предыдущая главасодержаниеследующая глава

У рыбаков Манты

Когда снимаешь животных, нет уверенности, что получится все, что задумал. Конечно, основательная подготовка и безграничное терпение в большинстве случаев бывают вознаграждены. Но всяческие неожиданности вечно заставляют сомневаться в успехе.

Так вышло у нас с кашалотом, самым крупным созданием, обитающим в водах у Галапагосских островов. Мы много раз видели, как кит всплывал на поверхность для выдоха отработанного и вдоха свежего воздуха. До половины показывалось его огромное тело над волнами. Но "Один" никак не успевал подойти достаточно близко, чтобы можно было вести съемки. Шум мотора пугал кита, и он опять ускользал от нас в безопасную глубь океана. Я хотел было выйти с камерой на ялике, надеясь быть в нужном месте к моменту следующего появления кита на поверхности. Но Мигель воспротивился опасной затее. Волна, вызванная быстрым движением такой туши, просто перевернула бы легкую скорлупку. В тот же день мы были свидетелями полета летучих рыб. Разогнавшись, они выскакивали из моря и, расправив свои переливающиеся синие плавники, летели по воздуху метров 20-30. Затем, звонко шлепнувшись о поверхность, скрывались в водной стихии. И опять наша камера всякий раз опаздывала. Несмотря на все усилия нам так и не удалось запечатлеть на пленке планирующий полет летучей рыбы.

На такой легкой как перышко, но прекрасных мореходных качеств лодке рыбаки из Манты предпринимают свои отважные походы в открытый океан.

Отважные походы в открытый океан
Отважные походы в открытый океан

- Вам надо съездить в Манту, - посоветовал Мигель. - Там наверняка представится случай поохотиться за всякими чудесами Тихого океана да еще с самыми отважными рыбаками Эквадора. Советы Мигеля еще никогда не были пустыми. Когда позже мы вернулись на материк, оказалось, что попасть в рыбацкую деревню Манта в провинции Манаби можно было, только если протрястись десять часов в невообразимо переполненном омнибусе, более заслуживающим, чтобы его сдали в музей. Ландшафт менялся: тропический лес уступил место зарослям кустарников, затем потянулась серая степь и наконец клубящаяся пылью безжизненная равнина. Перуанское течение здесь опять подходило близко к берегу, и теперь на суше не было и следа влаги. Мы вновь попали в пустыню. На берегу, однако, жизнь била ключом. Легкие бальсовые лодки, вооруженные большей частью только парусом, возвращались с богатым уловом или спешили в открытое море. Добычу разделывали мускулистые метисы. На раскаленном песке грудами лежали меч-рыбы, рыбы-молот, парусники, тунцы бонито и корвина, а также морские черепахи. Мы увидели черных марлинов, довольно близких родственников меч-рыбы. Среди них были гиганты пятиметровой длины, едва помещавшиеся в лодку. Выброшенные внутренности с жадностью пожирали грифы-урубу, пеликаны и множество фрегатов. Они носились в воздухе, опускались на землю и бродили среди людей. Благодаря их прожорливости песок на пляже поддерживался в чистоте, и рыбаки были с птицами в приятельских отношениях.

Меч-рыбы на пляже у рыбацкой деревушки Манта в провинции Манаби. Часто добыча бывает больше, чем лодка. Лодки строят из легкой бальсовой древесины, и они танцуют на волнах, словно пробки. Зато тяжело нагруженные выдерживают долгий обратный путь.

Часто добыча бывает больше, чем лодка
Часто добыча бывает больше, чем лодка

На пляже Манты птицы находят всегда накрытый стол. Они набрасываются на внутренности огромных рыбин, съедая все дочиста. Рыбаки благодарны им за уборку отбросов, да и птицы привыкли к близости человека.

На пляже Манты птицы находят всегда накрытый стол
На пляже Манты птицы находят всегда накрытый стол

Американец Билл Коста, торговый агент, который уже пятнадцать лет скупает здесь, в Манте, рыбу, любезно предоставил в наше распоряжение свой моторный катер, свое время и богатый опыт. Вместе с ним мы на следующее утро вышли в море и спустя три часа нагнали рыбацкую флотилию в открытом океане. Бальсовые лодки не длиннее 6-7 метров с надутыми парусами скользили по гребням волн во всех направлениях. Как только на крючок попадалась большая рыба, парус спускали - теперь лодку тащила рыба. Так продолжалось, пока у гигантской рыбы не иссякали силы. Тогда крепкие мужчины постепенно подтаскивали ее к борту лодки и добивали ударами дубинки по черепу. Жестокая охота и опасная профессия, которая требует большого мастерства и огромной физической выносливости. Конечно, нам очень хотелось запечатлеть на пленке охоту на крупную рыбу.

Добыча весом 200 килограммов и более здесь случай привычный. Не успеют вытащить рыбу на берег, покупатели уже рядом. Громыхающие грузовики по скверному шоссе доставляют улов в холодильники Гуаякиля для дальнейшей переработки

Добыча весом 200 килограммов
Добыча весом 200 килограммов

Билл Коста уверил, что поможет нам снять поведение только что загарпуненной рыбы. Однако это не удалось, несмотря на его приятельские отношения с рыбаками. Лодки слишком сильно подпрыгивали на волнах, и рыбаки опасались, что, подойдя ближе, мы помешаем их трудной работе. Конечно, можно было заранее за высокое вознаграждение договориться с кем-нибудь из рыбаков, но как угадать, кому из них повезет поймать большую рыбу?

Самое трудное - втащить гигантскую рыбу в лодку. Чтобы лодка не перевернулась, используют тяжелые мешки с песком. Чем больше вес добычи, тем больше песка высыпают в море. В то время, когда гиганта медленно втаскивают с одного борта, мешки перекладывают к другому. Из отверстия в мешке песок струйкой течет за борт, пока не будет сброшен вес, равный весу пойманной рыбы. Мы видели белоперую акулу, голова которой и хвост не уместились в лодке и висели над водой. Билл Коста рассказывал, что добытая как-то меч-рыба весила около 400 килограммов. Работа рыбаков тяжкая и опасная. Бывает, что гибнет вся команда суденышка. Однако рыбаки Манты неплохо зарабатывают. В этой бедной стране их считают богатыми людьми.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© ORNITHOLOGY.SU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://ornithology.su/ 'Орнитология'
Рейтинг@Mail.ru