предыдущая главасодержаниеследующая глава

Птицы осенью и зимой

Осенне-зимние экскурсии

Птицы осенью и зимой
Птицы осенью и зимой

Тематика осенне-зимних орнитологических экскурсий достаточно разнообразна. Осенние миграции и линька, инвазионные нашествия птиц, суточные перелеты и концентрация на местах ночевок и кормежек, пищевой рацион и способы кормодобывания, зимний характер распределения по территории, наконец, осеннее пение и зимнее размножение - вот неполный перечень явлений и сторон жизнедеятельности птиц, которые можно изучать осенью и зимой. Среди них более всего бросаются в глаза осенние миграции птиц. Они даже заметнее, чем весенние, так как осенью птицы летят обычно медленнее и чаще делают продолжительные остановки.

Об осенних миграциях

Когда у птиц заканчивается период размножения, они начинают перемещаться в поисках корма. У одних видов эти перемещения почти сразу же перерастают в миграцию. Это наблюдается у ряда дальних мигрантов, которые покидают область размножения, не начав даже линять. Осенняя линька у них протекает на зимовке. У других видов, и таких большинство, между размножением и миграцией существует предмиграционный период. Он длится иногда несколько месяцев. За это время птицы полностью или частично меняют старое оперение на новое, накапливают жировые запасы, после чего начинают перелет.

Общее направление и сроки пролета. В европейской части СССР генеральное направление осенних миграций юго-западное. Продвигаясь к своим южноевропейским или африканским зимовкам, большинство птиц огибает крупные водоемы и летит, как и весной, придерживаясь береговой линии. Так ведут себя и водоплавающие, и сухопутные птицы. Таким образом, основными местами концентрации снова становятся долины рек, а также прибрежные зоны озер и заливов. Однако проводить наблюдения теперь уже нужно преимущественно на северных и восточных побережьях.

Птицы, зимующие в Юго-Восточной Азии и летящие в восточном направлении, у нас немногочисленны. В качестве примера могут быть названы чечевица, дубровник, зеленая пеночка, садовая камышевка и некоторые другие. Осеннюю миграцию они начинают очень рано - уже с конца июля. В конце же августа - начале сентября отлетают последние особи. Столь ранние сроки отлета связаны с большой протяженностью их миграционных путей. На трассе пролета их заметить трудно. Летят они по ночам. На глаза попадаются в основном во время дневных остановок. Знание осенних голосов этих птиц облегчает проведение наблюдений. Чечевица издает свистовое "твиу", садовая камышевка сухо щелкает, для овсянки-ремеза характерно высокое металлическое циканье и т. п.

Из птиц, летящих на юго-запад, миграция которых идет тоже в августе - начале сентября, укажем на различных куликов: перевозчика, фи-фи, черныша, большого улита, среднего и большого кроншнепов. Этих птиц заметить нетрудно, так как летят они не только ночью, но и в светлое время и свое перемещение сопровождают громкими специфичными голосами. Летят в августе также стрижи и кукушки, мухоловки, камышевки, сверчки и желтые трясогузки. Сроки их пролета очень определенны. В Ленинградской области, например, пик первой волны осеннего пролета по наблюдениям Г. А. Носкова неизменно приходится на период с 3 по 10 августа. В потоке видимой миграции в это время преобладают стаи желтых трясогузок. Черные стрижи ежегодно исчезают из Ленинграда 15-18 августа. Лишь отдельные особи задерживаются до сентября, иногда даже до октября, а один раз Ю. Б. Пукинский наблюдал под Ленинградом несколько стрижей в начале ноября. Такие отклонения от нормы известны и у других видов, но они редки и причины их далеко не во всех случаях ясны. Тем более они представляют интерес и заслуживают специального внимания.

Сентябрь - начало октября - самый подходящий период для экскурсий, так как поток видимой миграции в это время бывает выражен сильнее всего. В сентябре можно наблюдать пролет большинства птиц, как сухопутных, так и обитателей водно-болотных стаций. За одну экскурсию удается увидеть представителей 60-70 видов. Особенно грандиозной картина перелета бывает в конце сентября - начале октября, когда на северном побережье Финского залива за день можно встретить более миллиона особей разных птиц.

Пики пролета отдельных видов, однако, не совпадают. В первой декаде сентября многочисленными бывают пеночки-веснички и береговые ласточки, летят стаи чибисов и вяхирей, хотя последние два вида продолжают миграцию и позднее. Во второй декаде сентября под Ленинградом идет массовый пролет турухтанов, а также дупелей. С середины сентября начинают встречаться стаи золотистых ржанок. Это ночные мигранты и обнаруживать их приходится на местах отдыха - на прибрежных лугах и выгонах. Во второй декаде сентября в массе летят многие насекомоядные птицы - деревенские ласточки, лесные коньки, серые мухоловки, славки. Из мелких насекомоядных птиц дольше других задерживается в средних широтах пеночка-теньковка, осеннее пение которой на местах отдыха можно слышать до конца октября. В ясные погожие дни поют на осеннем пролете также и старые самцы деревенских ласточек. В третьей декаде сентября отлетают последние ласточки, идет миграция козодоя и становится особенно заметным пролет смешанных стай зябликов и вьюрков, овсянок, луговых коньков и белых трясогузок, зарянок, певчих дроздов и белобровиков. Продолжают лететь вяхири, скворцы, чижи, канюки.

Рис. 101. Осенняя стая пролетных гусей (фото А. Соколова)
Рис. 101. Осенняя стая пролетных гусей (фото А. Соколова)

Во второй половине сентября - начале октября заметно повышается активность птиц, связанных с водно-болотными стациями. В это время идет последняя волна пролета журавлей, уже объединившихся в крупные стаи. Летят гуси и казарки. На заливных лугах и пожнях увеличивается количество бекасов, появляются гаршнепы. На побережьях Финского залива, Ладожского, Чудского и Псковского озер, а также озера Ильмень - всюду видны пролетные стаи различных уток: кряковых, свиязей, гоголей, хохлатых чернетей, лутков и других. Озерные чайки образуют скопления из тысяч птиц, отдыхающих на мелководьях. Многочисленны также сизые и серебристые чайки. Иногда можно встретить и залетевшую морскую чайку, отличающуюся наличием черной мантии на спине и крыльях. Она очень похожа на клушу, но крупнее ее. Клуша к этому времени обычно уже заканчивает пролет. Малая чайка отлетает еще раньше, не сменив брачного наряда. В середине октября наблюдается последняя волна пролета, которая продолжается до выпадения снега. Пик ее приходится на конец второй - начало третьей декад октября. Именно к этому времени становятся многочисленными высыпки вальдшнепов, появляются зимняки, в массе летят дрозды-рябинники, идет валовый пролет северных нырков - синьги и морянки, а также гусей и лебедей. В эти же сроки заканчивают пролет зяблики, скворцы и грачи, хотя некоторая часть их остается зимовать в пределах средней полосы. Пролет лебедей, часть нырков, чаек, вальдшнепов и отдельных гаршнепов наблюдается иногда и после выпадения снега, в конце первой декады ноября. По образному выражению С. А. Бутурлина, в это время птицы летят уже "на крыльях снежной метели". Отлет последних мигрантов обычно совпадает с появлением первых стай свиристелей, чечеток и пуночек, гнездовые ареалы которых находятся в более северных областях. В начале ноября прилетают и щуры, но они появляются в большом количестве не каждую осень, а лишь в годы урожая кормов. Их относят в связи с этим к группе так называемых инвазионных птиц, речь о которых будет ниже.

Проводя наблюдения за осенними миграциями птиц на орнитологических экскурсиях, следует регистрировать не только календарные сроки пролета каждого вида, но и часы суток, когда птицы летят активнее всего. Издавна принято различать дневных и ночных мигрантов. Днем, как известно, летят аисты, лебеди, гуси, журавли, хищники, голуби, многие воробьиные - ласточки, овсянки, вьюрковые. Только по ночам передвигаются осенью славки, камышевки, соловьи, зарянки, многие дрозды, перепела, а также большинство куликов, пастушков, речных уток. В последние годы, однако, выяснилось, что деление птиц на ночных и дневных мигрантов весьма условно. Существует значительное количество видов, передвигающихся во время осенней миграции как ночью, так и днем.

Изучение перемещений ночных мигрантов связано с методическими трудностями. В настоящее время их исследуют с помощью радара, а также наблюдают летящих птиц в телескоп на фоне диска луны или в луче сильного прожектора. В СССР такие исследования проводились К. В. Большаковым и С. П. Резвым. Естественно, что учет птиц по их голосам тоже способствует выявлению видового состава ночных мигрантов, пролетающих через наблюдательный пункт. И несмотря на применение целого комплекса методик учета птиц, в биологии перелетов ночных мигрантов еще много не ясно. Одной из загадок до сих пор является механизм образования так называемых высыпок.

Высыпки охотничьих видов птиц. "Высыпка" - термин охотничий. Его применяют к временным скоплениям некоторых птиц в местах отдыха и кормежки на осеннем пролете. Классические высыпки образуют пять видов охотничьих птиц: перепел, бекас, гаршнеп, дупель и вальдшнеп. Все это типичные ночные мигранты. Останавливаются на дневной отдых они еще затемно в специфических для каждого вида местах. Перепела концентрируются на полях кукурузы и проса, в бурьянах и огородах, а на черноморском побережье Кавказа и Крыма на травянистых плоскогорьях, в виноградниках и садах. Высыпки бекасов обычно бывают на заливных лугах и сырых пожнях, гаршнеп предпочитает топкие места и грязи, дупель - луга, поля и огороды, а вальдшнеп-припойменные ольшанники. В зависимости от состояния погоды птицы могут задерживаться на местах кормежки на один или несколько дней. Исчезают они так же внезапно, как и появляются. Еще вчера собака подымала дупелей или бекасов одного за другим, а сегодня птицы вдруг практически исчезли - отлетели.

Рис. 102. Бекас (фото Ю. Пукинского)
Рис. 102. Бекас (фото Ю. Пукинского)

Высыпки - это не стаи птиц, осевшие на отдых, какие наблюдаются у золотистых ржанок, турухтанов, чибисов или чернозобиков. В высыпке каждая особь ведет себя самостоятельно, независимо от соседей. Будучи вспугнутыми, дупель, бекас или вальдшнеп вылетают обычно поодиночке. Редко подымаются сразу две или три птицы. Остальные продолжают оставаться на своих местах. Такое поведение птиц дает возможность хорошей собаке снова и снова демонстрировать свое мастерство, а охотникам - стрелять, стрелять, стрелять... до горячих стволов. Именно поэтому бекас, дупель, гаршнеп, вальдшнеп и перепел стали классическими объектами любителей охоты с подружейной собакой, и именно такая неумеренная стрельба привела к резкому снижению численности дупеля и перепела по всей Европе. Бекас и вальдшнеп пока еще сохраняют свою численность. В средней полосе еще можно за день поднять 30-40 вальдшнепов. Однако и этих птиц ждет та же участь, если количество охотников и легавых собак будет возрастать.

В целях сохранения запасов перепела и всей "красной дичи" - так называют группу вышеуказанных куликов - необходимо периодически запрещать осеннюю охоту. Собак же можно использовать для учета дичи на орнитологических экскурсиях. При этом важно обращать внимание на степень постоянства сроков появления высыпок. Они могут изменяться год от года в зависимости от климатических условий, однако средние даты достаточно постоянны. Раньше других летит дупель, высыпки которого обычны в период от 8 до 14 сентября. Но в отдельные годы дупель может появиться в средней полосе уже в конце августа. Во второй декаде сентября дупели крайне редки, хотя отдельных птиц М. В. Калинин встречал даже в третьей декаде, когда идет массовый пролет бекаса и гаршнепа. Самые поздние встречи этих птиц под Ленинградом зарегистрированы после выпадения снега - 7 и 8 ноября, а вальдшнепа - 10 ноября.

Рис. 103. Затаившийся вальдшнеп (рис. А. Формозова)
Рис. 103. Затаившийся вальдшнеп (рис. А. Формозова)

Способность образовывать высыпки несомненно облегчает птицам возможность нахождения кормных мест, но она оказывается для них губительной при столкновении с меткими охотниками и хорошо работающей собакой. Легче всего стрелять дупелей. Взлетая, они издают низкое кряканье, летят прямолинейно и недалеко. Нетрудно добывать и ожиревших перепелов. В Крыму и на Кавказе их даже кроют сачками. Значительно труднее стрельба по стремительно взмывающему свечкой среди елово-ольховых зарослей вальдшнепу. Бекас тоже нелегкая цель. Он летит на очень большой скорости, причем не по прямой линии, а кидаясь из стороны в сторону. По всей видимости, термин "снайпер" первоначально был охотничьим и своим происхождением обязан бекасу. Бекас по-английски snipe. Того, кто хорошо стрелял бекасов, называли снайпером.

Но каким образом возникают высыпки? Как объяснить почти одновременное появление десятков птиц на ограниченном участке угодий и одновременное их исчезновение? Если бы вальдшнепы и дупели летели стаей, как утки или гуси, то вопросы отпали бы сами собой. Однако никто не видал еще ночных стай дупелей и вальдшнепов. К. В. Большаков, изучавший ночную миграцию птиц несколько лет подряд, только один раз отметил трех вальдшнепов, летевших вместе. Преобладающее же большинство птиц летело в одиночку. Однако на высыпках бывает до сотни птиц! Каким образом они собираются в одном месте? Этот вопрос по существу остается открытым. Как справедливо отмечает Б. Обыденов, он требует специального обсуждения и накопления новых точных фактов. Иногда полагают, что образование высыпок можно объяснить способностью каждой птицы находить независимо от других лучшие кормовые места, попадающиеся на пути в конце ночного пролета. Однако хороших угодий бывает значительно больше, чем наблюдается высыпок. Птицы же оседают на дневной отдых недалеко одна от другой. По всей видимости, у них все же имеются какие-то, нам еще неизвестные, средства коммуникации^ позволяющие держать связь между собой как на трассе пролета, так и на местах кормежки.

Голосовой сигнал, издаваемый во время ночной миграции, характерен для бекаса. Он звучит особенно часто на старте и перед посадкой. На вечерних зорях иногда удается наблюдать, как бекасы один за другим через определенные промежутки времени стартуют в одном и том же направлении, ориентируясь по крику пролетающих над ними особей. Дупели тоже издают на старте голосовой сигнал, но он у них тихий и коммуникативное значение его еще не определено. В целом же поведение бекасов в какой-то степени напоминает поведение других ночных мигрантов, летящих в одиночку, например дроздов-белобровиков. Миграционные сигналы гаршнепа и вальдшнепа нам не известны. Это не означает, что у них нет акустических или других средств общения в период пролета. Нужны специальные наблюдения за поведением этих куликов в местах, где они останавливаются на отдых, концентрируясь на ограниченной территории, и восстанавливают силы для дальнейшего продвижения на зимовки. Только новые факты могут пролить свет на природу образования высыпок охотничьих видов птиц.

Инвазии птиц. Инвазиями называют нерегулярные массовые миграции птиц, совершаемые как в пределах ареала вида, так и вне его. Они не обязательно связаны с определенным сезоном, но чаще всего наблюдаются в осенне-зимний период, когда по причине неурожая основных кормов птицы начинают перемещаться в поисках пищи. В районах, бедных кормами, они не задерживаются, а в местах обилия пищи оседают и остаются там до тех пор, пока запасы кормов не иссякнут. При достаточном количестве пищи они держатся тут всю зиму и покидают район лишь перед весной. Так часто ведут себя дрозды-рябинники в годы урожая рябины. Клесты, попадая в зону массового плодоношения ели обычно летом, живут здесь целый год. Зимой они размножаются, а весной и летом следующего года начинают снова кочевать вместе с молодыми. Иногда часть птиц остается в районе размножения еще на год или два.

Классический пример инвазионных миграций дает сибирская тонкоклювая кедровка. В годы неурожая кедровых орешков она совершает далекие странствования, во время которых долетает до европейской части СССР, а иногда до Центральной Европы и Скандинавии. Налеты сибирских кедровок в среднюю полосу России и Прибалтику - сравнительно редкое явление. По данным Э. В. Кумари за истекшие 25 лет инвазии кедровок наблюдались здесь всего два раза - в 1954 и 1968 годах. Последнее нашествие было наиболее значительным. Массовому появлению птиц предшествует залет одиночных особей, которых иногда можно увидеть уже в конце июля. В августе, сентябре и октябре кедровки в годы налета довольно обычны, но с ноября "а экскурсиях снова попадаются в основном одиночные птицы. Питаются кедровки у нас семенами хвойных деревьев, орехами, ягодами, грибами, насекомыми. Посещают места выпаса скота, где выклевывают навозных жуков из коровьего навоза. С наступлением зимы многие птицы начинают страдать от голода, истощаются и погибают. Однако те, которые попадают в благоприятные условия, переживают зиму и весной даже размножаются.

Кедровок, если они появились, трудно не заметить. Они постоянно издают крекающие звуки и подпускают к себе на близкое расстояние. Кедровка чуть меньше галки. Окраска оперения ее коричнево-бурая с белыми пестринами, которые покрывают все тело, кроме верха головы. При взлете с земли она распускает хвост, и тогда бывает видна белая кайма, идущая по краю хвоста, как у горлицы. Все данные о поведении сибирских кедровок в европейской части СССР представляют большой научный интерес.

Из других инвазионных птиц, которые могут быть встречены на осенне-зимних экскурсиях, укажем на свиристеля и щура, зимующих на широте Ленинграда и Москвы в годы урожая ягод рябины. Обычно же эти птицы наблюдаются в средних широтах на пролете поздней осенью и ранней весной. Инвазионные налеты характерны также для длиннохвостой синицы и московки, сойки, трехпалого дятла и некоторых сов, в частности ястребиной и полярной (белой). Конкретные причины инвазий у большинства этих птиц еще не ясны. Можно лишь сказать, что они возникают вследствие недостатка пищи. Но в какой части ареала зарождается инвазия, как далеко она простирается и какова судьба птиц, участвовавших в непериодической миграции, - эти вопросы могут быть решены лишь путем сбора новых фактов.

Состав и распределение осенне-зимней орнитофауны

В зимний период большинство птиц живет в стаях. Лишь древолазы, а также птицы, ведущие хищный образ жизни (дневные хищники, совы, серый сорокопут), предпочитают держаться в одиночку или на расстоянии голосового контакта друг с другом. Для врановых и синиц характерна тенденция образовывать стаи, в которые входят представители разных видов. К смешанным стаям синиц нередко присоединяются дятлы, поползни и пищухи, ведущие обычно одиночный образ жизни. Все это приводит к очень неравномерному распределению птиц по территории.

Видовой состав зимующих у нас птиц небогат. Примерно две трети всех видов отлетает в более южные широты. С севера же прибывают лишь свиристель, чечетка, щур, пуночка, оляпка, иногда зимняк и ястребиная сова. При отсутствии кормов и они долго не задерживаются в средних и центральных областях, а проходят их транзитом. Среди зимующих преобладают лесные виды и птицы, жизнь которых теснее, чем других, связана е деятельностью человека. Птицы водно-болотных и открытых стаций улетают почти все. Лишь в некоторых местах у незамерзающей воды остаются зимовать отдельные особи или стайки уток и нырков. Иногда зимуют поганки, появляются оляпки и зимородки, а на полях в годы обилия грызунов задерживаются до середины зимы мохноногие канюки и ушастые совы.

Общая численность птиц зимой тоже невысока, особенно в годы неурожая рябины, семян хвойных и ольхи. Даже у так называемых оседлых видов, встречающихся в одном и том же районе круглый год, оседла лишь часть особей, остальные откочевывают. Как правило, на местах остаются старые, уже гнездившиеся здесь птицы. Молодые перемещаются иногда на значительные расстояния. Это было установлено с помощью кольцевания и оказалось типичным для тетеревятника, серой вороны, некоторых синиц. Подобного рода примеры ложной оседлости птиц, по всей видимости, характерны для многих птиц средней полосы. Все это заставляет с большой осторожностью относиться к понятию "оседлый" вид. Оседлый образ жизни могут вести отдельные особи, но не все представители вида того или иного района. На орнитологических экскурсиях это следует иметь в виду при объяснении причин чрезвычайно низкой численности птиц зимой. Путем систематической подкормки удается, однако, заставить и молодых ворон, и синиц жить на одном месте в течение круглого года. В природных же условиях абсолютно оседлых видов, вероятно, не существует. Даже для таких, казалось бы строго оседлых, видов, как домовый воробей, сорока, рябчик или глухарь, характерно явление осеннего расселения молодняка.

Итак, бедность видового состава, низкая численность и неравномерность распределения птиц по территории - это основные особенности состояния зимней орнитофауны, которые необходимо учитывать при организации зимних орнитологических экскурсий. Немалое значение имеет и погода - надо стремиться выходить на экскурсии в ясные, солнечные дни, когда птицы наиболее активны. В непогоду их почти не видно и не слышно. Маршрут должен быть длинным и захватывать участки леса, опушки, парки и окраины поселков или городов. Если в районе наблюдений есть незамерзающие ключи или быстро текущая река с полыньями, то такие места надо обязательно посетить. Здесь всегда можно встретить что-нибудь интересное.

Птицы на задворках деревень, городских свалках и дорогах. В зимнюю пору на окраинах поселков и городов можно встретить больше птиц, чем в лесу. Концентрация особенно ощущается после снегопадов, когда птицам становится трудно добывать корм из-под снега. Вблизи же человеческого жилья они всегда могут найти, чем поживиться. Даже такая, совсем, казалось бы, дикая, птица, как серая куропатка, нередко прилетает кормиться на окраины деревень, где посещает дороги, бурьяны и кучи соломы. Там, где побывали серые куропатки, от них остаются на снегу копанки и цепочки следов, похожих на куриные, но меньших размеров. Эти птицы обычно держатся стайкой в 15-20 штук, и следы их бывают очень многочисленными и запутанными. На ночь куропатки улетают на защищенную от ветра лесную опушку. Здесь, собравшись тесной кучкой, они проводят морозную ночь. В малоснежные зимы они не используют снег как ночное убежище. Однако после сильных снегопадов серые куропатки зарываются в снег, выбирая места, где он наиболее глубок. В сильные морозы они отсиживаются там иногда и днем. Соблюдая осторожность, можно подойти на лыжах к сидящим в снегу куропаткам совсем близко. Иногда они вылетают из-под самых ног с таким треском и шумом, что неопытный человек может испугаться. Заметим, что тетерева вылетают из снежных лунок один за другим, но куропатки всегда все разом. В лунках, где ночевали куропатки, можно обнаружить накопившиеся за ночь экскременты - кучки светло-коричневых колбасок длиной около 2 сантиметров.

На окраинах деревень и поселков осенью и зимой прежде всего, однако, обращают на себя внимание сороки, галки и вороны. Их концентрация начинается уже с раннего утра, чуть забрезжит рассвет.

Рис. 104. Сорока (рис. А. Формозова)
Рис. 104. Сорока (рис. А. Формозова)

В деревнях они сразу же летят обыскивать помойки, на которых находят различные отбросы: корки хлеба, потроха, кусочки картошки из вылитого супа и т. п. Сороки одна за другой летят сюда из окрестных рощ. На одной помойке иногда собирается до 20-25 птиц. В другой сезон такое количество сорок в одном месте встретить невозможно. Лучшего времени для наблюдений за повадками этих птиц не найти. Особое внимание следует обратить на характер полета сорок через открытые пространства, на их способность с большой высоты опускаться вертикально вниз к намеченному месту, на функцию их длинного хвоста и коротких и тупых крыльев. Сорока летит над полем всегда высоко, демонстрируя тип неравномерно машущего полета. Ее хвост действует как стабилизатор и руль глубины. Резкие повороты осуществляются с помощью крыльев и хвоста.

Рис. 105. Галка (рис. А. Комарова)
Рис. 105. Галка (рис. А. Комарова)

Серых ворон и галок особенно много бывает на городских свалках, около мясокомбинатов и крупных свинарников. Здесь ежегодно собираются десятки тысяч этих птиц. Они слетаются сюда с большой территории, прибывая подчас из других областей. По существу это место их зимовки. Каждое утро птицы отправляются на кормежку, а вечером летят в город на ночевку. К стаям ворон присоединяются в начале зимы и грачи. Здесь же можно встретить и ворона. Вороны и галки держатся стаей, иногда очень крупной. Вороны - парами или по одному. Встреча с ними особенно интересна. Это самые крупные наши певчие птицы. Пары у них сохраняются в течение многих лет. Они осторожны и близко не подпускают. Помимо крупных размеров и черной окраски оперения узнать их можно по характерному, обычно двойному крику "крук-крук".

Серых ворон и галок интереснее всего наблюдать под вечер, когда у них начинается массовый лет с окраин городов в центральные районы, где теплее и не так дует ветер. Партия за партией, широким фронтом и сильно растянувшись в глубину, птицы летят в одном направлении. Облюбовав группу зданий или какой-нибудь сквер с высокими деревьями, а иногда даже строительные краны, они уже в сумерках устраиваются на ночевку, подымая при этом невероятный гвалт. Одновременно можно услышать голоса тысяч птиц и записать их на магнитофон. Прокручивая потом ленту, легко убедиться, что сигналы птиц подвержены большой индивидуальной изменчивости. Долгую холодную зимнюю ночь вороны и галки проводят, тесно прижавшись друг к другу, распушив перья и спрятав голову под крыло. Как только забрезжит рассвет, они снова летят кормиться. Интересно отметить, что в марте и апреле, когда местные птицы уже начинают строить гнезда и откладывать яйца, суточные перелеты ворон хотя и в меньшем масштабе, но все же продолжаются. Таким образом, есть основание полагать, что у ворон стаи состоят из неполовозрелых одно- или двухгодовалых особей. Старые, то есть уже гнездившиеся, птицы ночуют парами около своих гнезд всю зиму с осени.

Прекрасный объект для осенних наблюдений - чайки. Они демонстрируют внутривидовое разнообразие способов кормодобывания и типов полета, возрастную изменчивость оперения, явление суточных миграций.

Рис. 106. Чайки на окраинах Ленинграда осенью (фото Ю. Пукинского)
Рис. 106. Чайки на окраинах Ленинграда осенью (фото Ю. Пукинского)

Осенние концентрации чаек на пригородных свалках теперь столь же распространены, как и скопления врановых птиц. Особенно это типично для территории Прибалтики и примыкающих к ней областей. В пригородах Ленинграда чайки ежегодно собираются на свалках и у мясокомбината тысячами. Явление это сформировалось в течение последних десятилетий, по мере общего нарастания численности чаек. До поздней осени, а иногда до середины зимы свалки посещают в основном сизые и самые многочисленные озерные чайки. Ночуют они на побережье Финского залива в 10-15 километрах от мест кормежки. С восходом солнца тысячи птиц устремляются на окраины Ленинграда и на Неву. Чайки летят рассредоточенно, широким фронтом, мелкими группами или поодиночке. Перелет на кормежку продолжается несколько часов, а в конце дня начинается обратное движение к побережью. Темное время суток чайки проводят на отмелях, стоя у воды. На следующий день повторяется то же самое: птицы летят в том же направлении и в те же часы, сохраняя строгий ритм суточного цикла осенне-зимней жизни.

Уличные сизые голуби больше, чем какие-либо другие птицы, зависят от человека, подкармливающего их во все сезоны года. Однако и они, как это можно наблюдать по утрам и вечерам, совершают регулярные кормовые перелеты. Осенью после уборки урожая они вылетают из городов и сел на прилежащие поля, где собирают семена сорняков, зерновых культур и гороха. Слетаются они и к зернохранилищам и мукомольным комбинатам.

На окраинах поселков всегда можно встретить воробьев, как полевых, так и домовых. Оба вида часто держатся вместе - кормятся или отдыхают. Ночуют они в различных застрехах, а в морозы забиваются даже в трубы домов, откуда вылезают утром сильно потемневшими. У полевых воробьев зимняя раскраска оперения примерно такая же. как и летом. У самцов же домового воробья большое черное пятно на горле и зобе, столь хорошо выраженное летом, в начале зимы почти незаметно. После осенней линьки оно скрыто налегающими друг на друга светлыми каемками перьев. Этот пример хорошо иллюстрирует то, что изменение окраски у птиц не всегда связано со сменой пера, то есть с линькой. Иногда так называемые брачные признаки возникают вследствие изнашивания тусклых концевых частей пера и выступания наружу более ярких внутренних его частей.

Полевые воробьи значительно более подвижны, чем домовые. Они постоянно совершают вылеты за пределы деревни или поселка на огороды и пустыри, заросшие полынью, лебедой и репейником. Здесь же семенами сорняков кормятся щеглы, коноплянки, зеленушки и снегири, а в годы неурожая семян ольхи также и чечетки.

Рис. 107. Щеглы (рис. А. Комарова)
Рис. 107. Щеглы (рис. А. Комарова)

Полевые воробьи всегда держатся дружной стайкой. Покормившись семенами лебеды и издав короткий сигнал "твить", они разом снимаются и стремительно улетают. Снегири появляются на пустырях обычно в конце зимы, когда запасы ягод и семян на деревьях истощаются. Тогда они переключаются на питание семенами торчащих из-под снега сорных трав. В это время птицы часто прыгают по снегу от кустика к кустику, оставляя характерные следы. Освещенный косыми лучами январского солнца ярко-красный (снизу) и голубовато-серый сверху, с черной шапочкой самец снегиря на снегу удивительно красивое зрелище. Не менее эффектны и щеглы. В их оперении есть желтые, черные, коричневые, белые и красные (на голове) тона. На задворках деревень щеглы обычно появляются с августа. В это время они любят посещать подсолнечники и выклевывать из них семена. Позднее, когда оболочки семян подсолнечника затвердеют, щеглы перестают ими питаться, так как уже не в состоянии бывают очистить семя от жесткой шелухи. Осенью и зимой основным кормом щеглов становятся семена чертополоха, репейника, полыни и лебеды. На чертополохе щеглы кормятся осенью, семена же других растений поедают в течение всей зимы. Кормясь на чертополохе, щегол сидит на его вершине. Временами он наклоняется, достает из соцветия семечко, откусывает белую летучку и пускает ее по ветру, будто мыльный пузырь. В начале лета он поступает так же с семенами одуванчика.

Из мелких птиц на окраинах поселков можно встретить еще обыкновенных овсянок. Размером они с воробья, но имеют более длинный вырезанный на конце хвост. В окраске их оперения бросаются в глаза желтоватые и каштановые (на надхвостье) тона. Осенью и в начале зимы эти птицы, как и самцы домовых воробьев, окрашены менее ярко, чем весной и летом. К весне желтый цвет на голове и нижней стороне тела становится заметнее вследствие обнашивания тускло окрашенных концевых частей перьев. Овсянки часто держатся вместе с воробьями на кучах соломы и навоза или прыгают по дорогам, подбирая рассыпавшиеся зерна. Они постоянно перелетают с места на место, издавая отрывистый пикающий позыв вроде "цк" или "црк". В центральных и южных областях вместе с воробьями и овсянками на задворках и дорогах в сельской местности можно встретить также хохлатых жаворонков, остающихся здесь на зиму. Это сероватые птицы чуть побольше воробья с хохолком на голове.

Зимой на дорогах вблизи сел и деревень иногда удается увидеть стайку пуночек, а поздней осенью - также лапландских подорожников и полярных, или рогатых, жаворонков. Все эти птицы гнездятся в высоких широтах Арктики, а зимуют в центральных и южных областях страны. В средней полосе они обычно встречаются на весеннем и осеннем пролете. Рогатых жаворонков (старые птицы) можно узнать по темным отметинам на зобе, щеках и темени, а также по "рожкам", торчащим вверху головы. Голос - нежная и мелодичная очень высокая трелька. У лапландского подорожника на почти черном фоне головы и зоба бросается в глаза большая светлая бровь. Остальное оперение белое (низ) и ржаво-коричневое с темными пестринами. На лету эта птица издает сухое потрескивание.

Зимующие вблизи жилья хищники. "Хищник" - понятие экологическое. Это животное, ведущее хищный образ жизни. Среди птиц, зимующих в средних широтах, хищничеством занимаются не только ястребы и соколы, но и некоторые совы, а из воробьиных птиц - серый сорокопут.

Рис. 108. Тетеревятник
Рис. 108. Тетеревятник

Из ястребов чаще всего может быть встречен тетеревятник - самый большой ястреб, с массой до 1,5 килограмма. Самки тетеревятника всегда крупнее самцов. Они иногда нападают даже на зайцев и глухарей. Гоняясь за добычей, тетеревятник летит низом, настигая жертву накоротке. Полет у него может быть чрезвычайно стремительным, несмотря на короткие и тупые крылья. Иногда тетеревятники подымаются на довольно значительную высоту и подолгу кружатся в воздухе, сочетая машущий полет с планированием. Вблизи жилья они встречаются только зимой, когда голод заставляет их появляться на окраинах деревень и даже в городах. Здесь ястреба привлекает обилие ворон и галок, домашних голубей, а также кур, бродящих вблизи домов. Преследуя жертву, тетеревятник настолько смелеет, что иногда влетает за ней на двор либо даже в сарай или сени, где нередко становится пленником. В Ленинграде известен случай, когда самка тетеревятника, преследовавшая голубя, влетела вместе с ним в комнату жилого дома, пробив при этом оба стекла. Старые тетеревятники имеют поперечнополосатую окраску нижней стороны тела. У молодых неполовозрелых птиц продольная каплевидная штриховка груди и брюха. В средних широтах зимуют преимущественно старые птицы.

Перепелятник вообще перелетная птица. Однако отдельные особи, находя на окраинах поселков и городов богатую добычу в виде воробьев и овсянок, иногда проводят всю зиму в старых пригородных парках и на городских свалках. В урожайные на рябину годы, когда дрозды-рябинники и свиристели надолго задерживаются в средних широтах, перепелятники зимуют у нас в значительно большем количестве, чем обычно. На экскурсиях этого хищника встречаешь неожиданно: он внезапно срывается с крыши сарая или с кучи навоза, на которой ощипывал попавшего к нему в лапы воробья или свиристеля, и быстро исчезает где-либо за поворотом.

Рис. 109. Зимняк, или мохноногий канюк
Рис. 109. Зимняк, или мохноногий канюк

Зимняки, или мохноногие канюки, в наибольшем количестве попадаются на экскурсиях в середине октября, во время массового пролета. В ноябре и декабре их уже бывает мало, но в теплые зимы и в годы высокой численности мышевидных грызунов на полях отдельные особи проводят у нас всю зиму. Они иногда парят над полями, примыкающими к деревням. Узнать их нетрудно. Бросаются в глаза белый испод крыльев с темными пестринами у кистевого сгиба, темное брюхо и светлый веерообразный хвост.

В годы нашествия свиристелей увеличивается и количество зимующих в средних широтах дербников. Они концентрируются тоже у населенных пунктов, где промышляют свиристелей и другую мелкую птицу - воробьев и овсянок. Отдельные особи залетают даже в города на кладбища и в крупные парки. Как и у всех соколов, полет у дербника стремительный. У него заметны продольная испещрен-ность на нижней стороне тела, заостренные крылья и сравнительно короткий хвост.

Рис. 110. Воробьиный сыч (рис. А. Комарова)
Рис. 110. Воробьиный сыч (рис. А. Комарова)

На окраинах городов и сел живут зимой еще два маленьких хищника. Один из них ночной, другой - дневной. Обоих привлекает здесь обилие воробьев. Первый из них - воробьиный сыч, самая мелкая из наших сов, размером со свиристеля: масса самцов едва достигает 60 граммов, самок, которые покрупнее, - 75 граммов. Питается воробьиный сыч главным образом мышевидными грызунами, частично землеройками, но в годы отсутствия грызунов переключается на воробьев. Когда издали смотришь на сидящего сыча, то первоначально думаешь, что это очень крупный и сильно распушившийся воробей, потерявший хвост. Последнее, между прочим, зимой иногда случается с домовыми воробьями, если они ночуют в щелях зданий, тесно прижавшись к стене. Подойдя поближе, по крупной голове и большим желтым глазам вскоре узнаешь в этой небольшой и коренастой птице сову. Помимо мелких размеров от других сов воробьиный сыч отличается двумя биологическими особенностями: характером полета, совершенно непохожим на совиный, и способностью устраивать с осени запасы корма, которые используются им в течение зимы. Полет у сыча стремительный и очень маневренный. Он летит толчкообразно, то взмахивая крыльями, то прижимая их к телу. Так летают дятлы и многие воробьиные птицы. Запасы воробьиный сыч устраивает в дуплах. В них находили до 80 жертв, преимущественно полевок. В городских скверах зимой иногда можно увидеть воробьиных сычей, таскающих в дупла воробьев, у которых они в первую очередь отъедают голову.

Подобным же образом расправляется со своей жертвой и серый сорокопут. Он самый крупный из наших сорокопутов, в связи с чем его иногда называют большим сорокопутом. Это довольно осторожная птица. Обычно она неподвижно сидит на видном месте, высматривая добычу. Будучи вспугнутой, отлетает в сторону волнистым полетом. За воробьями сорокопут охотится разными способами. Как правило, он ловит их накоротке, кидаясь на свою жертву внезапно. Не имея острых, как у ястреба, когтей, он не может удерживать жертву в лапах и стремится как можно скорее оторвать ей голову. Делает это он с поразительной быстротой, используя крепкий клюв, вооруженный особым зубцом на надклювье. Аналогичное приспособление есть и у соколов, которые тоже умерщвляют жертву, расчленяя у нее шейные позвонки с помощью клюва и зубца. Иногда сорокопут долго преследует воробья, беря его на измор. При этом хищник, экономя силы, всегда сокращает свой путь. Он подлетает к уставшему воробью по прямой после того, как тот, сделав огромную петлю над полем, вновь возвращается к деревне. Нападает серый сорокопут и на грызунов. Обезглавленных зверьков он нередко накалывает на острую ветку или колючку куста.

Из других хищников, изредка зимующих вблизи жилья человека, укажем на серую неясыть, обитающую иногда в пустующих зданиях пригородов, а также на ушастую сову, встречающуюся в годы обилия грызунов.

Птицы у незамерзшей воды. В мягкие зимы, нередкие в западных областях, реки замерзают очень поздно. Ледостав на них наступает в декабре и даже в январе. Крупные же полыньи сохраняются в течение всей зимы. В таких местах всю осень и часть зимы держатся сизые и озерные чайки. На незамерзающих быстринах больших и малых рек днюют кряковые утки, среди которых преобладают селезни.

Рис. 111. Незамерзающая речка (фото Ю. Пукинского)
Рис. 111. Незамерзающая речка (фото Ю. Пукинского)

Ночью они улетают кормиться на поля, пригородные свалки и тому подобные места. В последние годы количество зимующих кряковых уток резко возросло, особенно в крупных городах, в частности в Москве и Ленинграде, где теплые промышленные воды мешают замерзанию рек. Наметился процесс урбанизации кряквы. Утки стали гнездиться даже в центральных районах городов.

На быстротекущих незамерзающих реках Северо-Запада, например на Вуоксе, остаются на зиму также стайки морянок, гоголей и отдельные самцы большого крохаля. На западе средней полосы России и в Прибалтике на чистой воде можно встретить зимующих красно-головых нырков и одиночных поганок - чомгу, красношейную и малую. На полыньях Финского залива иногда подолгу живут лебеди-кликуны.

Рис. 112. Запоздалые гаршнепы у родничка
Рис. 112. Запоздалые гаршнепы у родничка

В начале ноября, когда на болотах между кочками вода уже покроется ледяной коркой и выпадет первый снег, у родников на незамерзающих оконцах воды задерживаются последние пролетные гаршнепы. Будучи вспугнутым, гаршнеп вылетает почти из-под самых ног. Молча или издав негромкий крякающий звук, он взмывает высоко кверху, а затем, расставив крылья, некоторое время летит планируя, как бабочка, не поймешь, в какую сторону.

Рис. 113. Оляпка (рис. А. Комарова)
Рис. 113. Оляпка (рис. А. Комарова)

Особенно отрадно встретить на зимней орнитологической экскурсии оляпку. У нас она повсюду редка и в большом количестве бывает лишь в южных горных районах, где за один день можно наблюдать свыше десяти зимующих птиц одновременно. Оляпка - единственный представитель отряда воробьиных, до известной степени освоивший водную среду. Она отличается способностью нырять под воду, продвигаться в толще воды, махая крыльями, и бегать по дну в поисках водных насекомых и их личинок, составляющих ее основной корм. Особи, зимующие в средних широтах, добывают себе корм в воде даже при сильных морозах. Иногда оляпка ныряет в одну полынью, а выныривает из соседней. Чаще, однако, она кормится на мелководных быстротекущих речках у перекатов. Здесь птица бродит по камням, а вода перекатывается через ее спину. Оляпка размером со скворца, но более корпулистая и со вздернутым кверху хвостом. Она вся бурая, только шея и грудь у нее белые.

Зимородок получил свое название, очевидно, потому, что зимой он держится у родниковой воды. Однако в средней полосе встреча с ним - редкое явление. У незамерзающих ключей и речек очень часто держатся стаи зерноядных вьюрковых птиц - чечеток, зеленушек, щеглов и снегирей. Посещают такие места и задерживаются до выпадения снега одиночные зарянки и дрозды. Все эти птицы прилетают сюда попить, а иногда и выкупаться.

Питание лесных птиц

Жизнь лесных птиц осенью и зимой протекает, в общем, однообразно и слагается по существу из сна и разыскивания пищи. Длинные морозные ночи - критический момент для многих птиц, особенно мелких. За короткий декабрьский день птица должна достаточно насытиться, чтобы не замерзнуть ночью, и почти все светлое время суток она тратит на поиски корма. Поэтому неудивительно, что на осенне-зимних экскурсиях чаще всего приходится наблюдать птиц на кормежке. По характеру питания зимующих в средних широтах лесных птиц можно условно подразделить на несколько групп.

Потребители ягод. Значение различных ягод в питании птиц огромно. Ими кормятся очень многие виды птиц, даже те, которые считаются исключительно насекомоядными, например мухоловки. Однако далеко не все виды изучены в этом отношении достаточно хорошо. Не во всех случаях ясны и сроки перехода птиц на ягодное питание.

Обычно это бывает уже летом, когда созревает земляника. Землянику особенно любят поедать дрозды - рябинник, певчий и белобровик, но в лесу их деятельность малозаметна, так как протекает в траве под пологом леса. При этом кормятся дрозды на земле всегда рассредоточенными группами. Поедая землянику, дрозды несомненно способствуют ее расселению по новым вырубкам. Все виды дроздов поедают и чернику, о чем можно судить по их лиловому помету, оставляемому на земле. Однако основными потребителями этой ягоды, а также голубики являются тетеревиные птицы, выводки которых летом концентрируются на черничниках, а к осени перемещаются на брусничники и клюквенники. В малоснежные зимы тетерева питаются брусникой даже в декабре и январе. Подснежная клюква - существенная часть кормового рациона глухаря, тетерева и белой куропатки и ранней весной. В урожайные на клюкву годы даже кряковые утки осенью вылетают по ночам на моховые болота за ягодой. На болотах ягодами морошки и клюквы питаются серые журавли. Это нетрудно установить, анализируя их помет. "Ягодами" малины кормятся опять же различные виды дроздов и многие славки. Они отщипывают от ягоды отдельные костяночки и оставляют ее наполовину объеденной. В большом количестве птицами поедается также черемуха (певчий дрозд, белобровик, сойка, иволга), ягоды бузины, жимолости (славки). Очень многие как зерноядные, так и насекомоядные птицы питаются в конце лета ягодами ирги, или коринки. Но наибольшее значение в питании птиц имеет, конечно, рябина. В годы ее урожая резко возрастает число дроздов-рябинников, свиристелей, щуров и снегирей - основных потребителей ягод рябины. Наблюдать этих птиц, однако, легче у жилья человека, и мы поведем о них рассказ в разделе "Птицы на приусадебных участках и на кормовых столиках".

Потребители семян и вегетативных частей хвойных деревьев. Из птиц, питающихся семенами хвойных деревьев, чаще всего на экскурсиях приходится встречать большого пестрого дятла. Он есть повсюду, где произрастает хвойный лес. Особенно много его в сосняках. На Карельском перешейке, например, едва сойдешь с электрички на станции Репино или Комарово, как он тут как тут. Сидит на дереве или телеграфном столбе и долбит сосновую шишку, выедая из нее семена. Это его основной корм в течение всей осени и зимы. Стоит некоторое время посмотреть на "работу" дятла. Последовательность его действий строго определенная. Долбит шишки большой пестрый дятел на так называемой кузнице. Это либо щель в дереве, либо специальное, сделанное дятлом углубление в стволе. Раздолбив шишку и вынув из нее семена, дятел летит на соседнее дерево за другой, которую приносит в клюве на то же место. Затем он резким движением головы и шеи выбрасывает старую шишку и вставляет в кузницу вновь принесенную. Если шишек много, то дятел подолгу пользуется одной и той же кузницей. В таком случае под деревом накапливается за зиму целая гора шишек, обработанных дятлом.

Наиболее тесно связана с хвойными деревьями жизнь клестов. В средней полосе могут быть встречены все три вида, обитающих в СССР: еловик, сосновик и белокрылый клест. Сосновик теснее всего связан питанием с сосной, еловик - с елью, а белокрылый клест - с лиственницей. Однако все три вида могут кормиться как семенами ели, так и сосны и лиственницы.

Еловик - самый обычный и массовый вид, но встречается и выводит птенцов он у нас нерегулярно, лишь в годы урожая еловых семян, примерно 2-3 раза в десятилетие. Это не означает, что клесты менее плодовиты, чем остальные воробьиные птицы, размножающиеся, как правило, ежегодно. Закончив размножение, клесты вместе с молодыми птицами, покидающими гнезда обычно в марте, с весны снова начинают кочевать в поисках района плодоношения ели. При этом они иногда перемещаются на сотни километров. Во время странствий их отмечали даже в абсолютно безлесных районах - в степях и полупустынях. Обнаружив места, благоприятные в кормовом отношении, они оседают и следующей зимой приступают здесь к размножению.

Под Ленинградом и Москвой в годы плодоношения ели клесты-еловики, до этого отсутствовавшие, начинают появляться уже с июня. В течение июля, августа и сентября количество их заметно прибывает. В это время они еще ведут кочевой образ жизни, постоянно меняя место своего пребывания. Держатся клесты стайками по 15-30 птиц. Чаще всего мы видим их летящими над лесом. Полет у них, как и у других вьюрковых, волнообразный. Птицы непрерывно перекликаются высокими отрывистыми голосами "тик-тик-тик...". Когда клесты, найдя ель, увешанную шишками, разместятся в ее кроне и приступят к кормежке, голос их становится более низким, цокающим: "цок-цок-цок...". Доставая семена, птицы подвешиваются к самой шишке. Часто шишка под тяжестью птицы обрывается и летит вниз. Когда кормится стая клестов, то шишки падают на землю одна за другой. Если эти шишки собрать, то можно убедиться в том, что многие из них совсем целые, а в остальных сохраняется большое количество семян. Таким образом, кормятся клесты очень непроизводительно. Однако семена, находящиеся в этих шишках, не пропадают, а как подметил А. Н. Формозов, являются кормом для других животных, в частности белки, которая использует их не только осенью и зимой, но и летом следующего года, когда в шишках, оставшихся висеть на елках, семян уже нет.

Клесты - птицы, замечательные во многих отношениях, но прежде всего они привлекают внимание необычным строением клюва и способностью размножаться в середине зимы при температуре воздуха минус 30-35 градусов. Строение клюва указывает на давнюю и тесную связь клестов с хвойными деревьями. Концы челюстей у них искривлены и перекрещиваются. Это дает возможность птице с легкостью отгибать плотно прижатые друг к другу кроющие чешуйки и извлекать семена с помощью подвижного и сильного языка. Интересно, что у птенцов клеста клюв еще прямой, такой же, как и у слетков других вьюрковых. Искривление челюстей наступает уже после вылета из гнезда, по наблюдениям Т. А. Рымкевич примерно в полуторамесячном возрасте.

Рис. 114. Клест-еловик зимой у гнезда с птенцами (фото Ю. Пукинского)
Рис. 114. Клест-еловик зимой у гнезда с птенцами (фото Ю. Пукинского)

Брачное поведение клестов начинается вскоре после завершения линьки, обычно в ноябре. Самцы активно поют, рассаживаясь на вершинах елей, совершают токовые полеты, гоняются за самками. Иногда можно увидеть, как они кормят их. Это один из элементов ритуала ухаживания. Пары образуются в декабре. Количество их постепенно увеличивается, так как новые и новые партии клестов еще продолжают прибывать в район размножения. В связи с этим общие сроки строительства гнезда и откладки яиц у клестов растягиваются на несколько месяцев. Свежие кладки можно найти с января по май. Однако основная масса птенцов появляется в марте, когда семена ели стали наиболее питательными, но еще не высыпались из шишек. Таким образом, сроки размножения клестов контролируются пищевым фактором, а не светом, как у других птиц. Развитие гонад у них приходится на самое темное время года.

Гнездо клеста строится из веточек хвойных деревьев, лишайников и мха и располагается чаще всего на сосне на высоте 5-15 метров, но при гнездовании на лесных моховых болотах гораздо ниже. В этих случаях клесты гнездятся на небольших соснах и елях на высоте 1,5-3 метра от земли. Для регулярных наблюдений такие гнезда, естественно, более удобны. Самка клеста откладывает в гнездо обычно 4, реже 3 или 5 голубоватых с красновато-бурыми пятнышками яиц. Птенцы вылупляются с темным пухом на голове, плечах, спине, локтях, бедрах, голенях и брюшке. Степень опушенности их тела ничуть не большая, чем у птенцов других вьюрковых. Характер расположения пуха примерно такой же. Таким образом, специальных защитных приспособлений в их "одежде" установить не удается. От морозов и снегопадов защищает их самка, которая неотлучно сидит на птенцах и обогревает их своим телом до тех пор, пока они не оперятся. Общая продолжительность пребывания птенцов в гнезде составляет около трех недель.

Когда самки сядут на яйца, поведение клестов становится менее заметным. В это время самцы заняты добыванием корма и поют значительно реже. Подлетают к гнезду они не чаще 2-3 раз в час, но приносят сразу большие порции корма, состоящие из очищенных еловых семян. Самец отдает пищу самке, а та кормит птенцов.

Из воробьиных птиц, питающихся вегетативными частями хвойных деревьев, укажем на щуров. В средних широтах они обычно встречаются на пролете - поздней осенью и в конце зимы, когда уже начинается их весеннее продвижение на север. Чаще всего их можно увидеть в еловом лесу. Держатся они всегда стайками. Птицы постоянно перекликаются короткими тихими посвистами "фи-фи" или издают более громкие переливчатые звуки "люльи-люльи". Наблюдать за щурами во время их остановок на отдых и кормежку очень интересно. Они непугливы и могут подпустить на близкое расстояние. Это довольно крупные птицы, их оперение, так же как и у клестов, сильно варьирует в зависимости от возраста и пола: старые самцы малиново-розовые, молодые самцы (до двух лет) оранжевые, самки зеленовато-серые с желтым налетом. В бинокль можно проследить, как и чем питаются щуры. Сидя на верхних или боковых ветвях елей, они время от времени вытягиваются и, изогнув шею, откусывают с конца ветки почку. Прежде чем проглотить, щур очищает ее от шелухи. Еловые и сосновые почки составляют основу питания щуров. Однако весьма охотно они едят семена можжевельника и рябины. Во время кормежки стайки щуров некоторые самцы взлетают на вершину ели и издают громкие мелодичные посвисты. Это песня щура. Она очень оживляет зимний лес.

Хвоя сосны служит основой зимнего питания самой крупной нашей лесной птицы - глухаря. Масса взрослого самца составляет около 4,5 килограмма. Живут глухари зимой главным образом в борах-беломошниках. Однако видеть эту чрезвычайно осторожную птицу на экскурсиях удается редко. Значительно чаще приходится довольствоваться следами ее деятельности. Прежде всего это деревья, на которых глухари недавно кормились. Под ними во множестве валяются оброненные птицами свежие веточки сосны и глухариный помет, состоящий из спрессованных, прошедших через кишечный тракт, хвоинок. Кроны сосен, на которых кормились глухари, обычно сильно пощипаны. Имеются прямые наблюдения М. В. Калинина, указывающие на то, что глухари любят посещать одни и те же деревья изо дня в день.

Питаться хвоей глухарь начинает с осени, когда еще нет снега, но уже наступают холода. По мнению Р. Л. Потапова, именно это, то есть понижение температуры и повышение расхода энергии, определяет переход глухаря на питание хвоей - кормом, значительно более калорийным, чем ягоды. За одну кормежку он набивает в зоб 200-250 граммов хвои. Иногда глухари поедают и еловые веточки, а также ягоды и хвою можжевельника, листья осины и хвою лиственницы. Тетерев изредка тоже кормится можжевеловыми ягодами и молодыми шишечками сосны. Но в основном он питается зимой почками и сережками лиственных пород деревьев.

Потребители семян и вегетативных частей лиственных пород. Осенью и зимой птиц, как правило, приходится встречать на березе или ольхе. Главными потребителями семян этих деревьев являются чечетки и чижи. Особенно часто попадаются на экскурсиях чечетки. Обычно их замечают летящими над полем или мелколесьем. Издали стая этих птиц иногда похожа на темное движущееся облачко, постоянно меняющее свою форму. Птицы летят кучно, беспрестанно издавая свой призывный крик "чичичи-чии..." - звук, очень характерный для зимнего пейзажа. Опустившись на березу или ольху, чечетки буквально обсыпают своими тельцами крону дерева. Рассевшись в различных позах, отыскивают в ольховых или березовых шишечках уцелевшие семена, щиплют сережки, теребят почки деревьев. Они доверчивы, подпускают близко, а будучи вспугнутыми, слетают не все сразу. Часть их остается сидеть на дереве. Тогда между птицами возникает перекличка. Они издают жалобные позывы "пяйи". После того как птицы воссоединятся, стайки улетают. К концу зимы, когда в шишечках почти не остается семян, чечетки кормятся на сорных травах - лебеде, крапиве, полыни. В неурожайные на семена березы и ольхи годы они заняты этой деятельностью уже с осени.

Рис. 115. Чечетка (рис. А. Формозова)
Рис. 115. Чечетка (рис. А. Формозова)

Чечетки немногим меньше воробья. Окраска их оперения различна в зависимости от пола и возраста. В этом можно убедиться, если в бинокль рассмотреть поочередно чечеток, сидящих на дереве. У всех птиц малиновая шапочка и темное пятно на горле. Остальное оперение серое (самки и молодые), но у некоторых (старые самцы) имеется розовый налет на груди.

Чиж по повадкам и общей манере держаться похож на чечетку. Однако по голосу чижей всегда можно узнать, даже когда они летят на большом расстоянии: слышится постоянно повторяемый "тили-тии...". Полет у чижей стремительный и волнообразный. Это очень живые и энергичные птицы, они часто стайками летают высоко над лесом. В большом количестве встречаются в сентябре-октябре и в марте-апреле, когда идет их пролет. В середине зимы они довольно редки, но в годы урожая их основного корма - семян березы - очень заметны. Во время кормежек чижи подымают большой шум и издали обращают на себя внимание. С вершины березы, на которой они разместились, доносятся их разнообразные голоса: пилиликанье, обрывки песен старых самцов, трескучее чириканье ссорящихся птиц и т. п. Рассматривать их надо в бинокль. Они такой же величины, как и чечетки. У самцов оперение желтовато-зеленое, верх головы черный. Самки не имеют черного цвета на голове. Общая окраска их оперения зеленовато-серая с темными продольными пестринами.

Рис. 116. Чиж-самец (рис. А. Комарова)
Рис. 116. Чиж-самец (рис. А. Комарова)

После того как с берез слетит листва, по утрам на них можно заметить крупных черных птиц. Это тетерева, для которых почки, сережки и побеги березы являются основным кормом в зимний период. Чтобы увидеть тетеревов во время их кормежки, надо выбраться на экскурсию пораньше и в раннеутренние часы быть уже среди березового мелколесья, подальше от поселка. Тетерева очень осторожны, и разглядывать их приходится издали. Осенью, когда самцы и самки держатся еще в общих стаях, облик сидящих на березах птиц различен. Некоторые из них черные, только на крыльях и под хвостом у них заметны участки белого пера. Это самцы. Охотники их называют косачами за характерные, изогнутые кнаружи длинные перья хвоста. Они ясно выделяются на фоне утреннего неба. Самки, которых обычно бывает меньше, имеют коричневатое оперение. Птицы с шумом перелетают с одного дерева на другое, и по тому как сильно качаются под ними ветки, можно заключить, что тетерева тяжелые птицы. Масса самцов около 1,5 килограмма. Одни из них сидят неподвижно, другие тянутся за сережками и почками. Их голоса и шум крыльев слышатся издали. Внезапно птицы настораживаются и вытягивают шеи.

Раздается гнусавый тревожный крик "кукакаррка", и затем один за другим тетерева с шумом срываются с дерева, испуганные приближением людей. Силуэт летящих тетеревов с короткими изогнутыми крыльями весьма характерен. Перемещаясь, птицы чередуют машущий полет с планированием, во время которого, несмотря на значительную массу, не снижают высоты полета. Это объясняется тем, что крылья тетеревов, как и других куриных, благодаря их выпукло-вогнутой форме обладают значительной подъемной силой: при большой скорости планирования давление на них воздуха снизу сильнее, чем сверху.

Рис. 117. Силуэты летящих тетеревов (рис. А. Формозова)
Рис. 117. Силуэты летящих тетеревов (рис. А. Формозова)

Как и глухари, тетерева на ночь зарываются в снег. В морозы они сидят в снежных норах почти целые сутки и вылетают на кормежку только один раз. Для ночлега выбираются участки с глубоким и рыхлым снегом. Зная места, куда тетерева летают ночевать, можно подобраться к ним на лыжах довольно близко. Вылетают они по очереди, иногда из-под самых лыж, вздымая клубы снежной пыли. Если попасть на ночевку крупной стаи (30-40 птиц), то стремительные взлеты и громкие хлопки крыльев доносятся со всех сторон. Вылет большой стаи тетеревов из-под снега иногда продолжается несколько минут и производит огромное впечатление. В оттепель тетерева обычно в снег не зарываются. Влажный снег теряет свои теплоизоляционные свойства и, кроме того, у птиц оперение может переувлажниться. В ясные и теплые зимние дни, даже под Новый год, можно услышать бормотание тетеревов и увидеть их издали на поляне. Собравшись группой в одном месте, самцы бродят, опустив крылья, оставляя на снегу крестики следов и свои "чертежи".

Если снег достаточно глубок, то лунка, покинутая тетеревом, имеет два отверстия: входное и выходное - со следами крыльев. Камера, в которой птица проводит ночь, находится под слоем снега, и на дне ее всегда можно обнаружить экскременты - колбаски длиной около 3 сантиметров, а также так называемые выбросы слепых кишок - густую маслянистую жидкость, пропитывающую снег. У всех тетеревиных слепые кишки развиты очень хорошо. Их назначение - увеличить всасывающую поверхность и осуществлять дальнейшую переработку пищевого экстракта, попадающего в слепые отростки после прохождения грубого веточного корма через тонкий кишечник. Пищеварение в слепых кишках идет сутки или двое. Грубые остатки пищи в виде колбасок выводятся наружу значительно скорее. Таким образом, благодаря пищеварительной функции слепых кишок питательные вещества, содержащиеся в веточных кормах, используются тетеревиными с максимальной полнотой. Изучение функции слепых кишок у птиц - вопрос сравнительно новый, представляющий большой общебиологический интерес. Сведения, изложенные выше, основаны на результатах специальных исследований, проведенных О. И. Семеновым-Тяншанским, Р. Л. Потаповым и А. В. Андреевым. К их работам мы и отсылаем читателей за более подробными сведениями.

Следы кормежки белых куропаток надо искать в речных долинах, на открытых побережьях озер, на гарях и в других местах, где растут ивовые кусты и молодые березки, почками и побегами которых куропатки питаются зимой. Птицы достают их с поверхности снега, бегая от куста к кусту. Густое оперение ног облегчает их передвижение по снегу. Куропатки - стайные птицы, поэтому там, где они кормились, встречается множество следов-дорожек, идущих в разных направлениях.

Сережками и почками ольхи, частично березы питаются рябчики. Зимой они живут парами или поодиночке. Увидеть рябчика во время кормежки трудно. Чаще приходится вспугивать его с дерева или из снежной норы и наблюдать в полете. Лунка рябчика меньше тетеревиной, и экскременты на ее дне более короткие (около 2 сантиметров) и окрашены обычно в ржаво-коричневый цвет.

Итак, пищевые связи тетеревиных птиц в осенне-зимний период достаточно определенные. Все они питаются веточными кормами, при этом глухарь связан с сосной, тетерев - с березой, белая куропатка - с ивой, а рябчик - с ольхой.

Осенью, когда созревают желуди, нужно обязательно посетить старый парк или дубовую рощу. Здесь обычно бывает много соек и поползней, питающихся в это время желудями. Особенно часто слышатся резкие и неприятные голоса соек. Закричит одна, заметив человека, и сразу же к ней присоединяются другие. Возникает перекличка. Мелькая белыми надхвостьями, сойки начинают совершать короткие перелеты, и вскоре все исчезают. В парк сойки слетаются на дубы со значительной территории прилегающего леса. Наиболее интенсивный лет бывает рано утром и перед заходом солнца. Набив желудями ротовую полость и пищевод, сойка летит обратно в лес, где прячет их в лесной подстилке про запас. Желуди она заносит иногда на расстояние нескольких километров от дубовых насаждений. Таким образом, сойка играет большую роль в расселении дуба. Отыскиваются запрятанные желуди обычно зимой, и сойки выкапывают их из-под снега. Следы этой деятельности в виде копанок и отпечатков ног и крыльев на снегу часто приходится встречать во время зимних экскурсий по парку или дубовой роще.

Присутствие в парке или лесу поползня установить нетрудно. Он постоянно подает голос, издавая свое характерное "твуть-твуть-твуть..." или "сить-сить-сить...". Сначала слышен крик, и затем, по голосу, находишь саму птицу. Она всегда поражает способностью быстро лазать по стволам деревьев, причем во всех направлениях, даже вниз головой. Найдя желудь, поползень быстро засовывает его в щель дерева и начинает долбить клювом. На экскурсиях иногда попадаются такие вставленные в кору и недоеденные желуди. К ним поползень возвращается неоднократно.

Рис. 118. Пищуха (рис. А. Формозова)
Рис. 118. Пищуха (рис. А. Формозова)

Насекомоядные птицы зимнего леса. В зимнюю пору иногда долго приходится бродить по лесу, прежде чем услышишь голос какой-нибудь птицы. Чаще всего это голоса синиц и корольков. Заслышав доносящееся издали тонкое попискивание, следует направиться в сторону звука, так как в этом случае может представиться возможность познакомиться сразу с несколькими видами птиц. "Синичья стая" обычно состоит из различных видов синиц, а также присоединившихся к ним желтоголовых корольков, нередко пищух, поползней и даже какого-нибудь дятла. Связывают этих птиц общие корма - зимующие на деревьях насекомые и семена хвойных растений. Наиболее заметны пухляки, которые держатся на виду и чаще других издают звуки. При приближении человека они начинают цикать и ворчливо шипеть "циди-чшш-чшш-чшш". Хохлатые синицы ведут себя скромнее. Обычно они прыгают в кронах сосен, откуда доносится их дрожащая непродолжительная трелька "тррэ-тррэрэ". Иногда они спускаются совсем низко, обыскивают пни и подножия деревьев. Спутать хохлатую синицу с другой птицей невозможно: на голове у нее очень высокий заостренный хохолок из перьев, имеющих чешуйчатый рисунок. По наблюдениям А. В. Бардина пухлякам, хохлатым синицам, а также гаичкам свойственно запасание корма. Найдя насекомое или семечко сосны, они прячут корм в новое место. Использование запасов коллективное. Каждая стайка синиц в осенне-зимний период имеет определенную территорию, которую систематически обыскивает. Запасы используются в те дни, когда найти корм бывает трудно. Особую активность по запасанию кормов синицы проявляют в сентябре и октябре.

Рис. 119. Хохлатая синица (рис. А. Формозова)
Рис. 119. Хохлатая синица (рис. А. Формозова)

Желтоголовые корольки держатся обычно высоко в кронах деревьев, выдавая свое присутствие беспрестанным тоненьким посвистыванием "сисисиси-сисиси...". По причине очень мелких размеров их бывает нелегко рассмотреть среди густых крон елей. Обычно их замечаешь, когда они порхающим полетом перелетают с дерева на дерево или, быстро махая крылышками, висят в воздухе у конца еловой лапы. Изредка они спускаются вниз и кормятся на нижних ветвях. В таком случае удается рассмотреть все детали их оперения и понять, почему эту птичку и по-латыни (regulus), и по-русски называют корольком, - за золото на голове.

В синичьих стаях в некоторые годы присутствуют также московки, а в лиственных рощах вместе с гаичками кочуют лазоревки.

Стайки длиннохвостых синиц держатся обособленно. Птицы ловко подвешиваются спиной вниз к тонким веточкам и постоянно перелетают от дерева к дереву волнообразным полетом, сопровождая свои действия призывным сигналом "сиси-си... сисиси...". Иногда они издают также короткое "црр... црр". Кормовые суточные кочевки их имеют определенные маршруты, по которым птицы передвигаются, следуя одна за другой. Зимой стайки длиннохвостых синиц чаще всего можно встретить в парках, лиственных или смешанных рощах, а также в зарослях ивовых кустов, по долинам рек или на болотах. Ночевки у этих синиц общественные. Птицы тесно прижимаются одна к другой, уменьшая тем самым общую поверхность теплоотдачи и взаимно обогревая друг друга. Без такой коллективной терморегуляции синицам не пережить морозную ночь.

Все синицы насекомоядны, хотя большинство их охотно поедает и семена деревьев и трав. С лесохозяйственной точки зрения синицы представляют огромную ценность. Эти птицы уничтожают самых разнообразных вредителей леса, причем в течение круглого года, производя тем самым важную профилактическую работу.

Из других насекомоядных птиц на зимних экскурсиях в лесу встречаются древолазы - различные виды дятлов, пищуха и поползень. Все наши дятлы принадлежат к числу полезных птиц. Причиняемый ими вред - порча древесины, поедание муравьев, уничтожение семян- ничтожен, особенно в сравнении с пользой, которую они приносят, истребляя опаснейших вредителей леса. Специальные исследования А. А. Иноземцева показали, что даже в неурожайные на семена ели и сосны годы самый многочисленный у нас большой пестрый дятел, который всю осень и зиму питается исключительно семенами хвойных деревьев, способен уничтожить лишь несколько процентов их общего запаса. Все остальные виды наших дятлов насекомоядны. Многие из них, в общем, редкие птицы.

Рис. 120. Малый пестрый дятел (рис. А. Комарова)
Рис. 120. Малый пестрый дятел (рис. А. Комарова)

Трехпалый дятел бывает обычным лишь в годы налета его из северных областей тайги. Искать его надо в средневозрастных ельниках. Во время кормежки он подолгу сидит на одном и том же большом дереве, поедая различных короедов (граверов, типографов) и их личинки. Белоспинный дятел связан зимой с березовыми древостоями. Если ствол березы сильно заражен личинками березового заболонника и усачей, дятел долбит его чуть ли не целый день. Вокруг дерева, на котором кормился белоспинный дятел, обычно валяется древесная труха, куски березовой коры и гнилой древесины. Малый пестрый дятел совсем крошка, и встреча с ним всегда приятна. Он доверчив и подпускает к себе близко. Свое присутствие он часто выдает высоким неторопливым писком - повторяющимся несколько раз подряд "пии-пии-пии-пии-пии". Полет, как у всех дятлов, волнообразный. Зимой он придерживается лиственных мелколесий, пойм рек, садов и парков. Иногда залетает даже в крупные города. Средний пестрый дятел, живущий в зоне смешанных лесов и дубрав, добывает насекомых с поверхности стволов, из трещин и складок коры. Древесину он долбит редко. Седой и зеленый дятлы сходны по своей пищевой специализации. Они тоже редко долбят деревья, а питаются в основном муравьями, которых добывают, раскапывая муравейники. Чаще всего этих дятлов встречают в смешанных или лиственных лесах, а также в парках.

Рис. 121. Черный дятел, или желна (рис. А. Формозова)
Рис. 121. Черный дятел, или желна (рис. А. Формозова)

Черный дятел, или желна, - самый колоритный из всех дятлов, привлекающий внимание внешностью и голосом. Его присутствие в лесу всегда радует, и не только потому, что при встрече с ним мелькает мысль: "Значит, сохранились еще в лесах крупные деревья, в которых он может гнездиться!" Радует само появление этой птицы, на первый взгляд несуразной и необычной, но обладающей самобытной притягательной силой. Трудно сказать, в чем именно необычность и привлекательность черного дятла. В нем, пожалуй, все необычно: черное оперение, какой-то дикий взгляд почти бесцветных глаз с совершенно особой формой зрачка, привычка выглядывать из-за ствола дерева, огромный светлый клюв, которым дятел орудует, как плотник долотом. В народе его и называют "черным плотником". В поисках насекомых он иногда сокрушает огромные старые пни и выдалбливает большие отверстия в стволах деревьев. Известны случаи, когда черный дятел проникал внутрь заколоченных на зиму домов, делая крупные дыры в толстых свежих досках и поедал зимующих в доме насекомых, в том числе и тараканов. Каким образом, спрашивается, он мог догадаться, что в доме живут насекомые? Неясно также, какими органами чувств руководствуется черный дятел, когда он, выдалбливая углубления в виде воронок в крупных елях, добирается наконец до муравьев, обитающих в гнилой древесине толстого дерева. Осматривает ли он дерево, выстукивает или, может быть, вынюхивает? Одним словом, в биологии и поведении черного дятла еще не все ясно, хотя о нем и написано довольно много статей.

Рис. 122. Следы деятельности черного дятла (фото С. Роо)
Рис. 122. Следы деятельности черного дятла (фото С. Роо)

Особый интерес представляют его голосовые реакции. Они более разнообразны, чем у других дятлов. На орнитологических экскурсиях довольно часто приходится слышать прерывистую трель дятла, которую он издает на лету, и обязательно следующий за ней, когда желна сядет на дерево, громкий жалобный вопль "ткяя", повторяемый несколько раз. Какой смысл этого крика? Охрана территории? Или, может быть, крик одиночества? Человеческим ухом он воспринимается как призыв к себе подобным. Во всяком случае, издав сигнал, дятел долго прислушивается, а услышав ответ, подлетает, интересуется. Тем не менее черные дятлы предпочитают держаться всю осень и часть зимы поодиночке. Может быть, они все-таки поддерживают голосовой контакт друг с другом, но на большом расстоянии? Как, иначе, можно объяснить начало образования пар в середине зимы? Все эти вопросы надо еще выяснять.

Птицы на приусадебных участках и на кормовых столиках

Если на приусадебном участке есть фруктовые деревья, огород с картофельником, ягодные кустарники, растут хотя бы отдельные кусты ирги, бузины и сирени, а около дома - рябина, то наблюдения на таком участке могут быть очень интересными. За лето и осень здесь, почти не сходя с места, можно познакомиться по крайней мере с сорока видами птиц. Если же регулярно подкармливать птиц на кормовом столике, то удовольствие смотреть на птиц можно продлить до глубокой зимы и ранней весны. На кормушках из окна дома иногда удается наблюдать до двадцати видов птиц.

На приусадебном участке. Заметное увеличение птиц на приусадебных участках начинается уже с конца июля. В садах появляются поползни, пищухи, белоспинные и малые пестрые дятлы, гаички, большие синицы. В поисках насекомых они рыскают по стволам и ветвям фруктовых деревьев, прыгают по заборам, где ловят пауков и мух. Временами на приусадебном участке делают остановку стайки наполовину вылинявших зябликов и овсянок. На провода постоянно присаживаются начавшие миграцию лесные коньки, желтые трясогузки, береговые, деревенские и городские ласточки. Резко увеличиваются в числе белые трясогузки. Ловя насекомых, они быстро бегают по дорожкам и по крышам домов. В картофельниках скрытые ботвой юркают различные пеночки, славки и камышевки. Их караулят там целыми днями кошки. На удивление всем, они иногда приносят домой даже редких птиц, пребывание которых до этого не было замечено, - садовых камышевок, овсянок-ремезов, соловьев. И только сильная любовь хозяев к своим кошкам позволяет им не замечать того вреда, который приносят птичьему населению их любимицы.

Наибольшее количество видов птиц в конце июля и в августе слетается на ягоды ирги, или коринки. Ирга - типичное приусадебное растение. Поэтому наблюдения можно проводить, даже не выходя из палисадника. Достаточно одного куста коринки и нескольких дней наблюдений, чтобы познакомиться с 10-15 видами птиц. Они то прилетают, то улетают. Состав их все время меняется. Одни, как, например, иволга, схватят ягоду, проглотят, а с другой поспешно летят кормить птенцов, кричащих поодаль. Некоторые: чечевица, коноплянка, зеленушка - задерживаются дольше. Они выедают сердцевину ягоды и оставляют висеть пустые оболочки на ветках. Дольше всех кормятся полевые воробьи, прилетающие целой гурьбой. Поедят ягод, потрут клюв о ветку и улетят. Кусты ирги любят также посещать все виды дроздов и славок. Славки, однако, охотнее поедают более мелкие ягоды бузины. На бузину и иргу слетаются также горихвостки и мухоловки - пеструшка и серая. Последняя часто срывает ягоду, не присаживаясь на ветку, на лету, то есть так, как это она делает, когда ловит бабочку или муху.

Рис. 123. Серая славка на бузине (фото А. Мальчевского)
Рис. 123. Серая славка на бузине (фото А. Мальчевского)

Спелая вишня привлекает в сады дроздов, иволгу и скворцов. Особый интерес представляют наблюдения за дубоносами. Питаются эти птицы ядрами костянковых плодов. Ядра косточек вишни - их излюбленный корм. Чтобы до них добраться, надо освободить косточку от мякоти и расколоть ее, что дубонос и делает с помощью своего мощного клюва. Дубонос фиксирует косточку в строго определенном положении, ставя на ребро и зажимая между двумя большими буграми, расположенными в задней части рогового нёба. Раздается щелкающий звук, и косточка раскалывается на две половинки по шву. Давление, которое могут развивать челюсти дубоноса, по наблюдениям Б. В. Некрасова, составляет 45-72 килограмма. Эта птица в состоянии расколоть даже небольшую косточку сливы. Под деревом, на котором кормились дубоносы, можно найти разбросанную мякоть вишни и множество пустых половинок косточек. Покормившись на вишнях, птицы обычно летят на водопой, и здесь сразу же бывает видно, что они прилетели из вишневого сада: их клювы, как в крови, - испачканы вишневым соком.

Уже с конца августа и в сентябре, когда рябина станет оранжево-красной, усадьбы начинают посещать стаи дроздов-рябинников. Несколько позднее, в конце сентября - октябре, к ним присоединяются свиристели. Всю осень и зиму оставшейся рябиной прилетают кормиться снегири, а в некоторые годы, особенно богатые рябиной, - также и щуры.

Рис. 124. Дрозд-рябинник (рис. В. Федотова)
Рис. 124. Дрозд-рябинник (рис. В. Федотова)

Дрозды и свиристели обычно налетят крупной стаей, покормятся и улетят. Долго на одном месте они не задерживаются. Наиболее постоянные посетители усадеб, пожалуй, снегири. Крупных стай они не образуют, держатся вместе по нескольку птиц, которые могут посещать определенный участок изо дня в день. С тихим хрипловатым посвистыванием они рассаживаются на рябине и не спеша принимаются за свой любимый корм. Если внимательно наблюдать за тем, как снегири едят рябину, можно увидеть, что они мякоть выбрасывают, а поедают только семена. Поэтому под деревом, на котором кормились снегири, всегда можно найти на снегу ягоды рябины с выеденной серединой. Точно так же поступают и щуры. Снегирей можно увидеть и кормящимися на ясенях и кленах. В годы неурожая рябины, если семян ясеня много, эти птицы питаются ими почти всю зиму и лишь в конце ее переходят на семена травянистых растений.

В противоположность снегирям дрозды и свиристели - птицы, распространяющие семена рябины. Они проглатывают ягоду целиком, но усваивают только мякоть. Семена не перевариваются и вместе с испражнениями разносятся, попадают в почву и прорастают. Когда мы находим в лесу одиночно растущую рябину, можно определенно сказать, что занесена она была сюда птицами.

Свиристель - птица с хохлом на голове, размером чуть меньше скворца. Окраска ее необыкновенная. В бинокль удается рассмотреть темную полосу, идущую через глаз, черное горло и желтые полоски на хвосте и крыльях. С близкого расстояния можно заметить еще кроваво-красные роговые пластинки на концах маховых и рулевых перьев, характерные только для свиристелей. Рябина - их излюбленный корм. Эти птицы чрезвычайно прожорливы и способны за короткий срок очистить от ягод все дерево. Со свиристелями как бы соревнуются дрозды-рябинники. Они держатся осенью и зимой крупными стаями, насчитывающими порою сотни птиц. Иногда они налетают на кусты черноплодной рябины и объедают их. Находясь в стае, дрозды-рябинники непрерывно перекликаются визгливыми и трещащими голосами. Они осторожны и близко к себе не подпускают. Рассматривать их приходится издали. Во время кормежки часть дроздов всегда находится на наблюдательных пунктах, остальные поспешно склевывают ягоды, при этом птицы постоянно меняются местами. Крик тревоги дозорных птиц подымает в воздух всю стаю.

На кормушках. Кормушки для птиц на окнах и кормовые столики в саду могут доставить много радости людям и пользы птицам. Рассматривать птиц вблизи всегда приятно: выявляются детали окраски, новые черты поведения, особенности питания. Здесь птицы кажутся красивее и милее, чем издали. Надо только помнить, что обманывать птиц нельзя. Нужно подкармливать их систематически, без перерывов, иначе можно им навредить. Многие из них задержались и стали вести оседлый образ жизни только из-за подкормки. Привыкнув находить корм на определенном месте каждый день, они, не найдя его, будут ждать, терять время и силы и в морозные дни могут погибнуть.

Охотнее других посещает кормушки большая синица. Это самая обычная из синиц. Своей подвижностью и звонким голосом она сразу же обращает на себя внимание. Голосовые ее реакции довольно разнообразны. Некоторые позывы можно передать как "ци-ци-фюйть", "пинь-пинь-тррр" или "циу-зизизизи". Чаще всего, однако, слышится ее звонкое "пинь... пинь", совсем как у зяблика. В морозные дни на кормушке иногда собирается до 25-30 синиц. Здесь и старые самцы с очень широкой черной полосой посреди желтого низа, и самки, и молодые с чуть заметным "галстуком". Охотнее всего синицы клюют сало, сырные корочки и семена подсолнуха. Каждая птица долго на кормушке не задерживается: схватит семечко, сразу же отлетит в сторону и начинает долбить, зажав в лапу.

Рис. 126. Московка (рис. А. Комарова)
Рис. 126. Московка (рис. А. Комарова)

Другие виды синиц: хохлатая, пухляк, гаичка, московка и лазоревка - сравнительно редко посещают кормовые столики. Из них наиболее эффектна лазоревка, особенно в солнечный зимний день, когда голубой, желтый и белый цвета ее оперения выявляются в полной мере. Московка встречается не каждый год. В наших краях она бывает в большом количестве лишь в годы урожая еловых семян. По своим размерам московка заметно меньше большой синицы. Голова и шея у нее черные, грудь и брюшко беловатые, щеки и пятно на затылке белые, остальное оперение зеленовато-серое.

Рис. 125. Большая синица - самец (рис. А. Комарова)
Рис. 125. Большая синица - самец (рис. А. Комарова)

Все синицы непоседливы и долго на кормушке не задерживаются. Очень стремителен в движениях и поползень. Появляется он на кормушке внезапно, торопливо набирает сразу несколько семечек, укладывает их в свой длинный клюв рядком и столь же поспешно улетает. Через минуту поползень появляется вновь и, опять набрав семечек, удаляется. Пока есть подходящий для него корм, он будет все время его таскать и прятать в щелях стволов и под корой растущих поодаль деревьев. Это его запасы, которые поползень рассовывает в разные места.

Всегда приятно увидеть на кормушке черного дрозда. Он довольно крупный, сплошь черный, с оранжевым клювом. Сушеной рябиной и творогом его можно привадить, и он будет посещать кормушку ежедневно. Во многих областях черные дрозды теперь довольно обычны, но на зиму у нас остаются главным образом самцы.

Большой пестрый дятел - тоже украшение кормового столика. В лесах он питается зимой почти исключительно семенами сосны. Здесь же поедает всякую всячину, демонстрируя свою потенциальную многоядность. Он охотно ест даже макароны из супа. Однако среди птиц, прилетающих на кормушки, самые всеядные - это сорока и сойка. Если их не пугать, они способны за один прилет съесть все, что было положено в кормушку. Более осторожная сойка склевывает пищу поспешнее сороки. При каждом глотке она забавно изгибает шею и кивает головой.

Группа зерноядных птиц, посещающих кормушки, ведет себя иначе. Они размельчают семена, предварительно очищая их от несъедобных оболочек. Эта процедура требует времени, и они подолгу сидят на кормушке в сравнительно малоподвижных позах, производя быстрые шелушащие движения клювом. Обрабатываемое семя находится то на одной, то на другой стороне клюва, и бывает видно, как шелуха падает вниз. Так ведут себя, например, зеленушки, которых мы узнаем по зеленовато-серому оперению и желтым полоскам по бокам тела, овсянки, а также чечетки и чижи, посещающие кормушки реже других птиц. Надолго может "оккупировать" кормовой столик и стайка полевых воробьев, не давая подступиться к нему даже большим синицам.

Степень видового разнообразия птиц, посещающих кормовой столик, во многом зависит от состава предлагаемых им кормов. Всевозможные остатки от стола человека: крошки творога, хлеба, булки, сыра - привлекают домовых воробьев, больших синиц, сойку, сороку, большого пестрого дятла и некоторых других птиц. Для сойки хорошо также выкладывать желуди. Семена подсолнуха любит поползень. Они же являются основным кормом больших синиц. В морозные дни подсолнух следует подавить бутылкой, так как синицам трудно бывает его долбить. Лапки у них мерзнут, и крепко обхватить семечко они не могут. Для больших синиц подвешивают также кусочки сала. Зерноядных птиц можно привлекать смесью конопли, проса, овса и овсянки. Очень хорошо добавлять и семена крапивы, лебеды, ольхи, сосны и ели, которые иногда удается заготовить заранее. Тогда на кормушках появятся зеленушки, снегири, обыкновенные овсянки, иногда коноплянки, чечетки и чижи, а также мелкие виды синиц - московка, хохлатая, пухляк, гаичка. Многие любители птиц осенью заготовляют для птиц ягоды рябины, бузины, боярышника, которые привлекают свиристелей, щуров, снегирей. Ягоды - излюбленный корм и черного дрозда. Этот красавец робок и осторожен, и смотреть на него надо, не взмахивая от восторга руками.

К настоящей книге нельзя относиться как к справочнику, в котором можно найти ответ на любой вопрос, возникающий на орнитологической экскурсии. Всегда можно встретить таких птиц и оказаться свидетелем таких сторон их жизнедеятельности, о которых речи в этой книге не было. Отдельные трудные для наблюдения явления в ней специально не освещены. Точно так же намеренно опущены данные о ряде видов птиц, очень редко попадающихся на глаза. Биология даже самых обычных птиц изложена в "Орнитологических экскурсиях" кратко. Все это означает, что для успешного проведения наблюдений за птицами необходимо читать специальную литературу. Ее довольно много. В прилагаемый к книге список смогли войти лишь некоторые работы, наиболее близкие по тематике.

Чтение книг, однако, никогда не заменит личного опыта общения с птицами в природе. Для понимания жизни птиц именно он необходим прежде всего. Только с опытом приходит умение подмечать новое, еще неизвестное. В этом отношении орнитологические экскурсии таят в себе непредвиденные возможности. Надо всегда помнить, что в природе можно увидеть больше того, что сказано в любой книге.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Светильник арктик промышленный светильник axion-electro.ru.








© ORNITHOLOGY.SU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://ornithology.su/ 'Орнитология'
Рейтинг@Mail.ru