выдали в ноябре, когда в степи птицам не пропитаться. В следующем году документы подали, как только птенцы вылупились - к августу успели в самый раз! И в этом году поступили так же, но... споткнулись о Челябинское управление Рос­природнадзора РФ.

- Мы не имеем обоснований, почему этих птиц надо выпускать именно в Челябинской области. Выпускали бы в Оренбургской, где они чаще встречаются, - объясняет позицию ведомства и. о. начальника территориального управления Оксана Черноволова. Потом возможны и трансграничные перемещения - вдруг они улетают в Казахстан, а там и Иран недалеко? Или, может быть, мы выпускаем их на верную смерть? Пока эффективность не доказана, мы считаем ее нулевой - все равно что выбрасываем этих птиц. Чтобы исключить случаи незаконного оборота редких птиц, надо организовать систему наблюдений.

А время уходит - снова наступит осень, и о выпуске птиц придется забыть до следующего года, до следующей партии птенцов. "С боями пробиваемся", - по-военному описывает нелегкий процесс Олег Светлицкий:

- Это полнейший абсурд: мы выращиваем, воспитываем птиц, наконец выпускаем птиц их в природу - и после этого мы же еще должны их контролировать. Давайте нам по сто тысяч рублей на каждую птицу - мы навесим радиомаячки и будем следить за ними через спутник два-три года, пока батарейка не сядет, или оплатите работу орнитологов в поле. Давайте, нам самим это тоже интересно. Но у нас-то таких денег нет и быть не может...

- Я готова помочь, бесплатно и в свой отпуск вести наблюдение за выпущенными птицами. Но в том районе, где выпускают птиц, очень сложные полевые условия, поэтому по технике безопасности у меня должна быть маршрутная пара - коллега, а кто ему заплатит? - спрашивает Валерия Гашек. - Как трудно понять чиновникам, что эта акция неокупаемая, что только подвижник и фанат способен добиться таких результатов. Хотите наблюдений - так дайте денег, а не вставляйте палки в колеса.

Вадим Рябицев, президент Уральского орнитологического общества, главный специалист-орнитолог УрО РАН:

Хищных птиц в России вообще немного. "Холзан" выбрал специализацией симпатичных балобанов, которых почти не осталось. Выпуск даже десятка соколов в естественную среду - это капля в море. Но какая значимая капля для практически исчезнувшего вида! Ребята делают, что могут, кидаются на амбразуру, пытаются закрыть дыры в природе, пробитые деятельностью человека. И в этом случае придирки чиновников не оправданны. Да, хорошо бы проконтролировать поведение выпущенных соколов в природе, проследить пути их миграции и так далее. Но кто профинансирует такие работы? Когда в США реализовали такую же программу по сапсанам - разводили и выпускали их в природу, следили за ними с помощью радиомаячков, то каждая птица обошлась примерно в миллион долларов.

Татьяна Бокачева, начальник отдела Управления Росприроднадзора по УрФО:

- Содержание диких животных, принадлежащих к занесенным в Красную книгу РФ видам, в неволе и выпуск их в естественную природную среду допускается в исключительных случаях по разрешению (распорядительной лицензии), которая выдается Федеральной службой Росприроднадзора в Москве. По обращению НП "Холзан" сотрудники Росприроднадзора по УрФО провели натурное обследование условий содержания и подготовки к выпуску в условия дикой природы десяти соколов-балобанов, разведенных в 2010 году в вольерном центре НП "Холзан", которое показало у птиц отсутствие фактора беспокойства (присутствия посторонних людей), умения летать и самостоятельно добывать пищу.

В соответствии со ст. 24 ФЗ "О животном мире" не должны допускаться действия, которые могут привести к гибели объектов животного мира, поэтому хотелось бы проследить дальнейшую судьбу выпущенных соколов-балобанов. Мы предложили альтернативные территории для выпуска, например Оренбургскую область, организацию системы контроля за выпускаемыми птицами. Я подчеркиваю: мы не требуем, мы рекомендуем. Согласование на получение распорядительной лицензии НП "Холзана" с целью выпуска десяти особей соколов-балобанов в настоящее время оформлено.

Кася Попова


Источники:

  1. Российская газета





© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://ornithology.su/ 'Ornithology.su: Библиотека по орнитологии'
Рейтинг@Mail.ru